Голиаф

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Голиаф » Тридцать Три и Бёрдленд » Полицейское управление


Полицейское управление

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Здание полицейского управления Голиафа с помпезным фасадом в стиле ар-деко одно из самых заметных на Центральном проспекте. Высокое, многоэтажное, ослепительно белое, с венчающим крышу пятнадцатиметровым шпилем и двухметровой крылатой Фемидой на мраморном постаменте, украшающей парадную лестницу главного входа. Свободно попасть внутрь можно лишь в том случае, если вы служитель закона, всем остальным доступ по пропускам.
Офисы отделов – по борьбе с терроризмом, организованной преступностью, наркотиками, разведывательный и все прочие – занимают целые этажи, заражённые лихорадочной жизнедеятельностью бюрократической анархии. Верхний отведен под кабинеты высокопоставленного начальства. На первом – фойе, пропускной пункт, справочная, подсобные помещения. В управлении имеются склады, лаборатории, хранилища и камеры временного заключения. На крыше устроены посадочные площадки для вертолётов.
Все заведения вокруг, естественно, забиты полицейскими, и не только они. Кафе в соседнем здании для полицейский, бар на другой стороне улицы для полицейских, обширная стоянка для полицейских машин, частные магазины, продающие униформу и принадлежности для полицейских, и даже в парке поблизости прогуливаются и проводят тренировки… да, в основном копы.

Отредактировано Хантер (23.11.2010 12:28)

2

ООС: понедельник, вторая половина дня. Седьмой этаж. Отдел по борьбе с организованной преступностью.

» Городская клиника

Неприятный разговор, выволочка, разразившаяся перед всеми подчинёнными офицерами, как раз возвращавшимися с постов, трёхсуточное отстранение от службы за невыполнение должностных обязанностей, использование оружия не по назначению (интересно, он что, должен был от той твари трусами отмахиваться?) и сообщение о вычете средств на ремонт служебного авто из его собственной зарплаты – всё уже было позади. Он, конечно, мог возмутиться, в особенности последним решением, но как только Хантер попробовал что-то пробурчать с хмурым упрямством, Вайолетт взорвалась от бешенства, все её роговые отростки моментально стали пунцовыми, она орала не менее получаса во всю мощь своих динозавровых лёгких. Маклейн даже не совсем понимал, что именно, зато затылком чувствовал прижигающий взгляд каждого, кто проходил мимо её кабинета с застеклёнными стенами.
Конечно, он ничего не сказал о том парне, которого оставил в больнице, сузив увлекательное повествование до нападения монстров в ливень, но заглянуть в архивы посчитал не лишним. Если на дворняжку было хоть что-то, информацией не мешало подстраховаться.
За эти три дня ему настойчиво советовали не высовывать носа из дома и лежать пластом, чтобы не навлечь на себя ещё какие-нибудь бедствия. Дракониха не преминула напомнить и о долге трёхлетней давности. Тогда он шёл на повышение, и она убедила комиссию, что его "эмоциональная неуравновешенность", выявленная по психологическим тестам и скинувшая баллы до критической черты необходимого минимума, не скажется на качестве работы Хантера Маклейна. И что же? Теперь ей приходилось сомневаться в правильности сделанного выбора. Теперь он её подводил. Если вкратце, оглушая его звериным рёвом, она имела в виду именно это. После чего потребовала сдать оружие, удостоверение, написать подробный рапорт и отправить машину в мастерскую.
Со всем, кроме рапорта, он разделался в два счёта, а вот о чём писать на десяти страницах, Хантер решительно не представлял, поэтому спустя час после визита в мастерскую, посещения душа при местном полицейском спортзале и переодевания в запасную чистую форму, он всё ещё вымучивал из себя третью страницу, когда Мария с хлопком опустила на стол тонкую папку с подшивками и фотографиями.
Мария, девушка со строгим лицом и полноватой, ничуть не портившей её этим фигурой, работала у них в архивном отделе уже года полтора. Наглядный пример стереотипного представления о женщинах из далёкой Восточной России - толстая русая коса до пояса, светлые глаза, славянские черты. Короткий вздёрнутый носик и пухлые губы придавали её серьёзному внимательному взгляду милый оттенок чего-то ребяческого, капризного.
- На полчаса, Хантер, - добавила она с улыбкой. – Положи потом на стол, я заберу.
- Спасибо, детка, что бы я без тебя делал. Буду должен.
Она насмешливо фыркнула - за что он только не был ей должен – и оставила проводившего её взглядом Маклейна изучать документы на Сола. Выяснялись прелюбопытные факты, увы, не свидетельствовавшие в пользу младшего Мура.

Отредактировано Хантер (23.11.2010 19:27)

3

Городская клиника>>

У Джеймса не возникало каких-то особых эмоций при виде полицейского управления, скопления служебных машин, черной формы многочисленных служителей правопорядка.  Здесь жизнь была такой же, как в обычном учреждении. Мелькание озабоченных лиц, шуршание бумаг, планерки, обеды в кафе и прочее-прочее. И вместе с тем он сознавал, что выглядит в некотором смысле белой вороной в этом сборище лиц, так или иначе столкнувшихся с законом. Кто-то с одной стороны, кто-то с другой.
Джеймс хотел было припарковаться прямо перед зданием, но потом передумал. Отогнал джип подальше в проулок, припарковался в удобном месте, не рискуя быть запертым другими машинами. Свое пальто он оставил в машине. Несмотря на ливень в городе было душно.
Помпезное здание управления полиции снаружи было намного солиднее, чем внутри.
Внутри же так себе, в меру обшарпанный, требующий капитального ремонта среднестатистический офис. Скучно выкрашенные стены, скучные лестницы, скучные стеклянные перегородки и грязный по случаю ливня пол.
Хотя на верхних этажах ближе к кабинетам начальства  все могло выглядеть чуть более приличным.
За стеклом на пропуске сидел молоденький офицер.
Джеймс поймал его взгляд, подошел и кивнул.
- Я к Хантеру Маклейну.
На лице офицера явный вопрос «кто, куда, зачем?», поэтому Джеймс предвосхитил возможное озвучивание этих вопросов своим ответом и показал документы.
- По поводу неприятного происшествия, случившегося с его машиной. Хотел прояснить ситуацию.  Подтвердить, что это досадная случайность. Он мне звонил.
Джеймс вынул мобильник, порылся в принятых вызовах, нашел нужный номер, показал дисплей офицеру.
- Это ведь его номер, верно?
Офицер глянул на документы, на дисплей и простым кивком подтвердил. Джеймс едва сдержал хмыканье и щекочущее чувство в груди. Так его занимала сегодняшняя история, произошедшая с братом, просто… м-м-м…
Кто из них двоих  дурнее. Сол? Коп? И что из этого может, в конце концов, получиться?
Между тем офицер вернул паспорт, нажал кнопку пропускного турникета, назвал номер кабинета, в котором можно найти сержанта Маклейна и добавил, что он как раз сейчас, скорее всего, пишет объяснительную по поводу машины.
- О, спасибо. А мне казалось сорок седьмой.
Джеймс поднялся на нужный этаж и нашел требуемый кабинет. Пока шел и так и этак пытался вспомнить, какую фамилию ему сказал коп, когда звонил. Уоллис? Уиллис? М-м-м… Уилсон. Точно.
На этом этаже оказалось так же оживленно, как и внизу и, по предположениям Джеймса действительно более комфортно.  И даже не слишком душно.
В кабинете сидел один единственный полицейский.
Джеймс подошел к столу и негромко проговорил:
- Здравствуйте… Уилсон.

Отредактировано Джеймс Мур (25.11.2010 17:51)

4

Вскоре в кабинете он остался один. Том и Эвелин ушли ещё до того, как Маклейн бегло перелистал папку и принялся читать сначала, внимательно изучая дело младшего Мура. Задержан за избиение, расследование по факту членовредительства – и не так давно, к слову… Хантер недоверчиво хмыкнул, откинулся на спинку кресла, потянулся, сложив ноги на стол и устроив папку на коленях. Не потому ли он не напал на полицейского, когда понял, что тот не собирается вести его в управление? Боялся осложнений? Мало того, что на учёте, ещё и за воровство могли надбавить. Вряд ли дворняжке это было нужно, о происшествии можно забыть.
Хлопнувшая дверь отвлекла от размышлений. Хантер художественно выгнул брови, не сразу подняв голову. Кому он мог понадобиться? Содержимое раскрытой на коленях папки с пришпиленной в ней фотографией Сола не было видно подходившему посетителю. Им оказался молодой мужчина в тёмной одежде, которая смотрелась на худой фигуре несколько мешковато. Высокий, темноволосый. Растрепанный из-за дождя, который всё не утихал и бился по ту сторону единственного, забранного жалюзи окна за спиной сержанта. Хмурое выражение "что вы тут меня отвлекаете, разве не заметно, что я по уши в заботах?" при взгляде на лицо изменилось на более доброжелательное.
То ли помехи при телефонном разговоре, то ли шуршавший тогда фоном дождь помешали уловить сходство голосов, и во внешности братьев не наблюдалось ничего общего. А фамилию он, естественно, выкинул из памяти сразу после того, как назвал, поэтому удивление Маклейна было искренним.
- Вы ошиблись кабинетом, сэр.
Он приветливо и спокойно усмехнулся, мимолётно пожалев, что незнакомец с колючими серыми глазами имеет дело не к нему, а какому-то безвестному "Уилсону". Похоже, полицейских с такой фамилией вообще во всём отделе не было.
Папка закрылась и перекочевала на стол.
- Могу я Вам чем-нибудь помочь?

Отредактировано Хантер (25.11.2010 19:08)

5

Джеймс  имел возможность внимательно рассмотреть офицера, сидевшего за столом.
Упрямая линия рта, несколько квадратный подбородок и хмурая складка меж бровей. Смуглый, черноволосый, темноглазый, довольно крепкого телосложения. Служба, служба.  Этот полицейский явно не кабинетный работник. Листы бумаги отложены в сторону, там же поверх них, шариковая ручка с изгрызенным пластиковым кончиком.
Наверное, ни один полицейский не любит писать рапорт.
Отметил перемену выражения лица с недовольного на доброжелательное и  несколько отстраненно-вежливое. Не смутился, когда услышал ответ, устроил зонт на краю стола, бегло глянул на папку, лежавшую на столе, разумеется, лицевой стороной вниз, как и полагается, когда в помещение входит незнакомый человек. Служебные документы.
-  Тогда прошу прощения. Наверное, я действительно ошибся кабинетом, - кивнул, подтверждая, что такое случается, вынул телефон и нажал кнопку вызова на номер некоего Уилсона. - Недолго исправить. Надеюсь, Вы мне поможете его отыскать.
Приложил трубку к уху, в телефоне послышались длинные гудки вызова.

6

Посетитель не растерялся. Хантер кивнул в ответ. Ага, бывает. Конечно, помогу, приятель, не вопрос. Он сунул ладони в карманы, исследуя их на предмет сигарет, пока неизвестный доставал телефон.
- У нас в отделе, по-моему, нет Уилсонов.
Как только он произнёс это, догадка осветила затуманенный маклейновый разум. Запоздалое озарение было внезапным и столь же приятным, как ударившая в задницу молния. "Е*ать меня пегасом… Да это ж…" Хантер чуть не подпрыгнул вместе с креслом, моментально совладав с собой и со своим лицом – мужчина тем временем изучал список вызовов, его взгляд был направлен на дисплей. Когда он снова посмотрел на сержанта, лицо того излучало заботливое участие и готовность принять меры, если от него что-нибудь потребуется.
Телефон беззвучно завибрировал.
Ладони стали скользкими от пота.
Мысли хаотически метались – отпираться? Попробовать договориться? Раз не пошёл прямиком к начальству, значит, не был настроен достаточно решительно. Или не был уверен на сто процентов, что Уиллсон – это и есть Маклейн?
Он продолжал ждать посетителя со спокойной улыбкой, почти физически ощущая запах жареного. И если бы дверь не хлопнула вторично, возможно, всё сложилось бы удачно, братец пошёл бы искать безызвестного Уилсона и ушёл ни с чем. Или не ушёл и всё сложилось бы плохо?
Мария замедлила торопливый шаг, заметив, что у Маклейна гость.
- Ой, извините. Здравствуйте, - девушка затеребила косу, вопрошающий взгляд голубых глаз устремился на сержанта, который с тоской взирал на выдернутый от неожиданности вместе с рукой телефон, с сердитым жужжанием уползающий под сиденье. – Я заберу документы на Мура?
Хантер примёрз к стулу. Избегая взгляда солова брата, механически отозвался:
- Уху... Спасибо, детка.
Сослуживица подозрительно уставилась на него, но папку всё-таки забрала, обойдя незнакомца.
Дверь захлопнулась. Хантер вздохнул. Потёр подушечками пальцев внутренние углы глаз. Губы совершенно не к месту растягивались в идиотскую усмешку.

Отредактировано Хантер (25.11.2010 21:10)

7

Никакой банальной телефонной мелодии, никакого мелодичного треньканья Джеймс так и не дождался.
- Хм…  тихо прочистил горло, несколько озадаченно и задумчиво глядя на телефон.
Или он фатально ошибся и действительно перепутал кабинет или этот полицейский на редкость самоуверенный тип.
Джеймс чуть прищурился и глянул на смуглое лицо.  Сидит, хмылится, пальцы сцепил, физиономия наглая.
Стоп, стоп, стоп. Не надо самого себя топить в собственной же уловке. Маклейн и есть тот самый коп и вообще какого черта Джеймс чуть было не позволил себе запудрить мозги?
И тут дверь распахнулась, впустила прелестное существо женского пола с прелестной же русой косой и розовым румянцем на щеках.  И так мило ойкнула при виде Джеймса, что где-то в груди приятно пощекотало.
Растеряешься тут.
- Здрасьте… - поздоровался тихо и немного смущенно, как и полагается посетителю. Затем дождался, когда девушка выйдет, едва не выговорил фразу: «Маклейн хватит партизана разыгрывать», но девушка вдруг произнесла его фамилию. Джеймс забыл о том, чтобы выпалить что-то насмешливо-уверенным  тоном про партизан и насторожил уши.
Документы на Мура?
Дверь хлопнула, Маклейн идиотски продолжал усмехаться в ладони. Под сиденье полз и мрачно жужжал телефон.
Джеймс прервал вызов – телефон заткнулся.
- Знаешь что, Маклейн…
Телефон снова завибрировал, Джеймс  замолчал, машинально поднял брови и уставился на маленький аппаратик.
И тут снова распахнулась дверь, на этот раз, явив взору коротко стриженного рыжего офицера.
- Маклейн, ты тут вымер как мамонт или че? Вилли с проходной тебе по внутренней связи звонит, на рацию сообщает, щас на мобилу уже наяривает, а ты не отзываешься. Слышь чо?  Тут, короче, к тебе тип один пришел. По поводу разбитой тачки. Какой-то Джеймс Мур. Типо, говорит, может подтвердить, что это досадная случайность. Так и сказал, ага.
Рыжий зашел в кабинет, подошел к стене,  наклонился и уперся ладонями в колени, что-то разглядывая.
- Ну не идиоты вы тут? Давно пора аппарат менять, - выдернул из розетки шнур, смотал его, забрал со стола телефон и тут наконец-то заметил Джеймса и широко улыбнулся.
-  А вот и он. Надо же. Как это я вас не заметил! Успели уже опередить, хе-хе! Ладно, пойду.
- Здасьте… - Джеймс ответил автоматически, мельком глянул на Маклейна и предпочел отвернуться, не справившись с выражением собственного лица.
Дверь хлопнула и офицер ушел. В кабинете повисло молчание.
В воздухе что-то витало.
Что-то щекотное, странное, от чего  губы расползались в стороны.
Джеймс прошелся по кабинету до окна, развернулся и обратно к столу. Провел по волосам пальцами, затем по лицу, не смог стереть тень улыбки в уголках губ и оперся обеими ладонями на стол, немного склонившись  к сидящему копу.
- В общем, будем знакомы. Джеймс Мур.
Темно-серые внимательные глаза прищурились смехом и Джеймс протянул правую руку для рукопожатия.

Отредактировано Джеймс Мур (26.11.2010 16:18)

8

Не самый удачный день, что и говорить. Хантер не успел осведомиться, что ему следовало бы знать. За Марией ворвался Алан, он не дал вставить полслова - тут же затараторил, не догоняя, что влез не вовремя со своим внезапным намерением исправить связь. Парень трещал и трещал, пока не наткнулся на стоящего посреди комнаты посетителя. Извинения, приветствия… да сколько это ещё будет продолжаться? По крайней мере, мысли в голове улеглись, хотя так и не приобрели одного чёткого направления.
За старшим Муром было любопытно наблюдать. Как будто ему не доставало малой толики уверенности в себе. "И ему тоже смешно". Сержант молчал, выжидая, пока в его сторону не протянулась рука. Он смотрел на неё несколько секунд, как будто не представлял, зачем это, чем ответить.
- Хантер. Хантер Маклейн.
Беглая усмешка, признающая то ли поражение, то ли тот факт, что такой поворот устраивает гораздо больше. Он сжал ладонь, сухую и горячую. От сердца как-то сразу отлегло. Ну, не станет же гость после такого приветствия ещё разыгрывать скандал? Или? Чёрт его разберёт, что за сущность Джеймс Мур, но на наивного лоха он не похож.
Сержант сделал предупреждающий жест свободной ладонью и поднялся. Он отошёл к двери. Послышался щелчок замка. Маклейн обернулся.
- Ну вот, - заключил он. Можно продолжать мирную беседу, которая никак не могла толком завязаться. Острый взгляд вновь окинул мужчину с головы до ног. По-иному. Он смотрел на того, кто собирался устроить ему проблемы, и на того, кто щурился за минуту до того от сдерживаемой улыбки и протянул руку для пожатия. И лишь сейчас обратил внимание на свитер. "Он что, боится загореть?"
Следовало с чего-то начать. Взвешено, обдумано, убедительно. Не угрожая, но ясно давая понять, в каком невыгодном положении оказался Сол Мур. Оч-чень невыгодном. Так, чтобы его старший брат сразу просёк, что с хитрозадым истинным связываться себе дороже.
Хантер открыл рот и с удивлением обнаружил, что его губы произносят совсем не то, что нужно.
- Сигареты не найдётся? – замялся, но быстро отмёл условности. Терять уже совершенно нечего, если наглеть, то до конца. - И прикурить. Я вымочил свои спички. Упал в лужу… когда какая-то тварь вознамерилась одарить потомством мою тачку.
И зачем ему история о том, как полицейский потерял свои спички? И вообще что он такое только что сказал? Маклейн нахмурился и окончательно сбился, с внутренним изумлением осознавая непривычную растерянность, несмотря на ровный приглушённый тон. Он всё ещё подпирал собой дверь, словно опасался, что вот-вот в кабинет начнут ломиться лишние свидетели и будут упорствовать до тех пор, пока не вышибут замок.

Отредактировано Хантер (26.11.2010 18:18)

9

Джеймс пожал протянутую руку, кивнул, затем повернулся, чуть двинул бровями на жест рукой, мол, погоди, проследил взглядом за действиями  подошедшего к  дверям Маклейна.
Сержант запер дверь и заявил, что теперь можно говорить спокойно.
Однако.
Если дверь запирают, значит, есть что-то такое, что нежелательно слышать другим. Положим, солово рыльце мохнато, как у тысячелетнего беса. Но Сол, это Сол. А Джеймс считал, что он может представить любой пушок как изящный нюанс. Да, он так считал. И искренне полагал, что идеальных сущностей не бывает, что у каждого есть свое собственное нечто, неоднозначное, двояковогнутое, двояковыпуклое с различными степенями затененности и освещенности.
В общем, если Маклейну потребовалось запереть дверь, это означает, что хочет разговора. А если хочет разговора, что-то тревожит и требует прояснения.
Мысленно нагородив таких логических замков , что в общем-то заняло от силы полминуты, скорость мысли как известна велика, Джеймс тихо вздохнул и подошел к двери.
Впрочем, означенный предмет преграждал собой сержант, оперевшись на нее спиной и задницей.
- Маклейн, я не Сол. Мне совершенно нечего скрывать, - протянув руку, из-за этого пришлось немного наклониться к сержанту, Джеймс повернул язычок замка и открыл доступ в кабинет любому, кто пожелал бы сюда ворваться. – И, кроме того, запирая дверь, ты даешь повод своим сослуживцам думать, что у тебя есть что скрыть. Но ты представитель закона и должен быть доступен, прозрачен и чист, как утренняя роса и прекрасная Венера, родившаяся из пены морской. Прости за сравнение. Это всего лишь метафора.
Джеймс замолчал, похлопал себя по карманам джинсов и покачал головой.
- Сигареты и зажигалка остались в карманах пальто, а пальто в машине за углом. Так что рад бы угостить, но увы.
Он снова смотрел на собеседника изучающим взглядом. Легкая заминка в голосе Маклейна и едва заметное смущение, мелькнувшее в глазах, ему понравились. Вообще, хорошо, когда видишь в представителе закона живую личность, а не истукана, следующего либо инструкциям, либо своим маленьким коррумпированным интересам.
Взгляд серых глаз, чуть прищуренный, пытливый безмолвно вопрошал: «Я могу с тобой поговорить как с умным человеком?» И Джеймс встал рядом с сержантом, оперевшись плечом о стену.
- Ты отойди от двери, а то твои товарищи весьма решительные, снесут вместе с дверью, если им что-то вдруг немедленно понадобится в кабинете.
Улыбнулся углом губ.
- Мне действительно нечего скрывать. Да и тебе тоже. Я ведь знаю всю правду о том, что случилось. Давай, я тебе ее озвучу, а ты выслушаешь и, как мне кажется, с искренним удовольствием подтвердишь, что я прав. М?

Отредактировано Джеймс Мур (27.11.2010 16:25)

10

Хантер обалдело выслушал вступительную речь. И чем витиеватее становилась эта речь, тем выше приподнимались его брови. "Будь у меня тридцатилетний брат-балбес, я бы, наверно, тоже всех и вся учил, как следует жить, и где стоять, и как подтирать задницу. Завёл бы ты себе собаку и учил её, приятель, вот уж кто был бы рад получать твои назидания".
Он насмешливо улыбнулся, но не стал противоречить или выдавать что-то вроде "с какого хрена мне тут сдались твои потуги в поэтическом мастерстве, давай к делу". Терпение, Хантер, терпение. Старший Мур сам навёл разговор на интересующую тему. Первое замешательство, чёрт знает чем вызванное, проходило, уступая место наблюдающему спокойствию. А всё-таки жаль, что не оказалось сигарет, но это уже мелочи. Непривычно свербит внутри, и хочется унять это чувство. Чего он хочет? И чего это будет стоить. Маклейну, конечно же, хотелось, чтобы ничего.
От двери он так и не отошёл, проигнорировав совет и навалившись на неё плечом. Даже если будут брать с разбега, придётся постараться, чтобы сдвинуть сержанта. Он опустил руки в карманы, повернувшись к гостю лицом и размышляя, что именно тот собирается сообщить – известную им обоим версию или что-то новое.
- Только одна просьба, Джеймс Мур. Ты больше не будешь говорить мне, что делать.
Он улыбнулся, неожиданно добродушно, в тихую радуясь тому, что есть весомый повод хоть ненадолго отвлечься от писанины, пусть даже по такому щекотливому случаю.

Отредактировано Хантер (27.11.2010 16:58)

11

Джеймс повел плечом, серьезно глянул и  примирительно ответил:
- Да что ты.  Просто сказал, что ты прекрасен, как утренняя Венера.  Считай это комплиментом, никаких задних мыслей. Что учить умного человека жизни?
Глянул на носки своих ботинок, прислушался к тому, что происходит в коридоре. В коридоре было относительно тихо, только на другом конце его кто-то звал какого-то Джона в весьма неласковых выражениях.
- В общем, ливень сегодня жуткий. Ботинки вот промочил...
И все же как это хреново стоять тут в душноватом помещении кабинета в сырой обуви.
- Происшествий сегодня много. Пешеходы отвлекаются, спешат, дворники на машинах не справляются, приходится едва ли не в слепую вести, заметил, да. Я знаю, что Сол торопился. Бежал бегом на свои обязательные работы по уборке нашего прекрасного города, опаздывал, как это с ним частенько бывает и… решил срезать, перескочить проспект в неположенном месте. А тут ты внезапно появляешься из-за угла, не видишь Сола и бац-бац. В точку! То есть в Сола.  Сол, стало быть на капоте твоей тачки, обнимает ее нежно и трепетно, расплющивает щеку и нос о лобовое стекло. Ты им некоторое время любуешься, а потом отвозишь в клинику. Сдаешь на руки врачам, звонишь мне и снова спешишь на службу.
Джеймс оторвался от созерцания носов своих ботинок, поднял вопрошающий взгляд:
- Так все было? Я ничего не упустил?
И в этот момент дверь кабинета сова рывком распахнулась, явив взору все такого же радостного и бодрого Алана.
- Чо это ты Маклейн как бревно дверь подпираешь?
Рыжий потряс  аппаратом телефона как трофем, добытым в битве.
- Во, смотри. Новенький. Щас все будет, как надо.
Здоровенный детина Алан занял собой весь кабинет. В воздухе запахло крепким куревом, отчего во рту Джеймса немедленно собралась слюна, а уши едва в трубочку не свернулись – так ему захотелось курить. Кроме  этого крепкий такой запах пота и не менее крепкий запах какого-то одеколона.
Рыжий воткнул телефон в розетку, взял трубку, нажал кнопки.
- Алле, Вилли? Ну че? Слышно? Да этот придурок Маклейн сам бы никогда не озаботился. Ага. Щас приду.
Развернулся, бодрым шагом дошел до двери, хлопнул сержанта Маклейна по плечу широкой веснушчатой с тыльной стороны лапой и выходя изящно притворил за собой дверь.
Джеймс молчал и снова разглядывал носки своих ботинок.
- Хм…

Отредактировано Джеймс Мур (27.11.2010 17:28)

12

Маклейн покачал головой. "Давай о главном, Уитмен, а то начну думать, что заговариваешь мне зубы". При чём тут мокрые ботинки? Гость не смотрел на сержанта, предоставив тому возможность задерживать взгляд то на спутанных прядях, то на полукружиях ресниц, то на узкий губах, проговаривавших фразу за фразой. В какой-то момент Хантер вдруг понял, что изучает его слишком пристально. Он тоже уставился на потемневшие от воды кромки серых джинсов.
История выходила прямо-таки душещипательная, если бы не… Алан избавил его от немедленного ответа – створка распахнулась, и Маклейн едва не упал под ноги Мура, с философским видом исследовавшего паркет, постеленный, должно быть, ещё до принятия конституции.
- Стучаться не учили, кретин?!
Да куда там. Привыкнув за много лет к несдержанности вскипевшего сержанта, и не только его – работа нервная, график напряжённый, обласкивают все, кому не лень, реагировать на каждого, так и до срыва недалеко, - Алан беззаботно чирикал, пропустив вопрос мимо ушей и расположившись в кабинете, как у себя дома. Благо, ненадолго. Хантер чуть не просел от прощального дружеского хлопка.
- Спсбо, - скрежетнул сквозь зубы, набычившись от всепоглощающей благодарности и безграничного человеколюбия. Дверь затворилась, Маклейн хмуро помолчал, прислушиваясь, не поскребутся ли снова, чтобы гаркнуть через неё "Занят!!!" Нет. Не постучали. Задумчиво глянул на посетителя и ретировался на прежние позиции - к столу, за одним подобрав свой телефон и бросив его на бумаги.
В чём подвох? Как быть с тем, что Сол доставлен в клинику без одежды, с тем, что думает он сам по этому поводу. Не прибежит ли сейчас разбираться? Или немного попозже, учитывая его состояние? Не пытается ли выгадать Джеймс из приключений брата что-то для себя? Или дворняжка взаправду под его опёкой до такой нелепой степени?
- Джеймс… - он запнулся. Потёр бровь, заминая паузу, но фамилию так и не добавил. - Давай начистоту. Что тебе от меня нужно?
"И какая мне выгода от того, чтобы соглашаться на твои условия?" – продолжил взгляд. Руки скрестились на груди, коп прислонился бёдрами к столешнице. "Венера… хмм… я только что посмотрел на его член?.."

Отредактировано Хантер (27.11.2010 19:57)

13

Как что нужно? Что нужно… что нужно… Сочинять поводы Джеймсу не хотелось. Еще не известно что он может выиграть от знакомства с Хантером Маклейном. Или проиграть. Будущее покажет, если оно наступит в этом варианте.
- В данный момент мне нужно, чтобы ты опустил досадные подробности вроде неудачно подрезанного кошелька.
Джеймс развернулся, сунул руки в карманы джинсов, оперся спиной о стену так и продолжая стоять рядом с дверью.
- За что Сол опустит досадные подробности о внезапной автопрогулке на пляж и торжественном сжигании его одежды. И не менее торжественном доставлении его в клинику в том виде, что называют «в чем мама родила».
Скрестил ноги в лодыжках , поднял, наконец, взгляд.
- Я понимаю, что ты сейчас скажешь «не было этого», но сам подумай, нужно ли тебе чтобы знали о доставлении тобой мокрого, голого сбитого твоей машиной человека в клинику. Мокрого и сбитого это еще нормально, но вот голого. Хм… доктор в больнице делал довольно странные намеки, а при всем моем уважении многие знают, как парочка мужчин может развлечься. И не важно, что один из них в форме полицейского, а другой слегка криминальный элемент.  Ничего конечно не было, но мало ли что Сол может сказать. Тут уж я увы не смогу ему запретить. Мало ли что ему в голову придет. Разумеется, свою правоту не докажет, но пятно тебе на репутацию поставит.
Джеймс смотрел прямо в лицо сержанту, словно пытался понять на кой черт ему потребовалось везти Сола на пляж и совершать странный ритуал со сжиганием шмоток.
- Если начнете друг другу глотки рвать никто не выиграет, - вздохнул, понимая, что сейчас возможно начнутся  протесты, возможно, даже угрозы и неизбежное повышение тона. Хотелось этого избежать.  – Что касается меня, то от этой ситуации я выгоды никакой не приобретаю. Разве что знакомство с тобой.
Улыбнулся, несколько философски подняв бровь и пожав плечами.
- Разве плохое приобретение приятель-полицейский? Возможно, ты в будущем мне как-то поможешь. Или ты считаешь, что я зарвался и такие слова оскорбительно слышать?
В коридоре кто-то ходил, доносились голоса, управление жило своей жизнью.
Джеймс оглянулся на дверь, прислушался, снова повернулся к Маклейну.
Ему уже надоело торчать в душном кабинете в сырых ботинках и весьма теплом свитере. Что хотел он сказал.
- В общем-то это все.  Если хочешь прояснить какие-то мелочи, приняв мое предложение, давай обсудим в машине. Могу, кстати, подбросить до дома. Если же нет, то всего доброго.
Джеймс отлепил себя от стены, взялся за ручку двери и, уже распахнув ее, обернулся:
- Мой джип припаркован в переулке, сразу за углом направо.
Назвал номер машины, вспомнил про зонт, пробормотал: «чуть не забыл…», вернулся к столу, забрал зонтик и вышел из кабинета.
- Жду полчаса в машине, потом уезжаю, - кивнул, на всякий случай попрощавшись и закрыл дверь.
Ливень слегка истощился, превратился в частый прохладный дождь, на улице посвежело, но потоки воды все так же бурлили по тротуарам и проезжей части, извергаясь маленькими  водопадами в сточные решетки.
Джеймс  добрался до машины, уже привычно перепрыгивая лужи там, где это можно было сделать, сел за руль и бросил мокрый зонт на заднее сиденье, повернул ключ зажигания, мотор заурчал, кондиционер на малых оборотах освежил душный, уже отсыревший салон.
Джеймс глянул на часы, поймал на музыкальную радиоволну и закурил. Что он собрался обсуждать с сержантом? И так уже все ясно. Ну... зато повод нашел продолжить разговор и м-м-м... подбросить до дома, к примеру. А вот зачем ему это нужно было Джеймс и сам толком не мог понять.

Отредактировано Джеймс Мур (28.11.2010 16:00)

14

Приятель-полицейский? Помощь в будущем? Так вот оно что. И это гарантирует ему, что Сол не прибежит, чтобы потребовать с него что-либо в довесок? Сомнительно. Но напряжение, которое подспудно держало, заставляя сохранять бдительность, немного отпустило. Разгладилась складка между сведёнными бровями, Хантер мог допустить вероятность того, что Джеймс убедит младшего брата в том, как будет лучше для него.
Сейчас, по прошествии времени, он и себе не объяснил бы внятно и доступно, что толкнуло поступить с парнем таким образом. Когда остывает раздражение, недавние воспоминания предстают в совершенно ином свете. Захотелось за наглость пощекотать ему нервы. Захотелось, чтобы он испугался и в следующий раз подумал, вытаскивая кошелёк из чужого кармана, не нарвётся ли он на кого-то похуже, чем сержант Маклейн, кто не ограничился бы унижением. В конце концов, он ведь его и пальцем не задел.
Вот только подумает ли он в свои тридцать, когда поздно что-либо менять и приходится приспосабливаться к тому, что есть. Неразумная, наивная вера во что-то лучшее.
В планы Хантера вообще не входило упоминание Сола в рапорте. На этот счёт беспокоиться не стоило. Ах да, рапорт... Ещё страниц пять. Когда же он их из себя выжимать будет? Как ни интригует это странное предложение дойти до машины и перетереть детали по пути домой – чего там ещё обсуждать? – придётся задержаться и довести дело до конца. Это на час, не меньше, к тому же Маклейна посетила ещё одна мысль, как ему казалось, дельная, – порыться в архивах.
А может, Джеймсу Муру просто хотелось быть у кого-то на виду, потому что полицейский не внушал доверия? Мало ли, набросится, в окно выкинет в очередном приступе злости. По его, сержантовой, физиономии с упрямо выдвинутой нижней челюстью и немигающими прищуренным глазами легко читается, что он привык разрешать проблемы не столько культурным способом, сколько немедленной физической расправой, а потом уже вникать, что именно он сделал и зачем.
Он так ничего и не ответил, гость вышел – Хантер остался в кабинете. Через десять минут он не появился. Через полчаса тоже. Только в восьмом часу на телефон старшего Мура пришло короткое сообщение. "В одиннадцать на мосту Эндрю Джонсона*".

» Бар "Королева Маб"

ООС: * Старый Город, локация бара "Королева Маб" незадолго до того, как он появится.

15

Не появился. Джеймс выбросил окурок в окно, повернул ключ и вырулил из переулка.
Дождь стал ласковым, ленивым, небо посветлело, на душе поскреблась кошка.
Из-за того, что упрямый сержант не пришел? Да зачем он ему понадобился.
Из-за того, что Джеймсу вообще пришлось заняться этой историей с братом.
Нет. История действительно забавная, необычная, нелогичная, пустяковая.
Хорошая история в целом. Как ни странно это звучало, но на самом деле хорошая.
Не будет Сол дураком, возможно, сумеет поправить свои отношения с законом. А не сумеет, ну что ж… 
Кошка снова царапнула.
- Ладно. Поставим многоточие. Пока что. Других дел много.
Джеймс завернул в самую обычную общеобразовательную школу. К самому обычному завхозу, который обещал продать ему недорого одну довольно интересную книгу. Нельзя назвать ее редкой, но содержание весьма занятное. Возможно, пригодится. Иногда вещи приобретают истинные ценности внезапно.
Кошка снова царапнула. Черт его побели, уязвленное самолюбие. Джеймс несколько грубовато повел себя, подрезая какого-то бедолагу на стареньком  Пассате.

Бар "Королева Маб" >>

16

Антикварный магазин "Лавка чудес"

Вот она ирония судьбы – приехал забрать друга, и так по-глупому попал на обычный патруль, успевший получить разнарядку  на «ночного грабителя». Неожиданно быстро сработали. Можно было месяцами, годами тщетно ждать, что раскроют дело по ограблению квартиры, если незадачливого воришку не поймали за руку на месте. А тут… полночи, и фоторобот уже разослан по постам.  Впрочем, не удивительно. Квартира-то не булочника или мелкого клерка, а «особо опасного преступника – убийцы Сида Бэкета». Да и физиономию свою  он, идиот, стоя на карнизе, засветил основательно. А куда денешься, если копу стоило только  руку протянуть, чтобы схватить его, как «петушка на жердочке»? Вопрос еще, видели, или не видели лица Лео?
«Почему он уехал?»
И это тоже был вопрос. Большой вопрос, от которого нелегко было отвязаться. А еще под ложечкой сосало, что так и не встретил Сида, не обнял, не отвез  в безопасность  цитадели Морнингвеев, где казалось, сам черт не страшен. 
« Ричи встретит его. Отвезет к сыну.  Ведь Сид  сказал, что вырвался от похитителей, что находится в заснеженном  доме, что все позади. И дернуло же меня пойти за Лео. Еще бы пару минут…» 
Полицейская машина, давно покинувшая зиму Гавайев, подъехала к центральному зданию полицейского управления Голиафа.
« Ну, здравствуй, пиздец»
Мысленно усмехнулся танцор, смотря на двухметровое крылато - мраморное  воплощение этого самого незаметно подкравшегося жизненного казуса.
Первый этаж пропах запахом  кофе, несвежих носков ночной смены, резким парфюмом  утренних бодрячков, заглатывающих обсыпанные сахарной пудрой пончики. Вечно бодрствующая бюрократическая государственная машина  вяло вращала шестеренками, перемалывая бумагу, судьбы, полусырое тесто, значки отличия, мусор всех мастей.
В «обезьяннике» под тусклой, засиженной мухами лампой дремала пара бомжей, сочащихся запахами дешевого пойла, нечистого тела и помоек. На лавке напротив визгливо ссорилась  стайка уличных девиц неопределенного возраста. В углу сидел мрачный тип, одна мысль о встрече  с которым на узкой дорожке ночью вызывала инстинктивный озноб.
Полусонный коп вяло пялился в монитор по ту сторону «добра и зла», разделенного казенной, крашенной черным решеткой. 
Время ползло  рогатой бежевой улиткой с толстой лженожкой по кругу шляпки гриба.
Белостенно- пластиковый   кабинет следователя давил обилием света, казенностью и терпким запахом  сигарет, напоминая о мучительном, давно томящем желании покурить.  Но сигареты вместе с правами, портмоне, мелочевкой и «Береттой»  лежали в пластиковом пакете с номерной биркой бюрократического хранения.
Вопросы, вопросы. По сути, одни и те же, лишь по-разному сформулированные в ловушки на примитивное вранье. И кажется, так легко  не попасться, но через  час-два допроса мозги тонут в вязком болоте « что, где, когда, с кем, куда, зачем, почему».
И наконец-то единственный положенный по закону звонок с выданного ради такого случая треснутого телефона.
Тангеро листал телефонную книжку, может быть впервые в жизни явственно отдавая себе отчет в том, что … а звонить-то по сути и некому. Адвокат? Самое разумное, самое правильное. Вот только одно «но» . Не обзавелся он адвокатом. Так сложилось, что в размеренной, спокойной жизни не было настолько надобности в помощи юридических казуистов, чтобы обзаводиться личным проводником по лабиринтам закона. Не раздумывая, позвонил бы Сиду, если бы тот сам сейчас не был на крючке у копов. А кроме? Кому? Куча одноразовых, как зубные щетки в гостинцах, любовников. Куча приятелей, с которыми можно неплохо провести время. Есть и серьезные связи, но… вот им напрямую из кабинета следователя не позвонишь. И кто остается? Позвонил бы Мусе. На порядочность роки он мог положиться не раздумывая. Но,  кто  будет слушать мутанта, который сам на грани закона единственно по  факту расы и рождения?
Лео…
Палец замер на кнопке с  уродливой  отметкой зеленой трубки, погладил нагревшийся пластик, дрогнул, чтобы надавить, отдернулся, лег снова на кнопку, остановившись на краткий миг принятия решения.

телефонный звонок

Отредактировано Таотао (04.02.2011 21:32)

17

Небоскреб "Прогулка в облаках".

Прогулка к зданию полицейского управления заняла минут пятнадцать. Помпезный сиротский приют голиафских копов находился в двух кварталах от "Прогулки в облаках" Можно было сократить время, переходя на быстрый шаг, но ноги, а главное мозги решительно отказывались от предстоящей встречи. Пауло меньше всего горел желанием увидеть ненавистного родственничка, или кем там являлся этот всемогущий Кайл. Вспоминалось неподдельное удивление Родригеса услышавшего о том, что уважаемый человек с безупречной репутацией способен зависать в "Дрожи" дополняя развлечения действиями, попирающими законность порядка.
Тангеро плевком покрыл уголовный кодекс, прекрасно понимая, что по законам джунглей прав всегда тот, у кого в кармане водиться звонкая монета, а лучше тугая связка шуршащих новеньких банкнот и, желательно не кустарного производства. Запихнуть за решётку сволочного адвоката представлялось глупой нелепой фантазией, приблизительно, как танго двух динозавров в "Бармадеро". Свидетелей нет, улики смыты, а слова... Да кто ему поверит? Слово нищего танцора против слова магната? На чьей стороне весов окажется перевес? Наивностью Пауло не страдал. Клеить запоздалые разборки в силе киношной вендетты - поздно. Другое дело, на сколько нужна была адвокату картина, о которой шла речь в клубе. Уж если он соизволил притащить свою задницу в заведение не отличавшееся первосортностью и размахом, то полотно и правда представляло весомый интерес.
Впрочем, у Кайла был сынуля, предполагаемый сводный братец тангеро. Мерзкий сучонок, с характером очковой змеи. Имея с ним шапочное знакомство, Пауло убедился, что отпрыск уважаемого семейства считал таких как он, подобием тротуарной грязи и пользовал своих любовников только если они вписывались в разряд "нужных". После употребления на них ставилась жирная надпись "в утиль" и внимание уходило за горизонт, отбрасывая даже условности приветствия.
Вот за свое безалаберное чадо, адвокат вполне мог рвать жопу в клубе. Мало ли, какие сухи доходили до сердобольного папаши? Так что неизвестно что занесло мужчину в их захолустье, пресловутая картина или забота о законном отпрыске.
После случившегося в подземелье, у Пауло напрочь упало желание, приобщиться к фамилии именитого семейства. А видеть ухмыляющуюся физиономию адвоката, заставляла степень крайней необходимости.
Попытки загнать воспоминания в темную подворотню запирая их на широкий и плотный засов не увенчались успехом. Они упорно просовывали конечности просачиваясь во все щели. Был еще один момент. Пауло слышал, что есть такая штука - чрево и с помощью нутра Левиафана можно поменять все, даже ход жизни, возвращая события на точку отсчета. Где-то, в пригородной забегаловке, ему рассказали, что есть такие дома и двери, сквозь которые можно войти в иной мир, словно заходишь в другую квартиру, а еще можно было иметь источник энергии, но это напоминало детскую сказку или легенду. Так вот этой ерундой можно было совершать невозможное. Только кто ж верил в подобные россказни и видел тех, кто прикоснулся к подобному чуду.
Расположившись на ступеньках, Пауло ждал другого чуда, менее реалистичного, но более плотского в виде Кайла Прэстона.

18

Ала - Моана "Волчий утёс"

Одно из сотен полицейских управлений, где Кайлу Прэстону приходилось бывать по работе. Неприветливые лица полицейских чинов, всей душой ненавидевших адвокатов, которые в девяти случаях из десяти тут же ссылались на нарушение прав граждан и, бывало, уводили тёпленького нарушителя закона прямо из лап правосудия. Процессуальные нормы, это действительно очень скучно, а во время задержания совершенно справедливо забываются и нормы и дотошные защитники, которые, кажется, появляются из ниоткуда стоит отправить в камеру или на допрос очередного бедолагу.
Щегольское авто Прэстона плавно остановилось в разрешённом законом месте. Кайл улыбаясь поприветствовал хмурого копа, что торопливо проходил мимо и зыркнул на мужчину так, словно тот ему на яйца наступил. На улыбку нахмурился ещё больше, а Кайл внутренне рассмеявшись, пошёл навстречу маячившей фигурке Пауло. Как ни в чём ни бывало, обронил равнодушное:
-Здравствуйте, прошу прощения, что опоздал, нужно было заехать в пару мест по дороге сюда, - непроницаемой выражение лица, словно видел молодого истинного первый раз в жизни.
Сосредоточенный и спокойный взгляд. То, что в тёмных омутах в глубине масляно – жгучих зрачков пляшут черти заметить, было бы фантастикой. В любом случае ни тревоги от встречи, ни похотливых взглядов, ни попытки сократить дистанцию, чтобы горячо подышать в шею, вдыхая когда – то возбудивший запах. Ничего. Ничего не значащая формальная полуулыбка, и сразу к делу:
-Вы мне расскажете, что произошло или мне придётся побеседовать с сеньором Родригесом? Он уже встречался со следователем? Вам ничего не известно?
Короткие вопросы, требующие внятных ответов. Скорее всего, продержали без предъявления больше положенного срока и это уже повод увести сеньора Родригеса домой. Кайл просто не представлял себе молодцеватого тангеро в образе агрессивного нарушителя. Невольно улыбнулся. А вот пару столетий назад ему бы наверняка подрезали одно место, чтобы не смущал замужних девиц. И снова образ собранного и сдержанного служителя Фемиды. По дороге он успевал ответить на приветствия и отшутиться на подколы. Это была привычная действительность. Словно разбудили. Но внутреннее воодушевление по - поводу предстоящих событий не покидало. Воодушевление больше похожее на мандраж от чувства, что вот – вот в его жизни всё изменится.

Отредактировано Прэстон (28.02.2011 01:57)

19

Ожидание затянулось. Приходилось вставать, прохаживаться, поглядывая из стороны в сторону, ловя на себе колкие вопросительные взгляды служителей Фемиды. Благо спешащим по делам служащим, в темно-синей отглаженной униформе щедро украшенной регалиями полицейского управления Голиафа, было не до простого обывателя, прогуливающегося по парапету и отсчитывающего затертый мрамор ступеней.
Поглядывая на округлые часы прошлого столетия, украшавшие фасад, терпение, а с ним и надежды таяли, словно мартовский снег под жаркими лучами солнца. Подкатывало желание самому войти в здание и просить свидание с Тао, придумав для разговора жалобную, но в меру правдоподобную историю назвавшись близким родственником. Вероятность того, что ему поверят, не проверив личные данные, не вытряхнув всю подноготную из всезнающих компьютерных баз данных и проверок содержимого карманов, приравнивалась к разряду запредельности.
Танцор заметно нервничал, начиная осознавать свое бессилие перед мощным универсальным механизмом закона. В беззаконном хаосе подземелья все решалось гораздо проще на уровне силы и хитрости, тут требовалось то, чего ему так не доставало - знания и опыта.
Прикидывая, что еще кроме мифической истории и подкопа оловянной ложкой может спасти застрявшего в обезьяннике Родригеса, парень отвлекся, не замечая происходившего рядом.
Знакомый и, одновременно незнакомый тембр голоса заставил вздрогнуть, инстинктивно напрягаясь, и сжимаясь на подобии моллюска прячущегося за створками раковины.
Пауло изумленно рассматривал стоящего рядом мужчину, задающего короткие емкие вопросы. Это был тот же Кайл Прэстон, который был в "Дрожи" и одновременно другой. От развязанной вседозволенности и взгляда наполненного превосходством не осталось следа. Перед ним стоял вежливый выхоленный истиный с непроницаемым выражением лица, которое бывает у следователей или адвокатов.
Деловой слог без намека на знакомство и нарочито вежливый тон сбивали с толку, заставляя глазеть на мужчину, как на предмет антикварной утвари в краеведческом музее.  Обращение на "Вы" резало слух похлеще опасной бритвы.
С чего это он такой любезный? А в клубе жизни учил и ноги вытирал. Да понятно, тут мы правильные, умные. Тьфу, смотреть тошно! Знал бы кто, как ты в Мондевиле развлекаешься, адвокатская крыса. И сын твой крысеныш. И... Как величать себя в этом семействе Пауло еще не решил. Запихнув куда подальше первые проявления удивления и растерянности, и делая почти доброжелательный вид, он с трудом выдавил из себя:
- Здравствуйте, - подчиняясь ситуации, тон получился не менее официальный и пресный. - Если быть откровенным, то я толком не знаю, что произошло. Тао, то есть, сеньора Родригеса задержали по обвинению в краже. У него есть друг, - пришлось отвести глаза в сторону рассматривая набалдашник витых перил. - Точнее, близкий друг, Сид Бэккет. Так вот хозяина, я так понял, задержали в его доме. Я не знаю, что копы от него хотят, но там, - голова кивком указала на массивные двери участка. - Там он уже долго.
Закончив речь, выдыхая с облегчением , и подопнув носком туфля оброненный на ступеньках окурок, тангеро перешел к более сложному моменту, носившему элемент выкупа или подкупа, который и дал возможность рассчитывать на помощь приехавшего адвоката. Смекая, что картина представляет не только ценность, но и несет в себе определенный смысл, парень предусмотрительно осмотрелся, дожидаясь пока окружающее пространство станет недосягаемым для чужого слуха и понизив голос до громкого шепота произнес:
- Я слышал, что вам нужна картина, Родригеса. Если вы поможете ему, то он станет сговорчивее, я думаю.

Отредактировано Пауло (28.02.2011 14:09)


Вы здесь » Голиаф » Тридцать Три и Бёрдленд » Полицейское управление