Голиаф

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Голиаф » Тридцать Три и Бёрдленд » Городская клиника


Городская клиника

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Обычная клиника на отшибе Бёрдленда со сносным обслуживанием, где могут оказать элементарную помощь любому пострадавшему или больному. Режим работы круглосуточный.
Трёхэтажное здание располагается на берегу канала, с противоположной стороны подпираемое вплотную подходящим к нему заброшенным лесистым парком. Улица, на которую выходит недавно отреставрированный, празднично белый фасад, узкая и малооживлённая, на тесной стоянке перед больницей едва хватает места нескольким автомобилям.
Широкие гулкие коридоры отчего-то всегда полутёмные и прохладные в любое время года. Всюду царит образцовое спокойствие и порядок, как и должно быть в клинике. Время от времени оно нарушается экстренными случаями, но лишь затем, чтобы восстановиться вновь - район настолько тихий, что даже столкновения с монстрами происходят реже, чем разборки с соседями, доводящие до необходимости обращения в травмпункт.
На крошечном пятачке фойе умещается набор синих пластиковых стульев вдоль стен для посетителей, растолстевший охранник-австрораптор с добродушной мордой и стойка регистратуры, за которой сидит миловидная, немного рассеянная чёрная девушка. Стеклянная дверь в фойе слева от входа ведёт в аптечный отдел.

Отредактировано Хантер (19.11.2010 04:31)

2

» Улицы Бигпая

- … вне опасности. Сломано ребро, остальное – ссадины и синяки, быстро…
Хантер дослушивал доктора вполуха, стоя в пустом полутёмном коридоре. Он повернулся к широкому окну, заглядывая в освещённую палату, где двое в халатах деловито крутились вокруг койки, на которой под чистой белой простынёй лежал его недавний знакомый. Отмытый, усыплённый обезболивающим Сол выглядел не старше, чем на восемнадцать.
Почти час ожидания только для того, чтобы ему сообщили «вне опасности». Маклейн мысленно сплюнул от досады.
- ... как проснётся, можно будет… Вы меня слушаете?
Он очнулся, оглянулся на доктора. Мужчина недоверчиво усмехался, щуря на полицейского свои близорукие глаза поверх очков, как будто говоря: мы оба знаем, что ты навешал мне на уши лапшу о том, что якобы этот парень валялся голым посреди дороги и ты подобрал его. Иначе бы зачем ты тут торчал столько времени? Но врач ни словом не обмолвился о своих подозрениях.
Через четверть часа Хантер снова спустился в фойе, где не было никого, кроме охранника, девушки за стойкой и пожилой леди на крайнем стуле, проводившей его странным немигающим взглядом, от которого стало немного не по себе. Больная, может, какая. Медсестричка в умопомрачительно коротеньком халате пригласила его в кабинет, чтобы обработать подсохшую ссадину на лбу, но сержант злобно отмахнулся. Он грязный с головы до ног, у него куча проблем, ищет начальник, работа не сделана, а тут ещё эта дура в лицо полезет со своей вонючей ваткой. Спасаясь от настойчивой заботы, он вышел на улицу и остановился на защищённой крышей парадной лестнице больницы.
Дождь зарядил надолго. Это можно было понять по тому, как однообразно, безнадёжно лились струи. Вода в канале волновалась, подёргиваемая мелкой рябью, ветер подгонял её короткими волнами. Отдалённый вой сирен, редкие прохожие под чёрными зонтами, редкие машины, выбрасывающие на тротуар мутную жижу из-под колёс. Мокрый, мокрый город, взъерошенный и хмурый, как голодный бродячий пёс.
Хантер достал документы, стряхнул с них капли и сдёрнул полиэтилен. Он вызвонил напарника, чтобы разузнать, есть ли у парня родственники, и рассказать им новости. Самому ему оставаться здесь, когда Сол Мур придёт в себя, совершенно не улыбалось. Номер нашёлся довольно скоро. Джеймс Мур. Родной брат. Надо же, не соврал.

» Звонок

Хантер выключил телефон, убрал в карман. Постоял ещё, глядя на дождь и размышляя, что его зацепило в суховатом деловом голосе, как будто между крыльев царапнуло осторожно. Но так и не придумал и вернулся в фойе. Медсестра по его просьбе проводила Маклейна до палаты. Ни ей, ни врачу, ни кому-либо из персонала он так и не сказал, как его зовут.
Он зашёл в приглушённо освещённое помещение, девушка оставила его одного, предупредив, что пациента нельзя долго беспокоить, ему надо отдохнуть. Сол всё ещё спал, и Хантер предполагал, что поместись тут хоть целый духовой оркестр, он также безмятежно будет дремать.
- Ну что, балбес, как я из-за тебя влип, а? Надеюсь, на этом мы с тобой расстанемся, ты не приносишь мне удачу. – Он тихо усмехнулся. Мужчина бросил документы Мура на стол у койки. Изрядно помятые и попачканные, но могло и таких не быть. Наклонился и потрепал без того растрепанные волосы спящего, в точности, как если бы рассеяно ласкал приблудившегося к ногам щенка.
Через семь минут его машины уже не было на стоянке.

» Полицейское управление

Отредактировано Хантер (23.11.2010 00:25)

3

Лавка чудес >>

Джеймс стряхнул воду с зонта. Припарковаться удалось метров за пятьдесят до клиники, остальные парковочные места были заняты машинами работников больницы. Поэтому зонт оказался совсем не лишним. Ливень хлестал такой, что за пять метров вокруг очертания предметов расплывались.
Поэтому Джеймс,не совсем элегантно перепрыгнув через пару луж, заскочил на крыльцо и почти бегом влетел в разъехавшиеся стеклянные двери.
Мог бы и не прыгать . Все равно ноги были по щиколотку мокрые.
- Ладно. Ничего  страшного, - сам себе ответил на мелькнувшие в голове мысли, что теперь в сырой обуви и носках придется пробыть едва ли не остаток дня, повернулся и еще раз глянул на припаркованные у больницы машины. Ни одной служебной полицейской машины перед клиникой не было.  Или не заметил.
Узнал у стойки регистратуры где палата его брата и кто лечащий врач, спросил как найти врача, кивнул на любезные объяснения и направился в отделение скорой помощи…

- ...эпитет «странная» весьма бедно  отображает весь тот эмоциональный окрас, который любой здравомыслящий человек испытает, услышав эту историю.
Они неторопливо шли по коридору, приближаясь к палате Сола.
- Согласен с Вами, Джеймс. Но тем не менее, я прислушался к словам  того полицейского, который его сюда привез.
- Так он все-таки был полицейским?
- Хм… форма на нем была.
- А машина?
- Понятия не имею, но легко проверить по записям видеокамер кто у нас парковался и входил. Обратитесь к охране.
-Обращусь, если понадобится. А как имя человека, который привез моего брата?
- Он не назвался. Странно, да?
- Весьма.
Им пришлось остановиться, до палаты Сола осталось каких-то метров пять, а разговор с доктором не закончился.
Джеймс шагнул в сторону, одновременно с доктором, чтобы не мешать снующим по коридору работникам клиники.
- Так вот. Раны мы обработали. Ничего страшного с Вашим братом не произошло. Анализы крови и соскобы с кожи сделали.  Вирусов нет, но…
Пауза, Джеймс на всякий случай сделал еще более заинтересованное лицо, хотя и так уже сверлил доктора своим внимательным взглядом.
- Но мы обнаружили частички автомобильной краски в ранах. Его действительно сбила машина.  Ушибы и ранения получены именно так. Никаких других повреждений на теле нет.
Джеймс потер переносицу пальцами, шумно выдохнул и покачал головой.
-  Это самая идиотская история, которую мне доводилось слышать.
Врач тактично кашлянул.
- Вам лучше поговорить с братом. Кажется, он проснулся.
Это он уже проговорил удаляющейся спине Джеймса.
Тот вскинул руку и произнес:
- Благодарю Вас. Непременно.
Войдя в палату, остановился у кровати.
- Здравствуй, Сол.

Отредактировано Джеймс Мур (22.11.2010 17:27)

4

» Улицы Биглая

Сола разбудил крик. Утробный рев монстра, следующего по пятам мечущейся по пустынной дороге жертвы. Сол распахнул глаза, минуту собирался с мыслями и еще столько же успокаивал выпрыгивающее из груди сердце. Перед глазами белый как снег потолок, люстра-таблетка и вытянутой стержень кварцевой лампы. Сол выдохнул с облегчением - «Приснилось». Еще не вполне понимая, что с ним и где он находится, парень стал медленно подниматься с постели, опираясь одной рукой о подушку. Однако резкая боль, электрическим разрядом прошившая его тело, предупредила все попытки пошевелиться, и Сол был вынужден вернуться в прежнее положение. Сильный спазм отрезвил его сознание, и он вспомнил в деталях все, что произошло с ним несколько часов назад, перед тем как он отключился. Вспомнил забегаловку в Биглае, украденный бумажник и полицейского. Вспомнил пустынный пляж, дождь и как бежал от мутанта, имеющего отдаленное сходство с манной кашей. Но как попал сюда он не помнил. Сюда? Сюда это куда? Сол огляделся. Нехитрая обстановка комнаты в которой он сейчас находился, красноречиво вещала, что он находится в больнице. Рядом с массивной кроватью со стальными ограждениями стояла тумба и капельница. Никаких наводящих ужас приборов равномерно отсчитывающих твой пульс, катетеров и машин искусственного дыхания. Он не в реанимации, в обычной палате. Значит, все не так уж и плохо как могло бы показаться. Однако, не плохо было бы вызвать врача или медсестру. Мур стал шарить ладонью по кровати в поисках кнопки-вызова, но тут дверь в его палату отварилась, и в комнату вошел… нет-нет, не врач и даже не медсестра, а его брат Джеймс. Он был приятно удивлен, но, в то же время, раздосадован. Он надеялся, что вся эта идиотская история, в которую он имел неосторожность вляпаться, останется за пределами заброшенного пляжа на окраинах Биглая, а теперь брат захочет услышать всю правду о том, что с ним приключилось и ему придется что-то рассказать. Если конечно, он уже не в курсе.
- Джеймс. – Сол бегло взглянул на вошедшего, и снова стал вставать, превозмогая острую боль в правом боку. Торс его был крепко перетянут бинтами, значит сломано ребро.
- Хорошо, что ты здесь. Найди врача, пусть мне принесут мою одежду, я выписываюсь! – с горем пополам Мур младший сел на кровать и свесил с нее ноги. По голым ступням пробежал холодок и Сол поежился.

Отредактировано Сол (23.11.2010 09:21)

5

Джеймс кивнул, вышел в коридор, подозвал медсестру и передал слова брата.
Медсестра округлила глаза, вошла в палату, приветливым и ласковым голосом объяснила Солу, что о выписке пока что не может быть и речи, посоветовала отдыхать и удалилась.
Джеймс дождался когда дверь закрылась и оперся локтями на спинку кровати.
- Но если ты хочешь уйти, то конечно, ты можешь идти. Встретимся через пару часов, когда тебя за неадекватное поведение упекут в психиатрию и будут исследовать твое посттравматическое состояние  уже более придирчиво.
Потом вспомнил, что ему сказал доктор.
- И в больничной одежде тебя,  увы,  не выпустят. Тебя ведь привезли сюда голым, а я, увы, забыл прихватить тебе что-нибудь.  Извини.
Джеймс глянул на своего почти тридцатилетнего брата и вдруг ощутил странную тоску, где-то в середине груди словно царапнуло. Неужели сейчас начнется банальщина, в которой так или иначе ему придется сыграть правильную, но фальшивую роль?
- М-да... - вздох, в котором явная  досада и сожаление, - ты меня ставишь в тупик, и я на самом деле не знаю, что делать. Из меня плохая няня, Сол. Я всегда полагал, что мужику под тридцать свойственно несколько иное поведение. И если ты сейчас снова начнешь срываться с кровати, выказывать свое негодование, оскорбленную обиду и прочие несомненно высокие и красивые эмоции, то ты, разумеется,  в своем праве, но лучше бы ты сейчас просто и без выпендрежа рассказал мне, что произошло. Я твой брат, а не публика, перед которой нужно разыгрывать спектакль. Если я тебе нужен, то выбери второй вариант.

6

Медсестра появилась быстро, но не затем чтобы поинтересоваться о здоровье Сола и распорядится о выписке больного, а чтобы любезно сообщить ему, что об оной не может идти и речи. Впрочем, Сол не особенно и рассчитывал на это, поэтому даже спорить не стал, хотя лежать в больнице ему совершенно не хотелось. Он вообще очень редко болел и за всю свою сознательную жизнь лишь единожды стал пациентом больницы, да и та была травмпунктом, в котором он провел не всего несколько часов. Смешная была история. Ему, кажется, было лет двенадцать, он упал с дерева и поломал лучевую кость левой руки. В остальном он старался избегать больничных коек, считая их прибежищем для симулянтов. Но сегодня он решил быть честным с самим собой – возвращаться сейчас домой было не очень хорошей идеей. Медсестра помогла ему лечь обратно, заботливо подоткнула одеяло и удалилась. Как только дверь за ней захлопнулась, Джеймс заговорил.
Вот в этом и был весь Джеймс. Даже тогда когда он изображал заботу о ближнем, на его лице читалось что-то вроде презрения. Этот человек был иного поля ягода, он всегда поступал по своему, был рационален до омерзения и все всегда делал по правилам. В такую передрягу он бы никогда не попал. Сол постоянно испытывал к Джеймсу некую ревность, ему всегда казалось что родители любят его больше чем Сола – ведь Джеймс подающий надежды юрист, а у Сола ветер в голове и глупые мечтания. И хоть Джеймс и дня не проработал по своей специальности в глазах родителей все так и осталось, потому что у старшего сына был антикварный магазин и стабильный заработок, а у Сола нет. С Джеймсом тоже все не всегда было гладко. Парню казалось что брат относится к нему предвзято. Наверное, ситуацию отягощало то, что они были не родные братья, а сводные. А посему степень родства была укорочена наполовину. Именно поэтому Сол никогда ни о чем не просил Джеймса и обращался за помощью лишь в крайних случаях, будто старался доказать что чего-то да стоит.
Все, что было сказано Джеймсом, Сол пропустил мимо ушей. Что-то доказывать и спорить ему совсем не хотелось. Если брату было удобнее видеть в нем инфантильную недоросль, то так тому и быть.
- Как ты здесь оказался? Врач позвонил? – Вопрос был крайне интересен. Насколько Сол помнил, родственников разыскивали только в случае крайне тяжелых состояний или смерти.
- Я практически ничего не помню из того, что со мной произошло. Помню только пляж, мутанта, который пытался меня сожрать и свет фар, бьющий в глаза. Очнулся я уже здесь. Это все. – Конечно, это было не все. Однако рассказывать предысторию Солу отчего-то не хотелось. Он уже заранее знал, что скажет ему на все это Джеймс. Он и сам прекрасно понимал, что облажался. К чему было посвящать в это еще и третье лицо, которое явно не будет в восторге от услышанного?

7

- Мне позвонил полицейский. Сказал, что обнаружил тебя голого на заброшенном пляже. Ты кинулся ему под колеса.
Джеймс помолчал, взвешивая слова. Ему хотелось, чтобы в глазах Сола хоть на секунду мелькнула бы искра понимания. Правильного понимания ситуации.  Почему у его брата, хоть и сводного, но все-таки брата всегда такие одинаково прозрачные, такие, бл... глубоко прозрачные глаза и взгляд куда-то в никуда?
- Сол, ты понимаешь, что ты сейчас сказал? Ну, допустим, ты не помнишь. Такое может быть, да. Но, ты так поспешно мне сказал, что ты НИЧЕГО не помнишь, и я это понимаю, как попытку скрыть что-то. С какого момента ты ничего не помнишь? Со вчерашнего дня, когда ты сидел в сортире, готовый подтереть себе задницу?  Или неделю назад с момента как ты случайно снес шоколадную горку в супермаркете?  Это можешь объяснить? И неужели ты не понимаешь, что из твоей ситуации можно извлечь для тебя же массу выгоды? Но при условии, что я буду знать, что на самом деле произошло.
Малокурящему Джеймсу вдруг захотелось вдохнуть полную грудь дыма. Хотя бы просто выйти в накуренное помещение, просто избавиться от стерильности всего, что его сейчас окружало. И всего, что он сейчас слушал.
И он ждал эту искру озарения в глазах Сола.
Мелькнет или не мелькнет? Ну, искорка? Где же ты, м? Неужели настолько все безнадежно?
Джеймс вздохнул, похлопал себя по карманам. Паршиво становилось. Просто невыносимо паршивою. Ехал сквозь ливень , торопился, едва не спровоцировав аварию, стоит тут с промокшими ногами, дурак дураком. Может быть,  ему упасть в ноги Солу надо, причитать и осыпать его братскими пламенными поцелуями? Он видел такое в кино, но он же не в кино. Джеймсу всегда думалось, что отношение людей видно по их поступкам, а не по словам.  Это жизнь и в жизни люди скупы на эмоции, стесняются их, берегут для себя и самых важных моментов в жизни. Во всякм случае нормальные люди.
-  Я зря ехал?

8

Можно ли назвать то, что сейчас слышал Сол сдержанным негодованием? За что сейчас сердился на него Джеймс? За то что кто-то заставил его ехать под ливнем на другой конец города, оторвав от дел или же от того что брат не хочет поделиться с ним той историей в которую влип? Удивительное дело, он взывал к пониманию, но в то же время оставался глух к немым намекам Сола «Попробуй встать на мое место, черт тебя дери. Попробуй понять Меня!» Сол слушал его молча, внимательно наблюдая за той бурей эмоций, что внезапно пробилась через удивительное спокойствие Джеймса. Еще минуту после странного вопроса брата, Сол продолжал молчать. Зря приехал? Все завит от того с какой именно целью ты здесь? Чтобы услышать душераздирающую историю или справиться о здоровье своего, хоть и сводного, но брата?
- Я дернул бумажник в кафе. – Решительно начал рассказ Сол. – Коп это увидел, догнал меня уже на улице. Видимо тот мужик заметил пропажу и поднял кипишь. Не буду углубляться в ненужные детали… В общем, мужик которого я ограбил забрал свой пустой бумажник и смотался. Коп отвез меня на окраины, - тут он запнулся, отвел взгляд к окну, по которому барабанил дождь, - приказал раздеться, пригрозив что навещает на меня кучу дерьма за которое меня упекут в тюрягу на полторы сотни лет. Мою одежду сжег, телефон разбил о камни. Потом уехал. То что я бросился под колеса чистейшая правда. Все потому что я не видел его из-за дождя. Я бежал от мутанта, который бросился на меня на том пляже. Помню, что на капоте того автомобиля значился номер полицейского управления. Я не знаю, был ли это тот же самый коп или может какой-то другой. Но я сомневаюсь, что какому-то еще полицейскому приспичило ехать на окрины в такую дерьмовую погоду. Да, и того копа… сержанта, звали Хантер Маклейн. - Сол не смотрел на брата. Да, ему было стыдно и было бы лучше, если бы он продолжал говорить, что ничего не помнит. Но он вдруг поймал себя на мысли, что не хочет, чтобы Джеймс уходил.

9

Вначале он даже обрадовался, что Сол не зациклился на вечном: «А обо мне ты подумал?» и вообще не стал пускаться в пустые препирания и выяснения, но после, когда выслушивал короткий рассказ, выражение лица Джеймса становилось все более и более отсутствующим.
Брат уже закончил говорить.
Джеймс  молчал.
Сол сидел на кровати.
Джеймс все так же опирался локтями в изголовье кровати и все так же молчал.
Кажется, он вспомнил, что надо дышать, когда выдал странное:
- Эк-хмм.
Сказать, что в голове у него взорвался и не желает собираться сторона к стороне, цвет к цвету кубик Рубика, это значит ничего не сказать.
Мысли расползались отдельными словами, образами, картинками.
Полицейская машина со включенной сиреной. Голый Сол, бегающий от мутанта. Веселый костерок из одежды. Кожаный потрепанный кошелек и спешащие по своим делам люди. Все это не раз кувыркнулось, весёленько так покрутилось и никак не желало устроиться в голове Джеймса Мура.
- Э, постой… - Сол никуда не торопился, просто Джеймс попытался остановить карусель в своей голове. - - То есть… То есть… э-э-э…
Он выпрямился и уперся немигающим взглядом в оконный переплет, как будто бы на нем написаны все отгадки.
Нет, нет. Он ничего не понял. Единственное, что зацепилось и сидело в мозгу, так это то, что человек, ему звонивший, вроде бы назвал совсем другое имя.
- Так, погоди. Бумажник, значит. А потом вернул его и одежду сжег…
Серый взгляд снова переместился на лицо брата.
- Сол, прости меня… кажется, я ничего не понял.
Джеймс почувствовал, что мышцы на лице застыли. Обернулся, увидел свое отражение в стеклянных дверях. Джеймс, как Джеймс. Просто в некотором ступоре. Вздохнул и сел на кровать Сола, не заметив, что придавил ему ногу.
- Забери меня Пасть… куда мир катится…
Почувствовав, что сидит неудобно, без церемоний сдвинул ногу Сола и уселся вполоборота к брату,  с трудом смог наконец-то сосредоточиться. Вообще, ему много хотелось сейчас сказать и спросить, поэтому Джеймс, как и всегда в таких ситуациях, наоборот, становился немногословным.
- Это точно был полицейский? И вообще…
Неопределенный жест рукой – это все, чем Джеймс смог сейчас выразить крайнюю степень своего изумления и недоверия.

Отредактировано Джеймс Мур (23.11.2010 16:40)

10

- Что тут может быть не понятно?! – Сол хлопнул себя ладонью по голове, отчего та разболелась еще больше. Вспышка раздражения была мимолетна, и Сол очень быстро потух, поняв, что его рассказ вероятно просто не укладывался в голове брата – как какое может вообще быть? Вероятно, если бы Солу кто-то поведал подобную историю, он бы тоже ничего не понял, потому что полицейские чаще всего так не поступают. Как там говориться «Служи и защищай»?
Джеймс тяжело опустился на край кровати, придавив ногу Солу. Он был настолько ошарашен, что не сразу это заметил, только тогда когда брат стал высвобождать ее из-под тяжести джеймсовой задницы.
Сол тяжело вздохнул. Похоже, придется обстоятельно рассказать брату о том, что произошло иначе он так ничего и не поймет. Сол приподнялся на подушке, превозмогая острую боль в боку и принял полулежачее положение.
- Ладно, слушай. Я знаю, что облажался и мне бы не хотелось впутывать тебя в это дело. Понимаешь, я все это просто так не оставлю, – пауза. – Да, это точно был полицейский. На нем была форма, бэйдж, табельное оружие – все как полагается. У него была полицейская машина, черт возьми. Если бы это был преступник, он бы не стал помогать тому оболтусу, которого пощипали, согласись! Как я уже сказал, он догнал меня на улице вместе с… потерпевшим. Тебе, наверное, интересно почему тот мужик сбежал? Все просто. Он сказал, что в бумажнике было две тысячи, хотя на самом деле было не более трехсот долларов. Он надеялся, что сможет поживиться и ничего ему за это не будет. Но беда была в том, что с собой у меня было максимум двадцать баксов… - тут он замолчал, переведя дух и оглядываясь вокруг в поисках воды. Пить хотелось нестерпимо. Кувшин с водой оказался на прикроватной тумбочке. Сол потянулся к нему, но прострел в боку заставил его остановиться.
- Бля! – Сол схватился одной рукой за торс и чуть ссутулился. На лбу его выступил пот. – Налей воды, пожалуйста! – Когда боль немного утихла, Сол продолжил говорить.
- Меня и того мужика серж посадил в машину, а сам ушел расплачиваться за еду. Когда вернулся, мужика уже не было, а Маклейн даже не поинтересовался, куда тот делся. Ведь все и так было понятно. Как раз здесь я сморозил глупость – предложил ему полюбовно разойтись, но он очевидно не внемлил моим словам. Да я особо и не надеялся. Я слишком поздно понял, что мы едем не в участок, но если бы даже… это бы ничего не изменило. Дальше ты знаешь. Мои документы были у него, он мне угрожал тюрьмой, и мне ничего не оставалось, как только подчиниться. Потом он уехал и начался ливень. – Перед глазами вновь открылся серый морской пейзаж и нехитрое старое сооружение служившее Солу укрытием от непогоды. Положеньице было не из приятных.
- Когда он уезжал, я пообещал, что убью его. Но он вернулся за мной и это многое меняет. – Сол вновь уставился на дождь, на прозрачные гибкие как змеи струйки воды, стекающие по стеклу. Он вернулся. Этот факт не укладывался в голове парня, но, тем не менее, это так. Сол действительно собирался убить его и взять еще один грех на душу. Но, как и в любой истории, в этой тоже было свое «Но», которое расставляло все точки над «I». Хантер Маклейн мог не возвращаться, но за каким-то хреном вернулся, и тем самым спас жизнь Солу. Даже при мысли о том уродливом тошнотворном мутанте у Сола бежали мурашки по коже.
- У тебя есть кто-нибудь из знакомых, кто сможет добыть информацию об этом Хантере Маклейне? Адрес, номер счета, семейное положение?

11

Первая реакция прошла, Джеймс, внимательно слушал, что ему говорит встрепанный, разозленный Сол. Едва смог скрыть улыбку, опустил взгляд и кивнул, когда Сол попросил воды.
Воды-то он налил, но отвлекшись на последний вопрос Сола подать стакан забыл. Вместо этого сам отпил из больничного пластикового стаканчика.
- А семейное положение-то тебе зачем? Жениться на нем собираешься?
Усмешка появилась на лице тогда, когда в голове перестала вертеться карусель и вся ситуация более или менее стала понятной.
- Ну, допустим облажались вы оба. Причем по полной. Твое дело сейчас лежачее. Тебе же и выгода. Сломанное ребро не позволит продолжать подметать улицы, а психолог  дня три сюда походит. Потом можно будет официальной выпиской из клиники подтвердить уважительную причину отсутствия и, разумеется, в ней будет более или менее приемлемая версия твоего прямого попадания с улиц Голиафа под колеса полицейской машины.  А там глядишь и наказане смягчат или вовсе пересмотрят. Разумеется, если ты снова не наломаешь дров.
Джеймс подал опустевший стаканчик Солу.
- Ты пока полежи, а я прогуляюсь.  Где-то тут внизу есть кафешка. Я не ел сегодня и мне надо сделать пару звонков. Не скучай, скоро приду.
Уже почти на пороге вспомнил, вернулся к прикроватному столику.
-  Паспорт твой я возьму. Заодно и симку тебе восстановлю.
Снова пошел и снова вернулся.
- А, да. Вода.
Сунул кувшин Солу в руки, немного расплескав ему на грудь и одеяло, затем вышел из палаты.

12

Жениться на Хантере Маклейне Сол конечно не собирался, а вот обрюхатить его жену, если таковая имеется - вполне вероятно. Он еще не совсем представлял себе что хочет и главное что может сделать полицейскому, главное чтобы это ударило по больнее, так чтобы тот на всю жизнь запомнил. Пока у Мура младшего не было никакой информации об этом человеке и потому, строить какие-то планы раньше времени не было никакого смысла. Первое время все равно придется держаться в тени и строить из себя «потерпевшего». Джеймс был прав, лежа в больнице, он имел полное право не появляться на общественных работах, а душераздирающая история о том, что его якобы сбил полицейский, в действительности может смягчить ему наказание. Вряд ли кто-нибудь захочет, чтобы Сол поднял шумиху вокруг этого мутного дела. Система часто дает сбои, но чаще всего об этом никто не узнает.
Сол улыбнулся Джеймсу в ответ и отрицательно замотал головой, дескать, нет, жениться не собираюсь. Брат, кажется, стал приходить в себя, однако предназначавшуюся Солу воду выпил сам. Сол следил за ним с интересом, не отрывая взгляда от пластикового стаканчика – заметит или нет? Не заметил, но это было уже не важно. Джеймс собирался что-то предпринять, кому-то звонить, советоваться. Сол лишь кивнул в ответ и коротко ответил
- Ок, брат. Я буду здесь. – Как будто он мог куда-то уйти. Хотел было заказать ему что-то из буфета, да вовремя понял, что есть совершенно не хочет. Джеймс скрылся за дверью, и Сол остался один. В руках графин с водой и пластиковый стаканчик. Он наполнил его и залпом осушил – жажда была неимоверная. Возможно это все из-за лекарств, которыми его обкололи. Кувшин и стакан отправились на свое прежнее место, а Сол остался лежать в ожидании каких-нибудь вестей. Не смотря на возраст и чрезмерную самостоятельность, Солу было приятно ощущать на себе братскую заботу. Когда-нибудь он непременно отплатит Джеймсу тем же.

13

Джеймс спустился вниз, но в кафе не зашел. Прямиком направился на выход.
На крыльце раскрыл зонт, оглянулся и, увидев через дорогу ближайший магазин по продаже сотовых телефонов с логотипом той компании, в которой подключался Сол, прямиком направился туда.
Снова промочил ноги.
Простынет. Точно простынет.  Но если выпьет коньячку…  А, ты холера забери. Не выпьет. За рулем. Увы, но сейчас лучше не уподобляться братцу и не быть беспечным.
В магазине сотовых телефонов присмотрел неплохую модель. Простую, но достаточно удобную и функциональную, удостоверился, что сим-карту здесь восстановить можно, предъявил паспорт Сола. На вопрос, почему не брат, пояснил ситуацию.
Обслужили быстро.
Прыгая через особенно бурные потоки воды и приостанавливаясь, чтобы пропустить проезжающие мимо машины, вернулся в клинику и нашел кафе.
Наговорил голосовое сообщение на номер  Сола. Новенький аппаратик, послушно мигнув, принял его.
Затем заказал себе чашку кофе и тост. Ел не спеша, обдумывая дальнейшие действия.
Домой возвращаться не хотелось. Свободного времени сегодня масса. Раз уж приехал сюда, то теперь никакие другие дела просто не успеет сделать.
Дожевывая  тост и попивая кофе думал, что история вполне так забавная. Безумно любопытно стало, что за человек был этот Маклейн. Вообще, наверное, стоило познакомиться с ним. Из любой ситуации можно извлечь выгоду. Может быть, для Сола, а может быть, для себя.
Нет. Не так. Для себя и для Сола. Джеймс Мур в целом очень заботливый брат.
Интересно, как он будет выкручиваться?
Поймал себя на мысли, что ищет оправдания своим действиям.
Да, на самом деле это не его проблема. Сол, мальчик большой, сам бы справился, но… просто чтобы Сол не натворил больших глупостей. И, в конце концов, сержант полиции мог бы ему пригодиться. Зачем? Всякое бывает.
Через медсестру, Джеймс передал для Сола мобильник и паспорт . Затем покинул клинику.
Медсестра, прежде чем дойти до палаты Сола, обошла несколько соседних, потом уже заглянула к нему.
- Как Ваше самочувствие?
Беглый, но цепкий взгляд на больного.
- Вам лучше поспать.
Поправила сползшее покрывало, поменяла кувшин с водой.
- Ах, да. Ваш брат просил передать.
Положила паспорт и мобильник на кровать, улыбнулась и вышла.
Дисплей телефона терпеливо продолжал уведомлять, что получено новое голосовое сообщение.

Полицейское управление >>

14

Время шло, а Джеймс все не возвращался. Сол прикидывал в голове, сколько понадобится времени, чтобы поесть, обновить сим-карту и …. Какие еще были планы у Джеймса, Сол не догадывался, однако к высчитанному времени прибавил еще минут двадцать. Вышло что-то около часа, значит ждать еще долго.
Скукота. Сол не привык так жить. Вся его жизнь это постоянное движение вперед. Сейчас сколько, часов пять, может шесть? Он и не припомнить когда последний раз валялся в кровати в это время. Парень обшарил взглядом комнату, в поисках чего-нибудь, что могло бы его развлечь. Никаких книг или газет не было и в помине, зато был небольшой телевизор под самым потолком. Вот только пульта от него нигде не было видно. Поскольку вариантов особо не было, Сол занял свои мысли хорошенькой медсестрой, которая недавно заходила к нему в палату. Пышные формы, большие, будто кукольные глаза и светлые волосы, собранные в толстую косу – мечта, а не женщина. Сол невольно улыбнулся, затем, поудобнее устроившись на своем ложе, задремал.
Из забыться его вывел звук открываемой двери. Первая мысль, которая родилась в голове парня – Джеймс вернулся. Но на пороге стоял не Джеймс, а та самая медсестричка, которая ему так приглянулась. Она справилась о здоровье Сола, за что была вознаграждена широкой улыбкой прикованного к кровати ловеласа, сменила графин и прежде чем уйти передала Солу его паспорт и новенький телефон. Джеймс купил. Но почему не зашел? Спрашивать об этом медсестру было бесполезно и парень принялся со всех сторон рассматривать свою новую игрушку. На дисплее мигал флажок нового голосового сообщения. «Хм, кто бы это мог быть». Подождав, когда медсестра выйдет, Сол нажал на кнопку и принялся слушать.

15

Голосовое сообщение

«Я восстановил тебе сим-карту.  Сейчас нужно уехать, а ты выздоравливай и будь на связи. Да…  про одежду я снова забыл. Но тебе в ближайшее время она не понадобится. Потом пришлю, при выписке. Джеймс»

16

«…пришлю при выписке» - это не совсем то, что хотел бы услышать в коротком голосовом сообщении от Джеймса Сол. Парень был в некотором смысле разочарован, по-видимому, у брата были куда более важные дела, чем самочувствие Мура-младшего. Антиквариат, книги - это все не может ждать. Ладно, он ведь и не нанимался в сиделки, Сол не при-смерти и может сам себя обслуживать. Однако, хотя бы простое «Выздоравливай скорее», очень бы порадовало Сола. Наверное, не зря, он старался решать свои проблемы самостоятельно…

Следующие два дня прошли довольно быстро и легко. Сол созвонился со своей братией и уже через пару часов у Сола был ноутбук и доступ в интернет. Да, одежда у него тоже появилась, так же не без помощи друзей – Йена и Дейва по прозвищу «Птичка». Пока одежда ему и правда была без надобности, но думать о том, что она у него все же есть и парень может уйти в любую минуту, было приятно. Друзьям он, конечно, рассказал, что случилось, но в подробности вдаваться не стал, решив, что парням достаточно знать только о бумажнике, мутанте на заброшенном пляже и полицейской машине, что его сбила. В принципе можно было ограничиться лишь упоминанием о полицейском, судя по их хмурому виду других подробностей им было и не нужно. Была бы их воля, они бы сейчас собственноручно придушили Маклейна, а после еще бы и танцевали на его могиле. Но Солу не нужна была смерть сержанта, у него был куда более изощренный план мести.
- Мне нужна информация об этом Хантере Маклейне. Любая, какую только сможете найти. Позвоните Бродяге или Рэнди, они никогда меня не подводили. Разумеется, за ценой я не постою. Но информация нужна как можно скорее. – Сол понятия не имел где и как названные люди, будут искать данные на Маклейна, и сколько это будет стоить, ему было без разницы. За риск он готов был доплатить чуть ли не вдвое сверху, ведь хакнуть скорее всего придется полицейскую базу, а там наверняка стоят самописные файрволы и любое вторжение будет моментально отслеживаться. Но черт возьми, Рэнди и Бродяга, самые лучшие хакеры в Голиафе и если бы это утверждение было неверно, они бы уже давным-давно грели свои кости на нарах.

К концу второго дня, Солу удалось поговорить со своим лечащим врачом о выписке. Сломанное ребро по-прежнему болело, однако других, сколь-нибудь тяжелых повреждений у него не обнаружилось, поэтому парень не преминул поставить под сомнение свое здесь пребывание. Он поклялся каждый день ходить на перевязки и соблюдать постельный режим, но не в больничной палате, а в своей уютной постели дома. Врач сказал, что подумает, но уже на следующее утро, на тумбочке Сола лежала выписка и рецепт на Викодин.
За Солом приехал Йен. Каникулы в городской больнице, наконец, закончились. Победно проехав по коридорам больницы в инвалидной коляске, Сол еще несколько минут стоял у входа в больницу, курил и улыбался утреннему солнцу. Джеймсу парень скинул смс, о том, что выписался и приезжать за ним не нужно, как и высылать одежду. Убрав телефон в карман, он выбросил окурок в урну и залез на переднее сидение йеновского кабриолета восьмидесятых годов.
- Куда теперь, Сол? – С улыбкой поинтересовался Йен, после недолгой паузы.
- В Бургер-кинг, Йен, в Бургер-кинг!

» Долина огней » Бар "У Мэри"

Отредактировано Сол (23.12.2010 21:10)


Вы здесь » Голиаф » Тридцать Три и Бёрдленд » Городская клиника