Голиаф

Объявление

Игра в архиве.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Голиаф » Лаустаун » Клуб "Дрожь"


Клуб "Дрожь"

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Сотни тел, скользких, полунагих и горячих, отдающих души своим порочным богам в первобытных дикарских плясках сутками напролёт. Как будто ни у кого из них не осталось собственного дома и, жадно вдыхая захлёстывающую с головой энергию, они танцуют из года в год, не ведая усталости. Хотя впечатление обманчиво и объясняется тем, что в любое время мондевильского дня и ночи в клубе за полтысячи посетителей, который закрывается всего на два часа из двадцати четырёх, если не стряслось что-нибудь экстраординарное. В основном, молодёжь. Публика разнообразна, нигде на поверхности такой не встретишь – ангелы, демоны, Отражения, разумные монстры и ящеры извиваются, трутся в одной толпе, плечом к плечу, бедром к бедру. Мелькают то вскинутые лапы, то обнажённые женские груди, то запрокинутая чешуйчатая морда с полузакрытыми глазами и распахнутой пастью. Сексуальный голод, похоть, для которой не преграда расовые и половые различия, царит над этим полусумрачным миром, в котором бешеная ритмичная музыка, разрубаемая лучами стробоскопов, грохочет с таким свирепым накалом, что дрожь разбегается по стенам и полу залов, представляющих собой несколько громадных, соединённых друг с другом природных пещер с высокими потолками, густо испещрёнными иероглифами, изображениями мистических животных, птиц и невиданных миров. Льющееся рекой спиртное, одуряющий аромат опиума в курильницах под большими птичьими клетками с голыми рабами обоих полов и всех сортов, которые нередко в открытую совокупляются, опьянённые наркотиками и оргиастической вакханалией толпы. На сценах, ограждённых от танцполов надёжными решётками, непрерывные выступления садомазохистской направленности. Бары тоже зарешёчены и алкоголь раздаётся прямо через прутья, а если кто-то отказывается платить, тут же как из-под земли вырастают восьмифутовые, поигрывающие мускулами гривастые химеры с приветливыми оскалами, возбуждающими немедленное желание вытрясти деньги на стойку.

2

Пару часов тому назад, он взбежал по ступенькам вместе со своей добычей, стремительно вошёл в спальню, и опустил молодую женщина на постель. Платье задралось еще выше, обнажая стройные бёдра. Мужчина подошёл к столику, взял сигару, раскуривая, бросил своё тело в кресло, вытянул ноги, и расслабленно выдохнул. Он устал. Устал так, что впору было бы нырнуть в постель и забыться сном часиков бы на сто, но жгут внутри завязался в нетерпеливый узел, требуя выброса энергии. Вот например почему бы не заняться сексом с этой безмятежно спящей красоткой, Кайл, ведь нет ничего проще, чем задрать ей платье и всунуть так глубоко, что заноют яйца от наслаждения, подумалось Прэстону, и он судорожно сглотнул клок слюны, потому что мысли и правда были не без греха. Плотнее обхватил сигару, посасывая, глотал горькую от табака слюну, и улыбался, рассматривая чудом спасённую мисс Линч. Нельзя, значит нельзя, но …чем чёрт не шутит, может быть, в клоаке эта жеманница и обернётся, а не обернётся, так растрясёт свои бутерброды. Мужчина пружинисто поднялся, раздавил сигару в пепельнице, и подошёл к постели. Движения были аккуратными, чтобы не разбудить Эстер, когда раздевал. Туфли, чулки, платье, лифчик и трусики полетели на пол. Последние можно было оставить, но Прэстон и не думал стеснять себя в своих желаниях, достаточно того, что он не трахнул её во сне. Оставил полностью обнажённой и только после этого, сел рядом на постель, и любуясь, не спеша набрал номер телефона, и неторопливо и обстоятельно заказал новую одежду. На глаз выбрал размер, спокойно рассматривая округлые бёдра, торчащие соски и плоский живот. Одобрительно взглянул на хорошо выбритый лобок с оставленной полоской посредине.
Потом пил скотч со льдом, болтал по телефону, договорился о паре встреч, когда принесли одежду, выставил открывшего рот посыльного, и с невозмутимым выражением принялся наряжать свою гостью. Игнорируя трусы и лифчик, надел на Эстер мягкую, мужскую рубашку, не застёгивая, лишь завязал узлом повыше пупка. Потёртые, драные на коленях линялые джинсы. Интимная прореха под одной из ягодиц давала возможность полюбоваться стройностью бедра и домыслить всё остальное. Перчатки без пальцев. Армейские сапожки такой мягкой кожи, что казалось, выделаны из кожи младенца. Стёр ладонью помаду с её губ, посмотрел и остался доволен. Сам беззастенчиво переоделся при Эстер, глотнул ещё скотча, подхватив лёгкую ношу, перекинул её через плечо и, оседлав мотоцикл вжарил на газ, развернув стального коня в сторону дороги в Подземный город...
...Всего пара часов, а теперь он толкнул плечом дверь в этот клуб, и в нос сразу жахнуло запахом сотен тел, мерно двигающимися в похотливом танце блуда, откровенного порно, готовностью совокупляться.
Свет не мешал движению, открывающиеся двери не отвлекали от транса в сексуальном угаре. Скользкие спины истинных и монстров, с языков, губ и клыков падающие хлопья пены, спермы и слюны, пиками торчащие чувственные отростки, конечности и фаллосы мутантов. Голые ягодицы, груди и гениталии, в мокром угаре растворяющиеся сушности, напоминающие сейчас шоу уродов. Экстаз в чертах. Ломка в извивающихся телах. Бесстыжая вязкая жижа, долбящаяся в кислотном шоу.
Гэндзи бывал тут и ни раз, и ему труда не стоило проскользнуть мимо ощупывающих рук каждого, кто только входит в клуб, он не отвечал на прикосновения, хотя чувствовал, как кожистые пальцы, хвосты и плавники, губы и гениталии оглаживают его со всех сторон. Позже, мои пернатые, позже, ухмылялся он, вышвырнув за шкирку кого-то из –за столика, что приткнулся в углу танцпола, а на возмущённый треск клыков, обернулся и прошипел словно змея несколько фраз, и тут же от него шарахнулись. Кто бы хотел связываться с советником Барона, кто бы хотел подавиться своей кровушкой, да никто, похоже.
Ногой придвинул хлипкий стул, усадил на него своего «мальчика», щелчком пальцев заказал выпивку, насмешливо взглянул на заботливую шестирукую официантку, что сунула с выпивкой ему горсть травы. Пока крутил из купюр самокрутку, пару рук без стеснения заползли под рубаху Эстер, прошлись по её соскам:
-Свали. Она моя, - беззлобно отогнал высунувшего язык монстра, закурил, цедил обжигающими глотками ром, и ждал, когда мисс всея Рояль Дюк изволит очнуться.

Отредактировано Гэндзи (07.12.2010 18:41)

3

Непроглядно-бархатная тьма была милосердной, как объятия матери, мешал только жесткий долбящий ритм на периферии сознания, ввинчивающийся в виски раскаленным штопором. Шум становился отчетливей, что-то ощутимо полоснуло по соскам, обдавая волной непроизвольного возбуждения так, что бедра сжались в сладкой истоме. И тут Эстер открыла глаза.
Первая мысль была – она умерла и попала в ад. Какофония звуков, слепые тела, похотливо совокупляющиеся или готовые броситься друг на друга прямо на танцполе. Немного придя в себя, со смесью брезгливости и жадного любопытства следила, как чувственная блондинка ласкает гладкую сухую плоть ящера или несколько монстров трутся друг о друга в экстатическом припадке под аккомпанемент пошлого хлюпанья темной вязкой слизи. Слюна, пот, кровь, грязь, сперма и женский сок сливались в тягучей симфонии разливающегося в душном воздухе острого запаха блуда.
Взгляд широко распахнутых глаз уперся в Кайла Прэстона, безмятежно сворачивающего самокрутку.
Вопросы, начиная от конкретного «где мы, и что это за бордель?» до совершенно детского «и что теперь?» теснились в голове, перебивая друг друга, вылились в непроизвольный, когда Эстер поняла что вместо привычного платья, на ней другая одежда, и чего-то ощутимо не хватает. Инстинктивно сжав колени, и почувствовав, как твердый шов на джинсах скользит по нежной плоти между ног, Эстер гневно выпалила:
- Что это за одежда? И какого черта на мне нет…? – густой румянец предательски залил лицо. Она не страдала ложной скромностью и не была ханжой, но сама мысль о том, что Кайл Прэстон раздевал ее, не спеша стягивая кружевные трусики, рассматривал, трогал, одобрительно ухмыляясь или похотливо скалясь, заставляла чувствовать себя очень уязвимой. Подумав, что он еще мог с ней сделать, Эстер все-таки отмела мысль о насилии. Это было бы так не спортивно, и он обещал…
Запахнув рубашку поплотнее, она кинула на миллиардера еще один взгляд изподлобья. Эта одежда, бесспорно, была более функциональной и даже в некотором роде стильной, хотя и отдавала неким фетишизмом. В своем платье и на шпильках, она не ушла бы далеко, а шестое чувство подсказывало ей, что умение быстро бегать в этом месте является одним из приоритетных. Дробление пульса в висках сходило на нет,  но снова гулко застучало о диафрагму, когда оглядевшись в очередной раз, Эстер поймала дюжину похотливых взглядов, направленных на нее. За ней следили, как за лакомым куском свежатины, но опасливо меркли, когда натыкались на ее спутника. Это было интересно, как и нехитрый вывод, что Прэстона стоило держать поближе к себе.
Придвинув принесенное пойло, с мыслью, что не мешало бы немного расслабиться, в рамках разумного, сделала глоток, скривилась от перехватившего горла жжения. Выдохнула, отставляя бокал и прикидывая в уме, сколько раз за эту ночь ее попытаются изнасиловать в том же туалете, если она надумает туда пойти. Эстер мрачно подумала, что вот она сбывшаяся мечта идиотки, которая совсем не такая на вид и вкус, как она ожидала, где не спасала привычка держать хорошую мину при плохой игре, но усилием воли взяла себя в руки. Паниковать было рано, в конце концов, это был другая сторона жизни, куда Кайл Прэстон явно не приглашал своих партнеров по бизнесу, чтобы разделить деловой ланч, так что нужно было ловить момент и получать удовольствие.
Эстер откинулась на спинку стула, мечтая о сигарете, чуть поморщившись, когда ткань рубашки скользнула по незащищенной груди, закинула ногу на ногу, привыкая к пикантности ситуации.
- Хорошее начало ночи, мистер Прэстон. Какова дальнейшая программа?

Отредактировано Эстер Линч (14.12.2010 00:53)

4

Смотрел на Эстер с интересом. Подвинул ей пачку сигарет:
-Что будете пить, мисс Линч?
О чём он думал, когда привёл эту женщину в это место? Что она очнётся? Станет другой? Позабудет это своё «губки бантиком», расслабится и перестанет ждать, что мир будет шагать ей навстречу с распростёртыми объятьями. Неуловимо, но она ему нравилась за этот гордо вздёрнутый подбородок, за неловкость, за то, что покраснела, когда сообразила, что он не забыл полюбоваться ею, когда раздевал. Да, да, нагота очень сближает, мисс Линч, внутренне усмехнулся мужчина, но лицо сохраняло прежнее выражение – безмятежного интереса к тому, что будет делать его подопытная в подобных условиях. Пока же молодая женщина явно выбрала роль зрителя, совершенно не представляя, как вести себе, когда её вытолкнули на сцену и предложили одну из главных ролей. Нога на ногу, и джинсовка  плавно обнажила колени. Снова улыбнулся, но на этот раз явно:
-Вы похожи на мальчишку.
Поднёс зажигалку, глядя немигающим взглядом в глаза:
-Если Вы будете бояться тех тварей, что лопают Вас взглядом, касаются Вашего лица, сосков, бёдер даже на расстоянии, если Вам будет неприятно, то в лучшем случае я отправлю Вас в Голиаф, едва Вы выпьете свою порцию, - кивнул на стакан, скрестил пальцы в замок, опёрся подбородком, - это Мондевиль, принцесса Греза, и тут нельзя быть в бронежилете, можно задохнуться, - мягкая, почти мечтательная улыбка, - будут болеть лёгкие, рёбра, сердце, голова, и в лучшем случае Вам понадобиться курс успокоительных средств, когда Вы выберетесь наверх.
Кайл не иронизировал, а говорил спокойно, неторопливо, и его глубокий, чуть приглушённый голос совершенно не заглушало кислотное техно под которое выделывались посетители клуба. Казалось, долбило где-то в мозгу от этой непрерывной мелодии. Сердце выдиралось в ритме бешеного танца. Дыхание учащалось непроизвольно. Тяжелела от хмеля голова, приятные мурашки по всему телу от случайных или намеренных, липких или пронзительных взглядов. Все находили всех случайно, и так же теряли, растворяясь в ночи, унося с собой  привкус стихийной встречи.  Восторг.  Озноб, Разочарование. Пятна крови на платье. Размазанную по губам сперму. Ссадины, рубцы, засосы. В этом первозданном мирке, где в скотском угаре находили случайную близость сущности никто не оставался обделённым вниманием. Скот тянулся  к скоту. Ангел к демону. Демон к мутанту. Поразительная открытость друг – другу, от которой ликовало опьянённое сердце. Как ответить мисс Линч, что в программе нет и не будет развлекательной программы, если она не расстанется со своей выгнутой дугой гордыней, стереотипами, замашками кокетки из высшего общества. А её бы пошёл другой стиль, другие мании, другие страхи. Обернуться Эстер не сможет точно, мелькнула мысль, разве что-то способно вытянуть из неё внутренний жар. Откинулся на спинку стула:
-И что за история с Петлями, мне интересно, ради чего и кого я буду рисковать, - именно это очень правильное слово «рисковать» как тавро впечаталось в сознание. На миг показалось, что земля пошатнулась под ногами, разверзлась бездна, а туда ведут несколько ступеней, и на одной из них силуэт одинокого странника. Пошатываясь, он беспечно спрыгнул на ступеньку ниже. И ещё ниже. Оставалось только распахнуть крылья и оттолкнуться каблуками. Кайл выдохнул, потёр большим и указательным пальцем переносицу, приводя себя в чувство. Взгляд на выкуренный косяк не успокоил, но в пронзительном ощущении полёта демон ловил свой кайф. Поднял глаза на Эстер, молчал, выжидая, что натворит сейчас его спутница.

Отредактировано Прэстон (16.12.2010 01:12)

5

Она покачивалась на стуле, балансируя на двух неустойчивых ножках и начиная слегка дуреть от витающего в воздухе аромата марихуаны. В памяти отчетливо вспомнились свое разнузданное студенчество, когда искусство делать самокрутки ценилось выше, чем превосходная оценка по предметам. Они с братом успевали везде, учась на отлично и оправдывая звание баловней судьбы, которым все доставалось чрезмерно легко. По вечерам накуривались в хлам, перед тем, как переспать с одной и той же девушкой или парнем или выйти в город на поиски приключений. Потом было много всего, но то упоительное ощущение свободы, которое так внезапно вернулось с запахом травки, немного пугало. Пугало и нравилось одновременно.
- Что-нибудь, чтобы я не напилась с одного глотка, мистер Прэстон, - она улыбнулась, со стуком опуская стул, и снова опасно откидываясь назад, - полагаю, коктейлей вроде мохито здесь не подают. Так что на ваш вкус.
Кайл Прэстон что-то говорил ей о том, что она должна избавиться от хорошего воспитания в этом месте, от замашек принцессы. Что она не должна бояться блудливых взглядов и сочных прикосновений к себе, даже если это будет твердый член между бедер. Говорил оскорбительно, как маленькой школьнице, отчаянно краснеющей, в первый раз увидев порнофильм.
- Хватит, мистер Прэстон, отправите меня домой, и сделки не будет, хотя я, безусловно, ценю вашу трогательную заботу о моей нервной системе.
В голосе звучит неприкрытая ирония, а взгляд той самой гарпии, которая сидит внутри на подобии раковой опухоли. Эстер ненавязчиво вытащила косяк из пальцев мужчины, глубоко затягиваясь приторным дымом. Выдохнула, приоткрыв рот, сглатывая вязкую слюну, и вернула самокрутку мужчине.
- Кстати, вам нравится, что я похожа на мальчишку, Кайл? – она смотрела с интересом, впрочем, не ожидала ответа, снова откидываясь на стуле, и чувствуя, как сбившаяся рубашка обнажает белое плечо и часть груди. Этот наряд начинал ей нравиться.
Следующий вопрос Прэстона, заставил на миг растерять свой легкомысленный настрой. Мод. Имя, выжженное незаживающим клеймом под ребрами. Поймет ли этот человек ее безумие? Сходил ли он с ума когда-нибудь настолько, чтобы пойти за кем-то в глубины ада? Вряд ли.
- Я ищу женщину… - медленно начала она, глядя прямо перед собой. – Свою любовницу. Мод Дэлоуэй, 33 года на тот момент, не замужем, медик. Она пропала пару лет назад, написав мне, что уходит в Петлю. Что она не знает, что с ней произойдет там, но, скорее всего, теперь она мало похожа на себя. Я не получала от нее никаких вестей, и, может быть, она и вовсе мертва, но я хочу найти хотя бы что-то… хотя бы какую-нибудь зацепку.
Эстер посмотрела на мужчину в упор, оценивая реакцию на сказанное.
- Что вы еще хотите узнать? Я видела, как однажды она обратилась, - Эстер запнулась, вспоминая этот не самый приятный эпизод ее жизни, -  Более всего – это напоминает банши. Высокая костлявая старуха с длинными спутанными волосами, белыми как снег, вместо рта - провал и пустые бельма. И жуткий крик. Цвет крыльев белый. Может быть, это сможет помочь.
Она прогнала наваждение, легко коснувшись своего лица. У стойки неподалеку на нее неприкрыто пялился мутант, человекоподобный и почти симпатичный, если бы не избыток чешуи на теле. Кажется, это никогда не кончится.
- Ну как вам возможность рискнуть? – Она пригубила свой напиток и наклонилась чуть ближе к мужчине, глядя вкрадчиво с многообещающей улыбкой.
- Вы танцуете, мистер Прэстон?
И не дожидаясь ответа, взяла за руку, вытаскивая на танцпол, с упоением чувствуя, как жесткий драм проходит сквозь позвоночник.

Отредактировано Эстер Линч (22.12.2010 23:49)

6

В Эстер что-то менялось, или это просто полумрак позволял ей раскрепощаться. Становиться собой быть может, а может быть, той, которая появляясь каждый раз, когда что-то раз и навсегда прекращало волновать. Прэстон смотрел на неё, не очень вдумываясь в то, как это можно объяснить, но мисс Линч накрывало удушливой волной всепобеждающего аромата травы. Ужин в итальянском ресторанчике, тревожные звуки скрипки, смех истинных, уютный покой за котором могло последовать благополучие в постели, ранний подъём, забытая расчёска и номер телефона, быстро оставленным помадным карандашом на зеркале. Что-то такое постоянное, прочное, убийственно безмятежное.  Демон поморщился, отгоняя морок назойливых мушек – смешных мыслей о каком-то там времени, когда его могла привлекать простая жизнь. Теперь он без сомнений пил на брудершафт со своим отражением, не шарахаясь больше монстра, которого выпустил на волю.
-Как у Вас с принятием ответственных решений, Эстер? – посмеиваясь, заказал выпивку, как всегда прекрасно зная, что тут ему подадут именно то, что он предпочитает пить сам или угощать своих гостей, - предпочитаете, чтобы за Вас выбирали?
«Дрожь», клуб, который как огромная морская губка впитывала в себя спокойный, как двери планктон – информацию о постоянных посетителях, чтобы потом регулярно напоминать: «мы знаем твои склонности, секретики и вкусы, запомни это, и не брезгуй нашим гостеприимством». Гэндзи и не брезговал, бывая в этом клубе чаще, чем дома.
-Пейте, это мохито, - сдержал усмешку, глядя на женщину. Сейчас в ней появилась та мальчишеская злость от которой мягкий мандраж скатывался вместе с кровью до самых коленей. Дал ей затянуться, расслабляя пальцы, чтобы Эстер спокойно забрала самокрутку. Опытный пользователь марихуаны, отметил про себя Кайл, снова подавив улыбку. Зачем читать какие-то сплетни, когда есть марихуана, в самом деле. Сделал глоток виски, словно прогоняя раскалённый шар по горлу, сдирающий нежную слизистую хорошенько разодранную дымом травы:
-Это шантаж, Эстар, - коротко отозвался наконец на её заявление о такси, - я прямо не знаю, что делать, обычно я не связываюсь с шантажистами, но тут выбор не велик, - говорил без улыбки, в тёмных глазах плавилось странное выражение, не дающее понять, шутит он или говорит всерьёз.
Перевёл взгляд на танц-пол, где под меняющуюся калейдоскопом музыку былись в истерики полуголые тела. Лезвия вращающихся софитов очерчивало абрис чувственного бесстыдства, заставляя сердце колотиться сильнее, выбивая стыд к чёртовой матери. Сглотнул. Между правдой и полуправдой сейчас победила первая:
-Мне нравятся мальчики, считайте, что я фетишист, - мотнул головой, потихоньку соображая, что курить и пить одновременно это, конечно, прекрасно, но, встретившись внутри эти два начала вступили в борьбу за рассудок, успешно, хотя и медленно освобождая его от контроля, - а что нравится Вам, мисс Линч?
Вот это дистанционное обращение в интонации демон ещё выдерживал, хотя язык уже заплетался, спотыкаясь об уважительное и монолитное, теперь уже хотелось не задумываться, вспоминая это навязшее на клыках: мисс Линч. Зато теперь отчётливо вспомнил, как рассматривал голое тело Эстер, и в глазах появилось сытое выражение. Когда что-то нравится, оно насыщает, подумал Кайл, радует глаз, как рождественский пудинг, и где гарантия, что туда не получится вставить ложку. И как это про жизнь, когда сарказм и похотливая жажда соседствует с историей любви. Мужчина слушал внимательно про эту истинную, что решила уйти от Эстер. Зачем? Почему? Что вынуждает бросать всё во имя призрачного «пришло время» Гэнди не знал, но понимал эту неведомую Мод очень хорошо. И даже ясно представлял себе её стремящуюся к постоянному движению натуру. Из тех, кого нельзя остановить ни чувством жалости, ни чувством сострадания, не теплотой любви. Он понимал её. Где искать вот не понимал, но верил в Мондевиль, в то, что этот город, давший ему пристанище, ставший его чистилищем ответит на каждый правильно заданный вопрос. Кто как не адвокат сможет задать правильный вопрос, мелькнула мысль, возвращая из водоворота бредового самоанализа в клуб, за столик, к Эстер. Когда женщина говорили искренне и волновалась, то её лицо словно освещалось внутренним светом и, пожалуй, это зрелище для любителя эмоциональных выбросов было приятным кредитом доверия. Второй косяк забитый рукокрылым гигантом и поданным удивительно тонкими пальцами демону был принят с барской благодарностью. Прэстон глубоко затянулся, старательно выкуривая упорно сопротивляющийся разум:
- Мод мне понравилась, - прямо посмотрел в глаза, - я сделаю, что смогу.
Солгать, что найдёт не посмел, это было бы слишком самонадеянно, но испробовать все средства принц Гэндзи был согласен. Он бы задал один единственный вопрос этой Мод с белыми крыльями. Один единственный вопрос. Он бы спросил: «Эй, Мод, это стоило того?»
…- Мне что-то не нравится эта улыбка, - успел только сказать, вынырнув из своих мыслей, когда пол заботливо покачнулся под ногами, и пришлось ухватиться за столешницу, - танцую? Я танцую? Нет, я не совсем танцую…
Демон едва не растерял свой постоянный апломб, когда сообразил, что его не совсем спрашивают, скорее, ставят перед фактом того, что он танцует. Пришлось, слегка придержать Эстер, чтобы не растеряться в толпе, и, казалось, что ноги ватные, а под ногами прыгают доски или зеркала, из чего там сделан пол Кайл не представлял. А вот его спутница не представляла наверное, что такое танцы в «Дрожи», и когда по горло словно опустились в кипящую патоку жара, запаха, прикосновений, и мурашки облепили лопатки, крепко обнял Эстер за пояс, притиснул к себе так, что её соски камушками оцарапали ему грудь, и шагнул в извивающийся в экстазе танца сгусток тел. Под одуряющий техно – транс, в изломанном свете неона, выбросах летящих брызг огня к потолку, когда бедро как влитое прижато к бедру, а торс к торсу, и в бесстыдстве соседских касаний теряешь голову, желание подступило тошнотой, перехватило глотку и демон впился в губы женщины, целуя жадно, не пробуя, а сразу глотая с губ вкус мяты и тепло слюны.

7

С принятием ответственных решений у нее всегда было хорошо. Она любила выбирать, оставляя себе только самое лучшее, но иногда позволяла сделать выбор за себя. Тому, кто был достоин. А сейчас, Эстер крепко держала мужскую ладонь, выводя Кайла Прэстона на переполненный танцпол, где можно было ненадолго потеряться, уйти от реальности, которая обязательно наступит через несколько минут, часов, дней, но лучше позже, чем раньше. Она так хотела.
Это оказалось даже лучше, чем она воображала, раскачиваясь на шатком стуле вдали от сладостной агонии двигающегося клубка конечностей. Когда ритм наполняет грудную клетку и стучит, как огромный тамтам, сливаясь с лихорадочным биением сердца. Ей хотелось в самую толпу, жаркую тесноту бесстыдных горячих тел. Но ее придержали, развернули к себе, притискивая так близко, словно она была продолжением другого истинного.  Жар накатывал удушающее, бил по щекам и под дых, заставлял соски твердеть, а кожу плавиться, когда она ловила скупые глотки воздуха алчущим открытым ртом. Поцелуй не был неожиданным, но заставил сбиться с ритма, судорожно цепляясь за плечи. Она отвечала также жадно, слизывая чужую слюну с пьяного рта, как путники припадают к источнику после долгой дороги под палящим солнцем. Мягко сжимала резцами твердые губы, сочетая в себе похотливую самку и того самого злого мальчика, который так нравился Прэстону.
Он спрашивал, что нравилось ей? Сильные мужчины и неловкие женщины, слова звучавшие пощечиной, игры, запретные, почти смертельные, когда нужно сдерживаться, чтобы пройти по лезвию и не пораниться. Ей нравилось многое, единственное, что она не терпела – это лед равнодушия и молчание, звучащее приговором. Это ее убивало.
Это убило ее, когда Мод ушла, просто притворив за собой дверь. Она никогда ни о чем не жалела, ни об одном из своих бесчисленных безумств. Жалела только о том, что отпустила ее, что не нашла слов, чтобы остановить. Что все случилось бы по-другому, будь ее рука верней.
А сейчас она целовала Кайла Прэстона, целовала так, что заныли губы, в попытке утолить голод монаха, живущего на хлебе и воде. Эстер была благодарна за то, что он понял и не стал кривиться в ироничной усмешке, за то, что ничего не пообещал.
Со всех сторон липкие тела, заходящиеся в бесконечном движении, невозможно отстраниться, даже если очень захочется. Что-то полоснуло по спине и ягодицам, вызывая тягучее желание, неумолимо скапливающееся внизу живота. До конца не осознавая, что ей двигало в тот момент: словленный чужой кайф марихуаны, запах повсеместного возбуждения, приторный настолько, что казалось, забирался под кожу, вызывая острый приступ чего-то безудержно кошачьего или просто попытка получить запретный плод.  Мягко двинув бедрами навстречу, Эстер провела ладонями по груди мужчины, чувствуя напряженный рельеф мышц. Он видел ее голой, она его нет... Нужно было восстановить справедливость.  Ладонь забралась под мягкую ткань, широко проведя по коже, задевая горошины сосков. Футболка скатывалась под рукой, а она хотела большего.
Беспокойные пальцы дергают за ремень брюк, проникая под одежду еще дальше. Блуд в толпе, что может быть лучше? Она смотрит в темные глаза Кайла, не скрывая вожделения и любопытства, где та грань, когда ей скажут «стоп» или опрокинут на первый попавшийся столик, чтобы грубо трахнуть посреди бутылок. Или может секс в толпе? Нарывалась откровенно, лаская пальцами без жалости и стеснения с подкупающей искренностью, азартно делая ставки с собой, что ждет ее в ближайшие полчаса.

Отредактировано Эстер Линч (04.01.2011 01:29)

8

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Прэстон (05.01.2011 19:25)

9

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

10

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Прэстон (13.01.2011 18:41)

11

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Эстер Линч (27.01.2011 22:29)

12

Она была хорошей девочкой, страстной и гибкой. Огненно – потрясающей, но Прэстон знал, что это всего лишь секс. Они трахнулись, испытали влечение и разошлись. Ему понравилось. Ему очень понравилось, но зачем ему была очередная любительница приключений он не смог бы ответить сейчас и на исповеди. А значит, не было смысла продолжать. В другой раз, когда они встретятся, то ума хватит обоим сохранить самообладание и не впасть в выяснение, почему мужчина отвёз её домой, а не предложил продолжить вечер вместе. У него была своя дорога и своя история, и при всей любви к развлечениями сейчас ему хотелось совершенно другого.
Он поцеловал её нежно и страстно, благодаря за кайф, отдых и огразм. А потом увёз. Чуть улыбаясь, чувствовал тепло её разгорячённого тела, и тонкий аромат духов и удовлетворённой похоти.
Ночь длинная как дорога до луны неумолимо уводила в сторону от близости и приличия. Где – то в самых тёмных углах подсознания скрывалась робкая надежда на обретение покоя. Но Гэндзи знал, что не теперь ему суждено познать его.
В его голове было слишком много смуты, а в душе – пустоты. Каждый выбирает для себя, а его выбор был уже сделан. И вместо того, чтобы насладиться тихой радостью с красивой, умной и интересной женщиной, он  снова рванул прочь из сети. Его тянуло грязное рваньё подземного города с его отмороженными обитателями, бесчувственными сущностями и вырванными сердцами. С головами, что набекрень, искалеченными жизнями и уродствами, что бросались в глаза сразу, а не требовали привыкания к хозяевам – калекам. Демон ехал в мир монстров и ему легко давалось чувство, что он там свой…

_________Бордель "Свиньи"

Отредактировано Прэстон (26.02.2011 21:21)


Вы здесь » Голиаф » Лаустаун » Клуб "Дрожь"