Голиаф

Объявление

Игра в архиве.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Голиаф » Видения Голиафа » Антикварный магазин "Лавка чудес"


Антикварный магазин "Лавка чудес"

Сообщений 31 страница 60 из 90

31

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

32

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Хантер (01.01.2011 20:32)

33

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

34

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

35

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Джеймс Мур (09.01.2011 16:55)

36

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

37

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Джеймс Мур (10.01.2011 17:33)

38

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

39

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Джеймс Мур (12.01.2011 17:41)

40

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

41

Джеймс повернулся на бок, приподнялся, подпер согнутой рукой голову и с улыбкой слушал, что говорит Хантер. Край халата сполз с бедра, но он этого не заметил.
Камин все еще уютно потрескивал, на ковре было тепло, за окном вьюжный вихрь постепенно утих.
- Не знаю как я трахаюсь, просто очень хотел тебя, - дрогнул краем рта, внимательнее пригляделся к камину, поднялся и забросил два полена, пошевелил кочергой угли, под новый бодрый гул огня вернулся к Хантеру на ковер, улегся в прежнюю позу, придвинулся и притянул к себе, огладил плечо и шею, тронул подушечкой большого уголок губ.
- А клоуна там не было, - задумчиво поглядел на огонь в камине, повернулся снова, - мне кажется, у нас с тобой  по разному крыша ехала. Ну… условно скажем так.  Кажется, это были иллюзии. Почему я и подумал, что плеснули какую-то дрянь в стакан. Я до сих пор странный.
Наклонился ближе, глянул в карие глаза, прошептал:
- А вид у меня был такой, когда ты полез целоваться, потому что на тебе были брюки в полосочку, кружевная рубашка и розовые туфли на высоченной шпильке, а на губах розовый же блеск. Но, когда ты меня целовал меня, губы не были липкие. Так что все это нам с тобой мерещилось. Иллюзия, но не совсем. Кубики-то мы оттуда прихватили.
Где они побросали свои трофеи, Джеймс не помнил абсолютно и вообще не слишком хотелось сейчас анализировать что-то. Голова попросту не работала. Зато вспомнил, что из машины не принес взятые у старика копии главы книги.
- У меня есть кое-какие книги. Приобретал по случаю. Подбирал по заказу и прочее. Потом посмотрим, если захочешь, но только потом, сейчас я не хочу ни двигаться, ни говорить.
Впрочем, рука Джеймса двигалась. Пальцы от подбородка скользнули по груди, потрогали колечко пирсинга, провели по упругой выпуклой пластине груди и вниз по животу. Кажется, он впервые мог спокойно, неторопливо рассмотреть своего неожиданного любовника.
- Солу в какой-то степени повезло. Думаю, теперь его вовсе освободят от общественных работ. Его вины в несчастном случае нет, так ведь?
Джеймс вскинул смеющийся взгляд на лицо Хантера и опустил руку ниже, провел по изгибу бока, наткнулся на едва заметно проступающую сквозь кожу бедренную кость, провел по боку и дальше по бедру до колена.
- М-м-м… все-таки так просто лежать нельзя. Иначе ты рискуешь тем, что я снова… офигею от тебя, - наклонился, коснулся губами губ, тихо шепнул, - хочешь в душ вместе со мной или отпустишь одного?
Улыбка просила: «прогони меня, отпусти, дай прийти в себя, дай просто немного осознать, что со мной, как мне хорошо», улыбка просила: «не отпускай, держи, будь рядом, я не могу насмотреться на тебя, я не могу не касаться тебя, не целовать. Мне трудно  дышать только от того, что ты здесь, в моей жизни, что мне так хорошо с тобой».
- Ты меня вывернул наизнанку. Не греши на вампира. Он хороший сводник...

Отредактировано Джеймс Мур (16.01.2011 16:37)

42

Подниматься и идти куда-то решительно не хочется. На ковре становится всё уютнее, удобнее и теплее, рука сама тянется обнять Джеймса за пояс, привлечь его ещё ближе, так, чтобы солоноватые губы мягко столкнулись, расслаблено улыбнуться в них и не отпускать его, пусть даже просто в душ, на десять, пять минут – время, казавшееся теперь невообразимо долгим. Разве так необходимо спешить, когда полночи ещё впереди? В этом доме они совершенно одни, тут так тихо, только ветер бьётся за окном. Никто не сможет им помешать, и почему бы не полениться в разнеженной жаркой неге ещё немного… Прямо за спиной потрескивает, жадно лижет сухое дерево встрепенувшийся огонь, на коже подсыхают дорожки пота, тело ноет, и в особенности напоминают о себе болезненным покалыванием следы укусов на шее, плечах, стоит лишь немного пошевелиться.
Бледная ладонь скользит по груди к бедру, от него к колену, забираясь под ткань. Пальцы горячат, невольно заставляют напрячь мускулы от щекочущей ласки, прислушиваться к ней, задерживать дыхание, полуприкрыв глаза, следить.
Хочется налюбоваться им. Насытить свой взгляд. Остановить, попросить замереть на минуту и только смотреть, не говорить ничего. Как будто это могло дать ответ на вопрос, почему же всё так случилось. Пасть? "Иллюзии"? В них ли дело? Всё это так дико, далеко и нереально. Если не было клоуна, то не было и кружевной рубашки с полосатыми брюками. А коридор? Двери? Но хотя бы вампир примерещился им обоим.
Хантер мотнул головой. Мозг отказывался составлять разрозненные данные в целостную картину. Стоило отложить это хотя бы до утра, когда сознание прояснится. И может, найдутся новые, более весомые доказательства того, что они не опились забористого наркотического пойла, чем бракованные игральные кости, сухие губы и сомнительные байки в интернете. Книги также были последним, о чём ему хотелось размышлять в данный момент.
Он расслабил объятья, отклонившись от губ и дотронувшись до плеча, от высохшей испарины едкого на вкус. Ладонь погладила между лопаток, едва касаясь там, где основание крыльев. Какие они? Он впервые спросил себя об этом и улыбнулся, сам не зная, от чего. Так хорошо. Нет, не сможет он здесь один побыть, без этого запаха, его дыхания, взгляда серых глаз, не дающего схлынуть жару внутри. Шепнул, с трудом отстраняясь:
- Хочу, но сначала покурю, если ты не против. Кажется, моя одежда осталась в ванной. Пойдём?
В ванной или в спальной? Мысли путались от приятной усталости, пока принуждал себя встать, подхватывая упавший халат и помогая любовнику.

43

Рука прошлась по спине между лопаток. Джеймс машинально свел лопатки, по хребту пробежала приятная слабая волна тепла. Он вздохнул, с улыбкой глянул на Хантера и поднялся с ковра.
Если он так будет реагировать на его прикосновения, то дело… плохо.
- Иди, иди, покури. Я лучше один пойду.  Сигареты есть на кухне. Там же пепельница…
Джеймс едва заметно шевельнул бровями, чуть приподняв их, снова внимательно глядя в лицо Хантера.
- … холодильник, плита, продукты, посуда. В общем…
Такой прозрачный намек мог бы понять и младенец.
Не стесняясь наготы, не чувствуя неловкости Джеймс поднял с ковра свои джинсы, накинул их себе на плечо, взял за плечи Хантера, подтолкнул его из комнаты в направлении кухни, таким образом, намек стал еще прозрачнее, успел поцеловать изгиб шеи,  подкрепив макиавеллевскую хитрость немой ласковой просьбой. Кожа любовника была горько-соленой, теплой и манящей.
Нужно держать себя в руках. Хоть немного.
Небольшой тайм-аут, отдых для тела и мозгов. Но если сходить с ума, то только так. Ни на какой другой вариант Джеймс не променял бы.
Ему не хотелось спать.
Ему зверски хотелось есть.
Ему хотелось трогать и касаться Хантера, целовать, прижимать к себе, обнимать и отвечать на ласки.
Ему хотелось оттянуть этот миг, как гурман оттягивает момент дегустации любимого долгожданного блюда.
Его голод был похож на другой – хищный, ненасытный, тянущий, амнящий. Такой от которого хотелось сладко упоенно выть и утробно рычать.
Ему казалось, что он помимо воли может вырваться.
Ему казалось, что он перестал управлять тем, чем может управлять даже ребенок.
Вдруг пришло в голову, что он утратил контроль над собой.
Дикая мысль, но почему-то она его не покидала, губы почти беззвучно пробормотали недовольное «эти чертовы петли», в сознание мельком ворвалась мысль, что он выскочил в другую реальность. Там тоже есть Голиаф, Гавайи, его улица, дом, магазин, его дело, но не было каких-то не сразу осознаваемых мелочей. Или, наоборот? Мелочей, именно таких неосознаваемых, стало больше, чем следует.
Джеймс не стал терять времени и прошел в ванную.
Взгляд на секунду задержался на отражении в зеркале. Ничего особенного, только щетина отросла. Нужно будет сходить вниз к машине забрать распечатки главы из книги, потом поесть.
Джеймс уже был под душем и замер на секунду, улыбнулся.
А потом вернуться к Хантеру.
А если его там не будет?
- Господи, бедные мои мозги… - прошептал, зажмурился и подставил лицо струям воды, - как много им пришлось испытать вчера. Точнее позавчера…
Он влез из душа на ходу вытираясь полотенцем, стащил с головы и едва сдержал крик, увидев в зеркале свое отражение. Отражение. Зверь.
Не может быть…
Все верно. В зеркале была его обычная физиономия.
- Плохо дело…
Джеймс  дал себе несколько минут на то чтобы скрупулезно расставить  все по своим местам, мысленно посмеяться над тем, что  ему мерещится ерунда, насухо вытерся, надел джинсы, всунул ноги в шлепанцы и прямиком из душа спустился в гараж за распечатками книги.
Сейчас нужно было именно вниз, хотя ноги несли в направлении кухни.
Нет. Ничего подобного. Не станем пренебрегать ничем. Все нужно делать по правилам.
Они ведь никуда не делись, верно?
Папка с листами формата А-4 лежала на заднем сиденье, Джеймс запер дверь, обошел машину, обнаружил треснувшую фару. Скорее всего, сугроб был с «начинкой», какой-нибудь дорожный знак, ограждение тротуара в виде невысокой металлической решетки или что-то подобное.
Джеймс спохватился и повернул обратно к лестнице наверх, беспричинно улыбнулся.
Сейчас он поднимется. Там должен быть Хантер с бутербродом в руке, жующий и недовольный тем, что его вытолкали в кухню и надолго оставили одного.
Джеймс повернулся и сел на ступеньки лестницы.
А если нет?
- Нервы мне нужно лечить вот что…

44

"Королева  Маб"

Вот так неожиданно он оказался посреди заснеженной улицы. В спортивных туфлях, легких летних брюках и драной, запеченной в крови майке. В бутылкой вина в руке. Трудно сказать, сколько градусов было. Не в бутылке. Он замерз ужасно и сразу же, по инерции шагнул назад, рассчитывая наткнуться спиной на дверь в теплый бар. Переиграть. Выйти во что-то более приветливое. Но чуть не упал, подошвы скользнули по укатанной колие дороги. За спиной, как и спереди пустынная темная улица. Только один фонарь маяком посреди ночи, высвечивает желтый круг и мелкие медленные снежинки. Угол дома и крыльцо, судя по всему ведущее в небольшой магазин. Вывеска находится за гранью в тени и трудно разобрать, что там. Магазин закрыт на ночь, но на втором этаже, в прорези неплотно задернутых штор блестит полоска неяркого, мерцающего света. Или от свечей, или от камина. Второе, скорее всего, так как над крышей поднимается белесый клубящийся дым.
А между тем зубы начали отбивать бодрый ритм, и невольно пришлось начать двигаться, так как руки и ноги нещадно коченели. Получить обморожение и умереть с сугробе – бесславный конец приключений. Нужно было двигаться –но куда? Телефона с собой нет, ни денег, ни документов. И ни одно окно больше не светится, ни одной витрины на всей длинной улице, которой будто и не существовало – размазывалась, скрадывалась тенями. Нужно было двигаться и демон инстинктивно пошел к фонарю. Есть ли смысл стучаться в закрытые двери? Он очень на это надеялся. Потому что ночь уже не была тихой.
Первый звук раздался сзади. Мужчина обернулся, но никого не увидел, хотя это точно был пес. Домашний ли, дикий, он сначала тихо поскуливал. Но потом ему ответил второй голос, более смелый, и скулеж перешел в угрожающее рычание. Пришлось ускорить шаги –кто знает, что за зверье водится на этих пустынных улицах. А голоса тем временем множились, переходили в короткий лай, а после и разрозненный вой. Это не была стая, но сейчас они явно объединились. И Сид отчего-то очень отчетливо понимал, что против него, и внутри даже дернуло повернуться и ответить. Задрать голову вверх и завыть. Увидеть радужный шлейф высоко высоко в небе и услышать голоса, что ему ответят. Впервые пришло сознание, что он не знает, где оказался. Или это что-то совершенно новое? Мозг отказывался анализировать, он совершенно точно не узнавал этого места, я чутье, расставив приоритеты,  подсказывало только одно – бежать. Искать укрытие. И не только чутье. В темноте, наполненной беспокойным лаем и подвываниями то тут то там сверкали огни глаз. Даже если просто собаки –Сид уже насчитал пятерых. Они взяли в круг и загоняли в свет, сами оставаясь частью тьмы, оживляя ее неясным движением, прижимая его к стене магазина. Отступать некуда, попробовать перелезть через забор? Пальцы уже настолько онемели, что он их не чувствовал. Демон прижался спиной в железным жалюзям и со всей силой постучал в них. Дребезжащий металлический лязг на миг заглушил звуки дикой природы, но после вой только усилился. И Сид замолотил снова, чувствуя, что поддается страху. Перспектива замерзнуть уступила место лидера, и фантазия рисовала куда более красочную картину в алых тонах. Бутылку перехватил поудобнее, единственное, что можно было использовать, как оружие –возможно стоило разбить ее, как делали лихие ковбои в барах из старых вестернов.

Отредактировано Сид Бэкет (17.01.2011 22:50)

45

Один? Хантер уставился на антиквара с немым обличающим укором. Застыдился бы даже младенец. Джеймс вынудил его подняться с ковра и настойчиво вывел из согретой камином комнаты, чтобы оставить... одного. Поцелуй не смог сгладить бури негодования, наивно отразившейся в лице. Маклейн только и успел, что обернуться и посмотреть вслед победно удаляющемуся по коридору хозяину дома. Едва удержался от того, чтобы что-нибудь сказать, такое сказать, чтобы тот затормозил и оглянулся, решительность его в миг испарилась и он бы уже не выглядел так уверенно с перекинутыми через плечо брюками. Ничего не стоило и самому пойти следом, но вместо того, упрямо насупившись, Хантер перешагнул порог кухни.
Он остановился, машинально завязывая пояс халата. Холодный пол покусывал босые ступни, но в самой кухне было тепло. Рука потянулась включить свет и верно угадала переключатель, в ту же секунду хлынул матовый желтоватый свет. Небольшое помещение нисколько не походило на то, что называлось кухней у него в квартире, как и любая другая комната, увиденная здесь. Всё говорило о том, что домашний уют для их владельца немаловажен. Нашлась и плита, и стенные шкафы (наверно, с посудой), и холодильник (наверно, набитый продуктами под завязку). А ещё стол, короткий диванчик у стены, аккуратно расставленные стулья, устрашающий набор сверкающих ножей в подставке и куча всего того, чего Хантер, мягко говоря, не будучи любителем готовить, не смог идентифицировать – ему легче было выпрыгнуть из горящей запертой машины, чем отличить сковородку от яйцеварки.
Зачем всё это холостяку-одиночке? Такое большое жилище, и такое множество вещей, приковывающих их хозяина к месту обитания, словно тяжёлый якорь. Но откуда ему вообще знать, что Джеймс предпочитает одиночество? Всего только впечатление, которое может быть ошибочным. У них ещё не было особо времени вглядываться и вдумываться, всё шло "как-то само собой", без запутанных и ненужных объяснений.
Сигареты и пепельница обнаружились на столе. Хантер закурил, бросая косые взгляды на возбуждающие воображение приборы, но рассматривать их ему прискучило уже минуты через две с половиной, и он переселился обратно в каминную. В философском созерцании старинных компасов, глобусов и картин минула пропасть вечностей и пачка обеднела на три сигареты, но Джеймс не торопился возвращаться. В конце концов, исчерпавшему терпение гостю пришлось идти вызволять его из ванной.
Но там, против ожидания, никакого Джеймса не было. Маклейн зашёл опять на кухню, в гостиную, в спальную. Не было Джеймса. Он звал, отвечала тишина, вызывавшая щекотку вызревавшего внутри беспокойства. Весь дом будто затаился, с равнодушием прислушиваясь к окликам Хантера, спустившегося в своих поисках на первый этаж. Может, он в магазине? Или в гараже? Хотя чего он там забыл такого важного, чтобы не предупредить…
Поворот, ещё один, дверь, и Маклейн очутился в выставочном зале. Ему следовало выбрать другой поворот, и он бы спустился в подвал, где натолкнулся бы на погружённого в размышления антиквара, но он совершенно запутался в хитросплетениях коридоров и комнат.
Короткое обследование не дало понять, где зажигается свет, поэтому Хантер нетерпеливо двинулся наугад в молочном полумраке среди витрин, сверкавших гранями в падающем из окон лунном свете.
Внезапный звук заставил застыть как вкопанному. Это было совсем не то, что так хотелось услышать. Где-то в отдалении что-то загрохотало. Затихло. Прогрохотало снова, в разы яростнее, заставив обернуться.
Грохот доносился снаружи. За стенами. Грохот, лязг и больше ничего. Ни криков, ни ругани, обличающих разумное существо.
Любопытство и надежда, что источник шума никак не связан с Джеймсом, притянули Хантера к окну. За стеклом он увидел заснеженный двор и забор. Во дворе было пусто, но за забором как будто мелькнуло что-то. Взгляд скорее угадал, чем уловил шевеление в падавшей на участок дороги тени. Мысль о том, что там истинный, могла озарить разве что в бреду. Прогулка в морозную зимнюю ночь по улицам захолустного криминального района, а все районы Гаваев были исключительно захолустными и криминальными, – не самый популярный способ развлечься в Голиафе.

Отредактировано Хантер (19.01.2011 02:43)

46

Жизнь должна преподносить сюрпризы. Нельзя все предвидеть, распланировать и упорядочить. Джеймс аккуратно сложил листы в папке, взял их подмышку, еще раз оглядел машину и направился наверх.
Странно. В кухне Хантера не было. Лишь запах сигаретного дыма. Заглянул в гостиную с камином. Там тоже пусто. В спальне? Может просто сморил сон? Не было и в спальне.
В ванной?
Джеймс, не чинясь, распахнул дверь, закрыл, постоял так некоторое время.
- Хантер? – оглянулся на комнаты, еще раз прошелся по этажу, прихватил по дороге свитер, надел на себя, вышел к лестнице, ведущей вниз в торговый зал, остановился на верхней ступеньке.
Хантер был внизу в зале. Свет фонаря  из вентиляционной фрамуги, застекленной и  забранной решеткой, выходящей во двор  бросил на пол бледное квадратное пятно.
Снаружи донесся вой, похожий на собачий.
Хантер прислушивался к тому, что происходит. Он не видел Джеймса, стоящего на верхней ступеньке. Глаза антиквара прищурились, губы сложились в бесцветную тонкую линию. Джеймс слышал стук в дверь, а сержант Маклейн пытался распознать звуки…

С ума можно сходить разными способами. Например, с головой броситься в приключения, эмоции, горячее лихорадочное желание быть с незнакомым Истинным. Другой способ - это после непонятного вечера, возможно, принятого наркотика, бурного секса вспомнить, что ты антиквар, а этого сержанта по твоим меркам времени знаешь меньше суток, причем он каким-то непонятным образом оказался возле твоего дома, а сейчас в торговом зале и рядом с дверями, в которые долбится снаружи неизвестно кто уже буквально через пару часов пребывания в доме неожиданного гостя. И должен сработать инстинкт самосохранения, подсказывающий, что это все не просто так и не случайно. И есть способ не поддаться ни первому, ни второму, а просто призвать на помощь остатки мозговой активности и проверить.
Джеймс спустился по лестнице и бесшумно вышел в небольшое офисное помещение рядом с залом, вывел из спящего режима монитор, на который выводились данные камер внешнего слежения. Благо опции ночного видения и датчики тепла позволяли отследить любое живое существо на расстоянии десяти метров от себя. На квадратиках монитора разные картинки. Джеймс увеличил и приблизил тот сектор, где высвечивалась фигура, напоминающая по облику Истинного.
Несколько минут потребовалось, чтобы понять, что вокруг него собрались бродячие гавайские псы из-за которых мало кто отваживался появляться ночью на улицах без оружия. Однако, это были псы, а не что-то более страшное. Джеймс насчитал восемь  голодных псов, внимательно приглядывающихся к тому, кто спиной прижался к дверям в магазин.
Ограда вокруг участка кованая решетка около полутора метров высотой и она не представляла для взрослого никакой преграды, а уж для малолетнего сорванца тем более. Местные не лезли к нему только потому что знали – дом приступом не возьмешь в отсутствие хозяина и не разграбишь, а если Джеймс к тому же оказывался рядом, то стрелял без предупреждения. Таковы здесь были неписаные правила. В конце концов, немногочисленные жители Гавайев установили их для себя не просто так от нечего делать. И полиция считалась с ними. Хоть и тоже негласно.
Того, что Джеймс опасался обнаружить на экране монитора не было. Истинный (сейчас в круге света его можно было более или менее хорошо разглядеть) был один.
Джеймс снова вышел в торговый зал, подошел к Хантеру со спины, рискуя получить тычок локтем в живот, если сержант таким образом отреагирует на внезапность, но все равно обнял за плечи, а пальцы одной руки положил на губы сержанта.
- Это я…
Мягким тихим голосом проговорил, стараясь сгладить свое неожиданное появление.
- Пойдем, покажу кое-что…
Машинально сжал объятья сильнее, прежде чем отпустить и увлечь за собой с соседнее помещение к монитору.
- Смотри.
Взял микрофон переговорного устройства, вмонтированного у двери в магазин, но пока не включил его.
- Ты его знаешь?

ООС. Небольшое описание внешнего вида дома. Будет вставлено в первый пост с описанием дома.
Со стороны магазина, с улицы отдельный вход в торговый зал. Окна магазина витринного типа и дверь под защитой жалюзи, выходят на улицу,  окна второго этажа зарешечены. Остальная часть дома с других сторон обнесена забором – кованой узорной решеткой примерно около полутора метров высотой. С обратной стороны дома вход в офисное помещение и склад. Из магазина есть переход на второй этаж в квартиру Джеймса. Пристройка - гараж на участке примыкает к дому и соединена с ним. В гараж вход со двора через ворота-жалюзи. Управляется д/у пультом и/или ручным ключом. По периметру дома и над дверями камеры слежения. С обратной стороны дома на первом этаже окон нет. Есть вход в дом на первый этаж. Вход ведет в подсобное, оно же офисное  помещение магазина. Дверь стальная, бронированная. Сверху камера наблюдения.
Рядом с домом с уличной стороны магазина  фонарь. Один из немногих не разбитых в этом квартале.

Отредактировано Джеймс Мур (19.01.2011 18:41)

47

От железного заслона пришлось оттолкнуться, через тонкую ткань майки он обжигал холодом похлеще морозного воздуха. Ног он, кажется, уже не особо чувствовал, но удержаться смог –хорошо. Маленькая бесполезная победа. Кровь стучала в висках набатом, живот свело от страха куда сильнее, чем недавно от голода. Адреналин по венам в бешеном ритме, заставляя облачка белого густого пара часто срываться с губ. Кулак продолжал молотить в закрытые жалюзи, размеренные, сильные сначала удары, становились все тише, но мужчина этого не замечал. Ударов он тоже не чувствовал, будто бил не рукой. Пальцы другой намертво сомкнулись на горлышке бутылки. Как бы сейчас пригодилась густая шерсть… как бы пригодились сильные лапы и длинные острые клыки… Как бы сейчас пригодилось отражение, которое могло придушить этих щенков, если бы они решились подойти к двухметровой тварюге, голодной и злючей на мороз. Как бы сейчас пригодились крылья –просто взлететь, хотя бы перемахнуть через забор, по спине прошелся зуд, плечи дернулись, расправляя то, чего за ними уже больше никогда не будет. Все это были пустые надежды и бесполезные мысли, уже не истинный, еще не мутант, он лишился всех преимуществ, и вымотанное, искалеченное и без того состаренное жизнью тело слушалось плохо.  Холод давал только один плюс –анестезию. Может он замерзнет раньше и не почувствует уже укусов?
Дом оставался глух и нем, может и показался свет в окне, может просто стекло отразило фонарь, дав ложную надежду? На всей пустынной улице так инее зажглось ни одного огня и весь мир сосредоточился на круге света –небольшой арене. На тенях, что проступили отчетливее. Не такие уж крупные, но одичавшие и голодные. Зимой не приходится выбирать, что есть, особенно если вкус не притязательный. Да чтоб вы подавились хотя бы…
Первый противник в красном углу, не самый крупный. Длинный острый нос, кожа собрана злыми складками, обнажая челюсти и желтые зубы. Такими не убить сразу, такими можно долг, остервенело рвать неподатливое мясо и тянуть жилы. К горлу подступила тошнота, предвестник паники. Взгляд сфокусировался на паре глаз напротив и истинный, не осознавая сам, тоже оскалился. Рычание, рванувшее когтями горло до крови, не получилось внушительным или громким, влившись в общий хор. Напади сейчас сбоку другой пес – не заметил бы, пропустил и это стало бы последней его оплошностью. Но, следуя какой-то только им веданной очередности, остальные ждали, давая разобраться вожаку с чужаком. Тот сделал пару шагов в свет, тело его видимо наполнялось пружинящей энергией готовящейся атаки. Лапы оттолкнулись и он прыгнул, молча, без лая и рычания, прыгнул высоко, целясь в шею или лицо. Плохо. Рука с бутылкой ударила на отмаш быстрее, чем Сид сам успел сообразить. Только не удержался, зажмурившись, но тут же открыл глаза, понимая, что все еще стоит, правда благодаря все той же стене дома, на которую отбросило по инерции. Собака поднималась, рука, с зажатой в ней, на удивление все еще целой, бутылкой, дрожала. Зверь тряхнул головой, приходя в себя от удара  он обошел по кругу. Сид снова ударил по железу, без особой надежды и продвинулся в сторону, к забору. Получив небольшой урок собаки не нападали, но и не уходили. Придвинулись ближе. В круг света сунулись уже три пасти.
Рука нащупала железный стержень ограды, пальцы на ней сжались с трудом – им никак не вынести вес его тела. Кожа насухо прилипала к металлу. А еще Сид точно знал, что ему ни при каком раскладе нельзя поворачиваться спиной.

48

Джеймс подобрался неслышно, как кошка, скользнув за спину и накрыв плечи руками. Хантер не подскочил и не врезал локтём под дых только потому, что ни грабители, ни убийцы, ни ночные кошмары не берут осторожно за плечи и не приносят с собой свежий манящий запах любовника, только что побывавшего в душе. Горячее прикосновение к губам на миг заставило забыть о том, что происходит на улице. Они снова совсем одни, отданы лишь друг другу и не о чем больше заботиться. Смуглые пальцы дотрагиваются до обнявших ладоней.
Лязг на улице затих.
Джеймс куда-то потянул его. На лице выразилось удивление – хозяин дома хочет оставить всё, как есть, что бы там ни было? Но оказалось, что нет. Он притащил Хантера в комнату, с первого взгляда распознаваемую как охранный наблюдательный пункт.
Полицейский присвистнул, не сдержав изумления. Как всё серьёзно. Какими такими ценностями может обладать обычный продавец, пусть и антиквар, чтобы так оберегать своё имущество от набегов недоброжелателей? Против воли всплыли в памяти строчки из дела, пролистанного в управлении, но ожидание возможной разгадки полуночного шума их вытеснило.
На вспыхнувшем экране замаячила фигура. Истинный. В майке. А как же. И грязный, кажется.
- Как раз хотел поинтересоваться, не ждёшь ли ты ещё кого-то в гости, - с усмешкой отозвался Маклейн. Он взглянул на микрофон и опять на монитор. На экране как раз началось шевеление: фигура задвигалась, и вдруг на неё налетело что-то чёрной косматой молнией. Пёс, волк, чертовщина какая-нибудь – не успел распознать, как саблезубая молния отпрянула обратно в темноту, за черту света. Но вскоре выступила обратно, вероятно, осмелев, а с ней ещё две. Собаки. Хм…
- Нет, Джеймс. Но если ты намерен перетереть с ним о погоде или ещё о чём, я бы посоветовал поторопиться. По-моему, этому бедняге недолго осталось. Смотри, вот этот сейчас кинется.
И правда, крайний из троицы, на коротких крепких лапах, выступил вперёд, оскалившись, опуская голову с прижатыми к ней ушами.
- Может, отпугнуть их выстрелом? У тебя есть что-нибудь?..
Он замолчал, не досказав чего-то. Предположения возникло сразу два. Что это хитроумная подстава с раздетым мужиком, который "в отчаянии" колотится в дверь антиквара, чтобы спастись от голодного зверья. И что… Хантер припомнил, что пару часов назад сам лежал мордой в снегу где-то неподалёку, в рубашке и джинсах. Совпадение?

Отредактировано Хантер (22.01.2011 02:45)

49

- Откуда у мирного антиквара оружие? Я и в глаза его не видел, - Джеймс улыбнулся, на мгновенье оторвал взгляд от монитора, чтобы искоса глянуть на профиль Хантера. Здесь в подсобке в нижнем ящике стола лежал «Desert Eagle», но не вытаскивать же эту махину в самом деле.
Удобный, привычный когда-то руке «Glock» остался наверху в спальне в небольшом сейфе. Другого оружия Джеймс не держал, тем, что имел пользовался редко. «Desert Eagle» понадобился ему лишь один раз, страшной позапрошлогодней зимой, когда никто из обитателей Гавайев не решился бы выйти из дома даже если бы от этого зависела жизнь дорогого человека. На ночных улицах в ту зиму мелькали тени страшных тварей. От бедолаг, оказавшихся волей судьбы на улице на утро находили только несколько костей и  сухожилий. «Glock» иногда путешествовал с Джеймсом, когда он занимался каким-нибудь заказом, но ни разу не пригодился.
Джеймс отогнал воспоминания, снов глянул на монитор.
- За эту ночь уже второй не по сезону одетый, - Джеймс прищурился, только сейчас разглядев «наряд» пришельца, заметил молниеносную атаку зверя и вполне уверенный удар неведомого Истинного, - а реакция-то у него хорошая… Ладно, если сможет перескочить через ограду, открою дверь. В конце концов, у меня тут не богадельня и не приют для любителей ночных прогулок по Гавайям.
Джеймс наклонился к микрофону, включил его и проговорил:
- Эй, парень, прыгай через решетку. С левой стороны другая дверь. Я открою.
Ночной пришелец ясно слышал его голос, переговорное устройство находилось как раз рядом с кнопкой звонка у входа в магазин. Хотя Истинный с перепугу ничего естественно не видел и предпочитал дубасить по ни в чем не повинным жалюзи. Ну вот, пожалуйста. Снова дубасит. Джеймс вздохнул и повторил в микрофон:
- Давай прыгай, я за тебя болею, - отключил микрофон и пошел к двери в подсобку, на ходу проговорил себе под нос, - и в целом можно сказать, даже переживаю.
Затем вернулся к монитору и Хантеру.
- Ночь сюрпризов. Встречаем гостя?
Ох, как не хотелось, чтобы его дикие подозрения подтвердились, но слишком недоверчив был хозяин «Лавки чудес», слишком привык с компании самого себят и слишком быстро все менялось для такого, как он.
Он поймал карий взгляд упал в него, словно в бездну шагнул, но уже привычно и безоглядно, машинально потянулся рукой в желании прикоснуться к припухшим губам, не далее как полчаса назад исцелованным им самим,  споткнулся о следы укусов на шее, следы его собственных зубов и  этот момент стало все равно что творится перед входной дверью. Отметины, которые он оставил, как ставит верь на своей собственности. Мускулы дрогнули, рука не поднялась, в груди  стало душно и щекотно.
- Надеюсь, быстро разберемся. В конце концов, ты у нас коп и к таким явлениям привычный. Если что сбей его джипом. Опыт у тебя есть…
Чуть приподняв бровь и скрыв смех тихим хмыканьем, Джеймс снова глянул на экран.

Отредактировано Джеймс Мур (22.01.2011 17:11)

50

Даже находясь в такой плачевном положении Сид не смог не оценить юмор невидимого истинного по ту сторону домофона. Который, кстати, оказался дома. Облегчение всего лишь на секунду.. Как? Как, черт побери, он  перепрыгнет этот забор!? Хотел что-то ответить, но, во-первых, не был уверен, что говорящий его услышит, во-вторых, что отбивающие мелкую дробь зубы разомкнуться. Зато, судя по всему, его явно видели… Интересно, сейчас он отгонит детишек от экрана и будет смотреть сцену из дешевого триллера. Может быть даже не ютуб потом выложат. Не к месту задался вопросом какой у него будет там рейтинг…
Мороз крепчал, собаки рычали, высовывали морды вперед. Не торопились особо – что, с одной стороны, хорошо, с другой – продлевало агонию, если бы у не гоне было совсем шансов.
Но шанс появился, совершенно неожиданно, он мигнул в темноте желтыми глазами фар – словно еще один хищник, затаившийся до времени, поддержавший общую замогильную песню глухим рычанием мотора. Поворот и освещенная сцена неожиданно расширилась. Собак оказалось больше, чем Сид предполагал, окинув взглядом восемь лохматых теней, прижавшихся трусовато к земле. Демон не стал дожидаться сделает ли что-то человек за рулем, заметив примечательную сценку расправы. Проверять на добродетель местное население уже расхотелось. Воспользовавшись заминкой, демон выронил бутылку и, развернувшись, схватился за детали решетки забора, который оказался на редкость удобным для лазания. Бог его знает, зачем такие делают, но вряд ли, чтобы за ним с разбегу спасаться от своры собак.
Машина проехала мимо, свет неожиданно померк и после направленных фар фонарь казался тусклым и полуживым. Сам Сид уже был в тени, и если бы не голодные псы, исходивший за спиной голодным рычанием и воем, никогда бы в его нынешнем состоянии не смог совершить акробатический перевал через решетку. Когда руки уже ухватились за верхние перекладины и готовы были подтянуть тело, его дернуло назад, прилипший к коже ледяной метал заскользил под непослушными пальцами. Демон никак не мог сжать их как следует, нога пнула то, что в не вцепилось и резко сорвалось. Кроссовок остался очередной жертвой этой ночи в чьей-то пасти, но это спасло ногу…скорее всего. Боли в отмороженных конечностях уже не чувствовалось вовсе.
Последнее усилие и мужчина перевалил свое тело чрез ограду, хлопнувшись мешком в ближайший сугроб и отпрянув от забора, через который вполне могли пролезть жадные морды и лапы. Решатся ли звери на это проверять не хотелось ценой еще парочки кусков мяса. Проморгавшись от налипшего на лицо снега, Сид попытался  хоть что-то разглядеть  в темноте внутреннего двора. Услышать может быть звук открывающейся двери. Хоть что-то, чтобы знать, что не зря все силы потратил на этот последний рывок. Все тело было опустошено и будто чужим, до ужаса непослушным. Оставалось надеяться, что раз сейчас ему не показывают слайды, нарезанные с его прошедшей, не такой уж короткой, жизни, в будущем еще предстоит открыть глаза.

Отредактировано Сид Бэкет (22.01.2011 19:34)

51

Про отсутствие оружия Маклейн не поверил, но промолчал. Будь он антикваром, засевшим в крепости на Голубых Гавайях, он бы непременно озаботился лицензией и раздобыл целый арсенал, поэтому наивная отмазка была пропущена мимо ушей.
- Третий, - хмыкнул, отлично помня, как любовник пришёл на встречу в свитере и пальто. И каким чудаком он тогда выглядел. Смешным. И таким же притягательным.
Взгляд приклеился к монитору. Картинку внезапно осветило. Воспользовавшись этим, фигура метнулась вверх по решётке. Метнулась - это сильно сказано, но когда яркий свет исчез, то исчез и гость, очутившись по другую сторону ограждения.
Хантер первым прервал затянувшуюся паузу, машинально потерев ладонью место укуса на шее. Соль испарины разъедала царапины, хотелось сходить в душ.
- Ну… я надеюсь, теперь ты не попросишь его станцевать джигу, слепить из снега слона или спеть рождественский гимн, - и добавил уже менее иронично, - по-моему, там не меньше, чем минус пятнадцать.
"Хотя ему ещё повезло, как и мне, для Гавайев ночь не самая холодная. Однако, проворный тип…"
Оставшиеся без своей законной добычи твари, меж тем, расшумелись не на шутку, их визгливые разъярённые ругательства просачивались в дом, камера показывала, что стая истерически мечется за забором. Подумалось даже мимоходом, что матёрый акелла попробует взять реванш и перемахнуть через ограду. Ну что такое полтора метра для здоровой, жутко голодной и жутко злой псины?
- Хорошо, если и этот сюрприз окончится благополучно.
Хантер ступил ближе и взял Джеймса за плечо. Он всё ещё босой и в халате. Между прочим, ногам холодно. Ладонь сжалась, чтобы повлечь его к себе, пока была ещё минута, но пальцы вдруг расслабились и жест остался незавершённым от неожиданной и встревожившей мысли. "Он же мог взлететь…"

Отредактировано Хантер (23.01.2011 21:52)

52

Джеймс видел все, что происходило на улице. Перепрыгнул. Молодец. Дверь открыта, войдет сам.
Мысль об оружии пришла в голову снова и на сей раз показалась не столь глупой.
На плечо легла ладонь Хантера, Джеймс отвел взгляд от монитора, посмотрел на смуглую шею, без улыбки произнес:
- Могу и джигу попросить, могу и гимн. Отчего нет? Посмотрим, чем закончится.
Узор решетки был затейлив и сквозь него могла разве что кошка пробраться. Особой прыгучестью бродяжки не отличались, не дрессированные все же, но кто их знает тварей левиафановых.
- Так или иначе, но этот парень настойчив и нужно им заняться. Хочешь пойти наверх, принять душ, а я пока тут разберусь что к чему?
Джеймс сжал губы в тонкую полоску, задумчиво покусал их, оглядев фигуру Маклейна.
- Твои шмотки я, кажется в угол, запинал. Не очень учтиво, знаю, но они мокрые совсем. Возьми что-нибудь из моего. Там найдешь, и, надеюсь, влезешь.
Хантер был примерно такой же комплекции и роста, что и Джеймс, может быть в кости чуть пошире, но антиквар предпочитал одежду свободную и покупал размера на два больше, будучи свято уверен, что так и надо вбирать вещи – удобно и не жмет, поэтому теперь в голове мелькнула несколько смутившая его мысль, что его штаны, свитера и рубашки Маклейну могут быть малы. Тихо кашлянул на эту мысль, но перестал отвлекаться и вернулся к гостю, возившемуся где-то во дворе.
Угу, как слепой кутенок тычется во все стороны, топчется стеснительно так. Давай уже смелее, все равно вломился.
Поменять что ли вывеску с магазина на отель? Стабильный бизнес. Постояльцы быдут. Гавайи  в Голиафе считаются экзотикой. Да и туристы не будут против. Из лета в снег. Из снега в жару и так далее.
Какие глупости лезут в голову. Внутреннее раздражение уже перешло в филосовскую насмешку над ситуацией, но контроля Джеймс все же не утратил,  достал из ящика стола запасные ключи, прошел и запер дверь в зал магазина. Все что происходило в его доме, было только его проблемой и ничьей больше, все, что нарушало привычный распорядок, нарушало только его собственный привычный распорядок и, опять же, было его проблемой. Никто другой никакого отношения  к этому не имел и не обязан был помогать. Но если хотел нарушить, то… это снова было только проблемой  Джеймса Мура и ему разбираться со своей собственной жизнью сомнениями, чувствами, потрясениями и прочим.
Эти мысли не мелькали в голове, они прочно там жили. Они сформировались вместе с разумом Джеймса и никогда не покидали его. Что бы ни случилось в жизни, какие бы времена не настали Джеймс один обязан был все решать.
И, кажется, ночной визит неизвестного мог обернуться проблемой.
В целом хорошо, что Хантер полицейский. Возможно, придется прибегнуть и к его помощи. Если придется.
Хотя… даже если и не поможет, какая разница? Он и не обязан. Разберемся… Телефон есть, сеть работает, машина на ходу, руки ноги, голова, мозги.
Все как обычно.
Позвонить в полицию и сдать с рук на руки ночную странную находку не составит проблем.
Джеймс подошел к столу, достал из ящика Десерт Игл почти машинально и бездумно, давний рефлекс-привычка «лучше пере, чем недо» сработала автоматически, он даже не вспомнил, что говорил что-то по поводу оружия Хантеру, тем более не вспомнил его вопрос, прошел к двери, ведущей во двор, по дороге сняв  с полки фонарь, распахнул ее, осветил двор.
- Поторопись парень.
Собаки рычали и кидались на решетку. Одна молча, не тратя лишних сил  подпрыгнула. Первый раз сорвалась, второй раз повисла на ограде, несколько секунд удерживалась и снова сорвалась, Джеймс не стал дожидаться третьей попытки и выстрелил в свору.
Перепуганный визг, лай, скулеж, снова лай уже затихающий вдали и тишина.
В довершение финальной сцены незнакомцу предстояло красиво завалиться без сознания и, конечно же, Джеймс внесет его в дом на руках.
Боги мои драгоценные не дайте свершиться такой пошлости, будьте так любезны, ладно?
Предаваясь своим мрачным и дурацким мыслям Джеймс тем не менее огляделся, метнул лучом фонаря по двору и за его пределы, не нашел ничего и никого подозрительного, опустил ствол Дезерта и снова подбодрил словами незнакомца:
- Давай парень, шевели ногами. Раз-два, раз-два. Отшельник открыл двери. Все как в сказке.

53

Привел в себя Сида вовсе не голос, а выстрел. Оглушительный, он выбил его из вязкой паутины мыслей, медленных, будто тоже смертельно замерзших. Казалось прошло безумно много времени с тех пор, как он перевалился через забор, стараясь не моргать, держать глаза открытыми, бороться с искушением забить на все и просто отпустить. Подумал о Лео, о Тао, о двух самых дорогих и близких истинных в его жизни и о том, что меньше всего хотел бы их расстроить своим трупом. Вскользь вспомнил Эйзена, но для него он умер уже много лет назад, сейчас у парня было все хорошо. Он знает, следил, используя свои немногочисленные возможности и находясь максимально далеко, чтобы даже тень воспоминания не ожила.
Кто знает, может быть их всех нет в этом мире и выживать тут не имеет смысла?.. И все же внутри что-то противилось сдаваться так просто, отдавать и эту жизнь, чтобы начать все заново в каком-то неизвестном пока параллельном мире.
Что если умерев тут, он вернется домой? Необходимое условие.
Кажется снова начал сходить с ума. Бредить. На язык вернулся въедливый вкус трав, напомнивший о лагере мутантов. Волшебное вино, что прогнало его ненадолго, кажется, больше не действовало. Может стоило остаться в том баре на перекрестке петель? Наесться парного мяса и стать зверем? Стать тем, чьи инстинкты помогут выживать? Или тем, кого пристрелят, как очередного дикого мутанта?
Думал…и мог бы надумать еще многое, но был выстрел. И Сид открыл глаза, испуганно дернувшись из уютного, пусть и безумного сна. Услышал скулеж и вой и увидел луч света по снегу и желтый прямоугольник двери и абрисом фигуры истинного. Вот только подходить и помогать он явно не собирался. Боялся? Собак? Не его же… Как бы его ружье пригодилось чуть раньше.
Услышав слова демон заставил себя двигаться, правда не был уверен, что это у него получается. Торжественно и достойно дойти до двери на своих двоих не вышло, зато доползти, оставляя за собой глубокую борозду снега вполне. Будет забавно, если после всего его все же пристрелят. А почему бы нет? Этой ночью истинные уже ничему не удивился бы. Скорее был бы рад, если бы вторая пуля оказалась более верной и не проделала в нем просто еще одну бесполезную дырку. Решила бы все проблемы, избавила от выбора, разбудила от очередного бреда. Сид ввалился в тепло, которое ощутил, наверное, только горлом, когда смог свободно вдохнуть, не боясь выморозить себе все внутренности:
-Только пароль не спрашивай, - пробормотал, сидя на полу и привалившись к стене спиной, снова закрывая глаза и решив пока не уточнять, где он находится, и вопрос был даже не района или города. Очень не хотелось снова оказаться на улице, если добросердечный хозяин дома решит, что у него не все в порядке с головой.

54

Насчет «парня» Джеймс очень сильно ошибся. Пришелец оказался далеко немолодым и рухнул на пол как мешок костей.
- М-да…
Джеймс повернулся, запер дверь, снова обернулся к «гостю», наклонился, ухватив под плечо и рывком в несколько шагов проволок к стулу рядом со столом. Там был свет лампы и можно было толком разглядеть.
Хантера в подсобке уже не было. В душ побежал, конечно же. Оно и правильно. Босиком и в халате на голое тело уютно только рядом с камином и с бокалом крепкого коньяка.
У Джеймса уже замерзли ноги в легких шлепанцах, а перед ним сидел старик, облаченный в драные брюки и майку.
- Ну и что мне с Вами делать?
Джеймс пробормотал себе под нос, изучая в свете лампы ссадины и синяки, босую ступню, прорехи на ткани, грязное тело и бледное лицо.
Рука потянулась к телефону и справочнику.
- Как Вас зовут и как вы здесь оказались? Я могу позвонить Вашим родственникам, а лучше вызову полицию и скорую. Думаю, Вам есть, что рассказать им, верно?
Версий и предположений множество. Его могли похитить и избить. Мог сам залезть в неприятную историю и сбежать. Мог просто напиться или обнюхаться в хлам и завалиться сюда с какой-нибудь гопотой.
Уцелевший ботинок вполне приличный, когда подтаял снег стало видно, что практически не ношеный, ткань на брюках не ширпотреб. Лицо не испитое, не опухшее, как это обычно бывает у алкоголиков, стрижка хорошая. В целом незнакомец больше напоминал приличного истиного, но попавшего в трудные обстоятельства.  Судя по ране на плече - в очень трудные обстоятельства.
Джеймс  снял трубку старинного, но исправно работающего телефона, набрал номер службы спасения и присел на край стола, в ожидании вызова.

55

Хватка оказалась довольно сильной, а вот сил противиться у Сида не было, потому сделав пару шагов, чем толи помог, толи только мешал, но уселся на стул около стола. После ночного леса, тьму которого рассеивали огни костров, после согретого теплом свечей мерцания в баре, после тусклого маячка-фонаря перед домом резкий электрический свет оказался пыткой для глаз и пришлось зажмуриться, привыкая постепенно. Лишь потом осмотреть своего спасителя, пробормотав слова благодарности. Этого истинного демон явно видел раньше. Память на лица его еще никогда не подводила. Но, видимо, знакомы они не были. Зато внутри словно что-то отпустило. Правда ненадолго. Сид понял, что не уверен, из какой реальности этот мужчина, в голове все еще путалось, выуживая на свет разрозненные факты и образы…     
Тело начало медленно отогреваться в прохладном помещении, к ногам и рукам возвращалась чувствительность и начало слегка знобить и покалывать кожу. Дальше будет хуже – это Сид знал на собственном опыте, благо не первая его неудачная ночь. Хотя в те времена он был все же покрепче. Оставалось только надеяться, что снаружи не достаточно холодно, чтобы отморозить себе пару пальцев. И так же надеяться, что это небесславные Гавайи Голиафа. Черт его знает, сколько прошло времени с тех пор, как он провалился в сон, убаюканный гипнотическим танцем огней на прекрасном тонком теле девушки. Может быть огарок лета давно догорел, прошла дождливая осень, когда его еще искали. Лео, Тао, друзья, полиция. Наступила зима, укрывшая последние следы и надежды. Его еще не признали без вести пропавшим, но искать перестали. Хотя нет, Сид был уверен, что сын так легко не сдастся, да и друг тоже.
Истинный тем временем, не дождавшись ответа, набирал номер. Сид просидел молча еще несколько секунд. Должно быть прошло гудка два, когда он неспешно протянул руку и нажал на рычажки сброса, благо телефон был старого образца. На лице застыло слегка задумчивое выражение, будто сам не знает, что для него сейчас лучше.
-Меня зовут Сид. И я не уверен, что смогу объяснить, как оказался перед вашим домом. Объяснить так, чтобы меня не сочли сумасшедшим. Скажите, вы слышали когда-нибудь о баре «Королева Маб»? – вот и правда, как ему рассказать здравомыслящему истинному в домашних тапочках, какой пусть прошел из вчера в сегодня? Путь длинной в пару жизней и одно безумное чаепитие? Глаза закрывались, очень заманчиво было уснуть. Видимо тело давно исчерпало свои довольно ограниченные ресурсы, а адреналин, побродив еще в крови, растаял с последними хлопьями снега на промокшей насквозь одежде. Пришлось собраться все оставшиеся силы, чтобы не отключиться.
-Могу я позвонить своему другу, чтобы он забрал меня и,  какое-нибудь одеяло, если можно, - в больницу было нельзя, это Сид помнил. Помнил, что заразился и что его тело уже начало меняться. Пока незаметно, насколько он мог судить. Но мутация определяется, и довольно быстро, если провести обследование. Трудно сказать, какое отношение будет  с начинающему обращение истинному, зато к мутантам отношение было однозначное. Что, если он покроется шерстью через пару часов?
-И простите за беспокойство, - чуть улыбнулся, глядя на мужчину, надеясь, что дернувшиеся губы изобразили что-то более менее внятное.

56

Туго бьющие горячие струи. Почти что кипяток окатывает обнажённую спину, затылок и шею, покалывая припухшую кожу. Каждое покалывание напоминает об укусах и царапинах, оставленных любовником. Хантер упёрся ладонями в прозрачную стенку, закрыл глаза, опуская голову. Некстати эти мысли, вязнущие в густых облачках пара, наполнившего тесную кабину. Напряжение сходило. Даже тревожное беспокойство за то, что представляет из себя ночной гость и не потребуется ли Джеймсу помощь, пока он тут купается в своё удовольствие, стали отступать. Антиквар не промах. Он знает, что делать, иначе бы не устроил себе жилище на "полюсе недоступности" Голиафа, не нашёл бы Маклейна в полицейском управлении, не выбрался с ним из бара. Он вообще-то мало подходил под привычное определение "антиквара", какими они представлялись, поэтому Хантер ничуть не удивился, услышав выстрел и выглянув в одно из окон по пути к ванной комнате, выходящее на улицу. Подвывающая свора в спешном порядке уносила лапы, а их несостоявшаяся жертва торопилась, как могла, к двери. И с расстояния можно было понять, что состояние незнакомца более чем плачевное. Забылся на время и вопрос о том, что помешало ему взлететь. Возможно, слишком настойчиво в него в детстве вбивали правила поведения, которые нельзя было нарушить, даже когда от этого зависит жизнь.
Свежее полотенце хранит запах любовника. Пусть тесные, но чистые джинсы и чёрная майка, обтянувшая торс, возбуждают мысли о тысяче его небрежных бездумных прикосновений к ним. Собственная одежда заброшена в машину.
Хантер вышел в коридор. В доме всё также тихо. Должно быть, Джеймс и гость всё ещё внизу. Посмотреть бы на него вблизи, что за тип, но голод, давший знать о себе сразу после душа, пересилил, и пробудившийся зверский аппетит прогнал на кухню срочно включать чайник и делать тосты из-всего-что-нашлось-в-холодильнике.

57

- Угу, - Джеймс почесал телефонной трубкой висок, глядя на протянутую руку истинного и его пальцы нажавшие на рычажок сброса.
Сид, значит. Хорошо. Пусть будет Сид. И Сид не желает, чтобы полиция была в курсе его дел.
- Не могу сказать, что удивлен, Сид. Думаю, что постараюсь понять и помочь разобраться.
Джеймс дождался, когда пальцы исчезнут с телефонного аппарата и положил трубку, еще раз внимательно оглядел истинного. Вид у него был изможденный, это мягко сказать. Джеймс спешно вспомнил  все былые остатки медицинских познаний в голове, их оказалось совсем немного, встал, не забыв прихватить пистолет, переложил в выдвинутый ящик стола, прихватил аптечку и  нашел инструкцию.
Прежде чем пробежать ее глазами, распаковал пакет со стерильными мягкими спиртовыми салфетками и бросил его гостю.
- Бар «Королева Маб»? – прочел названия ампул, на секунду глянул на Сида. – Смешное название.
Затем смешал содержимое трех ампул в шприц, постучал по нему, прогоняя воздух, подошел и, взяв одну из салфеток, протер плечо гостя, - невинные препараты. Они абсолютно нетоксичны, не повредят, лишь взбодрят Вас и снимут боль. Дексаметазон, Кетанов и кордиамин. Это немного болезненно, но подействует быстро.
Джеймс вогнал иглу в плечо и медленно вколол содержимое шприца, приложил к месту укола чистую салфетку, помассировал.
Может быть, их с Хантером приключение продолжается и снова материализовалась какая-то иллюзия? Совпадений не бывает.
Джеймс сел рядом с гостем на соседний стул, взял очередную чистую салфетку и, осторожно касаясь, промокнул ему лицо от осевшей на кожу пыли, какого-то буроватого подтека, засохшего пота. 
Он знал этого Сида. То есть знал визуально, не по имени, которое услышал только сейчас.
«Лот номер пять уходит господину…»
Далее следовала фамилия, которую Джеймс, конечно же не запомнил, помнил только что лотом была какая-то книга, не слишком дорогая, но занятная. Сам же он тогда покупал совершенно другое.
И это воспоминание-открытие его порадовало. Если Сид был в «Королеве Маб», значит их с Хантером никто ничем не накачивал.
Хотя чему это он радуется? Вполне могло быть и так, что Джеймс просто продолжал ехать крышей в неизвестном направлении. Не нужно спешить с выводами. Во всяком случае, одному ехать крышей не так страшно, вдвоем не скучно, а втроем это уже веселье.
- Расскажите мне, что с Вами случилось. Разумеется, если хотите. Вдруг чем-нибудь помогу.
Джеймс вернулся к столу и подвинул телефонный аппарат, жестом показал, что Сид может позвонить кому угодно.
- Месяц назад в Ритце были торги. Кажется, я Вас там видел.

58

Как будто под водой или во сне. Сид так же медленно убрал руку с телефона и немного успокоился, когда хозяин дома не стал настаивать и положил трубку. Потом непременно нужно будет обратиться в полицию, если успеет. Его все же похитили… и убийство. Тело бедняги Вейля наверняка уже нашли. Интересно, что теперь? Его наверняка ищут в связи с этим делом – слишком много и открыто засветился везде. Да и не было у него повода скрывать что-то – это должна была быть обычная встреча, быстрая сделка и две довольные друг другом стороны. Сильверстоун наверняка ждет его звонка – вспомнилось. Конечно дела его сейчас волновали меньше всего, но истинный, привыкший к пунктуальности и долгу, не мог не беспокоиться, что причиняет неудобства клиенту. А если имя столь публичного истинного тоже всплыло в деле с убийством и бог еще знает с чем? Та еще услуга вышла. Сид беспричинно почувствовал себя виноватым и в этом. То самое знакомое чувство вины, когда за его ошибки  промахи расплачивались другие. Обычно в роли этого другого был Лео. Сид до сих пор иногда испытывал уколы неловкости за то детство, на которое обрек мальчишку.
Сколько мыслей разом в голову, а где-то вокруг продолжало неспешно идти время.
-Бар, да..- салфетки упали на колени, пальцы смяли упаковку – стоило бы вымыть руки, с правой все еще осыпалось крошево засохшей крови, хотя большая ее часть осталась в снегу во дворе. Кожа горела и теперь стало жарко, пальцы ломило, словно медленно выкручивая тисками – отходят. И хорошо, все их чувствует. Черт, как же хорошо, что ему все же открыли!
- Это одна из так называемых городских легенд, - проговорил царапающим горло голосом, потому не очень громко, но надеялся, что достаточно. Громче не смог бы наверное, - Разное рассказывают. Мне доводилось только читать об этом месте, и в большинстве случаев в местных желтых газетах на одной странице с Гавайскими Йети и НЛО. С очевидцами мне поговорить не довелось, но, теперь, кажется я сам могу давать интервью, - мужчина усмехнулся, представив очередные сенсационные заголовки в газетах и свое фото рядом, с испуганным выражением и мелким штифтом  «он тоже был там». Хотя, одернул себя, чем-чем, а лицом ему лучше не светиться даже в тираже в сотню штук. Шанс ничтожный, но у него и без того много проблем в настоящем накопилось, чтобы плюсовать к ним дела давно минувших лет.
-Люди рассказывали разное, был только один неизменный персонаж, бармен и, видимо, владелец этого странного порождения петель, Королева Маб, худой бледный мужчина-вампир. Этим званием его обычно крестят, хотя ни у кого крови он не пил помнится. Из тех, что выбрались, конечно и имели смелость или глупость проговориться журналистам. Я попал в этот бар случайно, и то, что там творилось, трудно назвать нормальным, - Сид говорил, наблюдая, как мужчина мешает в шприц лекарства. Сказывалась то ли безумная усталость, то ли глупость, но никакого беспокойства он не испытывал, лекарства из аптечки выглядели убедительно, названия были знакомы. Пожалуй это лучше одеяла даже не смотря на то ,что влажная одежда неприятно прилипла к коже. Ледяная, сейчас она была даже приятна горящей коже. Укола почти не почувствовал, небольшой очажок боли в то, что перемалывало его тело последние сутки. К тому же вернулась боль в простреленном плече, но какая-то далекая и тупая, не так должна болеть рана, полученная несколько часов назад, через которую он оставлял почти непрерывный след в заснеженном лесу и на полу бара. Рана, которую терзал палец с острым, словно тонкий стилет, ногтем…от одного воспоминания дрожь прошла по всему телу. Видимо тогда он и правда был не в своем уме, раз позволял делать такое. Раз смог терпеть такое. Правая рука невольно потянулась к плечу, но опустилась обратно на колени – стоило ли привлекать внимание? Тем более от лекарства скоро станет лучше.
Стоило ли продолжить рассказ? Сид не знал, почему говорил до этого, но ему хотелось, физически необходимо было рассказать, словно о дурном сне. Скорее всего ему не поверят. Да и он сам совсем недавно отнесся бы к подобному весьма скептически, даже зная, что в мире левиафана бывают и не такие странности и загадки. Но каждый раз удивляешься, столкнувшись с ними нос к носу, слишком привыкший к обыденности и распорядку, воспринимая мистику мира как рассказы на пылящихся на полках книгах. Где-то, с кем-то, с какими то таким же мистическими, полувыдуманным истинными. Но не с тобой. Никогда не с тобой, если не ходить в петли и не принимать сомнительные препараты…
Мужчина сел напротив, взял еще одну салфетку и провел ей по щеке, заставив чуть вздрогнуть, но не отстраниться. Демон снова поднял было здоровую руку, но пальцы по-прежнему слишком сильно дрожали. Вздохнул и на секунды прикрыл глаза, почувствовав, как тяжелый свинец не дает подняться векам, словно срослись, запечатав глаза, укрыв от реальности, прося отпустить себя. Сон - как мечта. Но не сейчас. Вдохнул глубоко, готовясь снова вынырнуть, ноздри щекотнул резкий запах антисептика и ткани, которая была им пропитана до нитки. Запах руки, что ее держала. Теплый и живой. Запах кожи и мяса, не еды. Запах пота и пыли, открытого огня. Запах другого человека и запах секса… Странно ли он смотрелся сейчас? Наверняка, но это длилось всего пару секунд, заставило в нутрии все напрячься, поджаться, будто вплеснул небольшую дозу адреналина, прервав ломку этого наркотика. Сид открыл глаза и посмотрел на истинного, что был рядом, совсем другими глазами. Тоже недолго, тоже секунды, но это был не сонный потерянный взгляд готового отдать концы истинного. Внимательный и ищущий, он поднялся по груди, по шее к бесстрастно сжатым губам и изучающим глазам. На секунду он смог представить на его лице совершенно иное выражение. Возможно, совсем недавно…
Но все это было лишь на мгновения.
Он что-то говорил до этого, рассказывал до этого. Внутри жгуче кольнуло смущением – что он сейчас почувствовал? И разгорелось любопытство – как он это смог почувствовать? Втянул воздух носом, но обоняние вернулось в норму и он не мог разобрать ни одного запаха больше, воздух показался пресным и блеклым теперь.
Отвлекся, приходя в себя окончательно, на тихие слова. Помочь мне сейчас может только чудо –подумал про себя. Как рассказать все, и ничего…рассказывать ли про похищение? Не будет ли это в будущем опасно для совершенно постороннего человека. Вполне может статься, что втянет его в очередную очень неприятную историю.
Тем временем машинально подвинул к себе телефон на память набирая номер. Стоило поторопиться и сообщить Тао, что с ним все в порядке. Относительно, конечно… Черт, как он ему расскажет? Как им расскажет? О боги, пасти и петли…
-Рица… да, -проговорил сначала неуверенно, вспоминая события из другой жизни, - Я продаю и покупаю карты и некоторые книги, - точно. Теперь он был уверен, что видел этого истинного и точно на аукционе. Правда мельком.
Голиаф… это был Голиаф….
Внутри отпустило, вот только:
-Скажите , а какое сегодня число? – когда он последний раз разговаривал с Элом было лето. В трубке раздался второй длинный гудок…

Отредактировано Сид Бэкет (29.01.2011 10:48)

59

- Значит, я не ошибся, - Джеймс кивнул в ответ на упоминание о торгах, подошел к Сиду и наклонился, чтобы ближе рассмотреть плечо, - эта рана выглядит не слишком хорошо. Когда Вы ее получили? Неужто в этом самом легендарном баре от хозяина-вампира?
Он улыбнулся и улыбка вышла свободной. Пусть это глупо выглядело со сторон, но ему было все равно. В какой-то мере он чувствовал сейчас облегчение.
Забавно складывается. Он рад тому, что Сид говорил странные вещи. Он не делала вид, что удивлен, поражен, что не верит. У него не осталось бы сил на какое-то притворство.
Лицо его просто расслабилось, ушло из складки меж бровей напряжение,  разомкнулся замок, сдерживающий мышц лица, черты расслабились и он снова выглядел безмятежно и спокойно, так же как и всегда.
Мозг начинал работать привычно, улавливать нюансы, особенности и крайние точки ситуации.
Рана. Пасть. Истинный. Звонок.
В такой последовательности в голове выстроились выводы.
И нужно выслушать его. И это должен услышать Хантер.  В мире нет случайностей.  Пусть это выглядит нереально, но в одну ночь не просто так встретились трое из тех, кто побывал и выбрался из Пасти. Джеймс подозревал, что не без потерь для собственного разума, но не собирался пугаться или заранее делать дурные выводы.
Все что случается приводит к тому, что должно быть.
- Сегодня ночь со  вторника на среду, ….. августа, - он сделал паузу. И так-то путался в числах, а если учесть, что они выскочили казалось всего лишь через час, а на самом деле через сутки из бара «Королева Маб», то стоило труда припомнить и не ошибиться. – Если это Вам интересно и как-то утешит.
Джеймс внимательно оглядел рану на плече.
- Боюсь, Вам нельзя затягивать с медицинской помощью, - поднял на секунду взгляд на лицо, снова вернулся к ране, - я вижу укол помог, но увы, такие раны нуждаются в оперативном вмешательстве. Это пулевое ранение.
Майка позволяла разглядеть плечо, но Джеймс не видел отверстия, где пуля могла выйти. - Если сквозное, то хорошо, хотя и не очень на самом-то деле. Если же пуля все еще в плече, то вынуть ее могут только в клинике. До того как Вы покинете мой дом Вам нужно поберечь силы. Пару ступенек, я думаю, сможете преодолеть. Моя квартира наверху, а Вам необходимо выпить чего-нибудь согревающего. И я хотел бы послушать, что же все-таки произошло, Сид. Мне, как антиквару и любителю редкостей было бы интересно, а как гражданину города Голиаф, давшему приют раненому человеку вдвойне любопытно  узнать о ране, о Вашем нежелании сообщать о ней полиции и о том, что мне в будущем сулит мой поступок. Вместе легче решить проблему, чем одному.
Джеймс выпрямился, улыбнулся и молча ждал решения гостя. Тот все еще держал трубку телефона в руке. Не был он похож на истинного очертя голову бросающегося в приключения. Нет, не был. Не было в породистом холеном, хоть и чумазом сейчас лице печати низменных пороков, только глубокие борозды-зарубки, оставленные долгой жизнью. О чем они могут сказать? О разном. О чем хотел знать Джеймс? Пожалуй, ни о чем. Чужая душа потемки, но вот белолицый Маб с узкой алой линией рта, больше похожей на трещину это другое дело. Отголоски его смеха все еще нет-нет да слышались где-то в дальних уголках сознания.
Посмотрел на седые волосы, на морщины, кхмыкнул тихо себе под нос. Может быть, стоило старика просто взять и отнести? В самом деле, со стороны джеймсово гостеприимство выглядело как издевательство, наверное… Хотя гостеприимством его действия по сути не были. Были они глупостью с точки зрения элементарной логики. Открыть ночью неизвестному антикварный магазин, расположенный в Голубых Гавайях и набитый ценностями. Хорошо, что об этом никогда и никто не узнает.
- Ну что? – Джеймс вздохнул, подавляя неприятное ощущение абсурдности.

60

Маклейн с трудом дождался, пока чайник весело забурлит, едва не приплясывая вокруг него от нетерпения, и вскоре пряный насыщенный аромат заварившегося чая, поплывший по кухне, защекотал ноздри, дразня чуть не до обморока. Можно подумать, он сутки не ел. Хантер напомнил себе, что, в сущности, так оно и есть. На его требовательно заурчавший желудок игры со временем подействовали не столь убедительно, как на обманутое калейдоскопом видений сознание.
На тарелке посреди стола высилась скромная вавилонская горка разносортных бутербродов, выглядевших пусть не слишком эстетично, зато весьма и весьма аппетитно, по убеждённому мнению оголодавшего полицейского. Он бы предпочёл что-нибудь погорячее, но всерьёз опасался прикасаться к всевозможным сковородкам и кастрюлям без фатальный разрушительных последствий.
Ни антиквар, ни гость, между тем, не давали о себе знать. Дом словно уснул, сосредоточив всё тепло и свет на кухонном островке, где Хантер беззастенчиво предался буйному чревоугодию. Сизоватая тьма за окнами вновь подёрнулась рождественской завесой заплясавших снежных хлопьев, с улицы не доносилось ни звука.
И это настораживало всё больше и больше. Внутренняя безотчётная тревога пропорционально возрастала количеству съеденных бутербродов. Маклейн нахмурился. Ещё две минуты, сказал он себе, и пора будет идти выяснять, не стряслось ли там чего, не пора ли Джеймса героически вырывать из лап чудовища. Ну, или наоборот.
Две минуты и этот бутерброд с тунцом и салатом. Хантер жадно заработал челюстями.


Вы здесь » Голиаф » Видения Голиафа » Антикварный магазин "Лавка чудес"