Голиаф

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Голиаф » Видения Голиафа » Книжный магазин


Книжный магазин

Сообщений 1 страница 30 из 53

1

Небольшой дом был старомодным. Это определение первым приходило на ум, стоило взглянуть на убранство фасада, полукруглые арки окон, крыльцо и кружево многочисленных кованных деталей. Но по сути своей он как нельзя лучше соответствовал хозяину – гость из прошлого века, но еще крепкий и продержится не один год.
Когда Сид решил окончательно обосноваться в Голиафе, то отнюдь не случайно выбрал Ночную Радугу. Путешественник по жизни, остепенившись, он желал оставаться в кругу людей, близких ему по духу. А где же еще найти их в таком количестве, как не в туристическом округе мегаполиса. Подкупала и непосредственная близость к океану, который было хорошо видно из окон второго и третьего этажей.
Парадная дверь на первом этаже выходила на неширокую улочку, над дверью примостилась неброская вывеска «Книжный магазин». Никакого отдельного названия или вычурной рекламы, что, вполне возможно, было бы не лишним. Разве что хозяин относительно небольшого магазина не сильно гнался за выгодой. Его вполне устраивал существующий доход, который он по больше части  получал продавая небольшие колоритные сувениры и карты города туристам.
На сами карты действительно стоило обратить особое внимание. Им был отведен большой стенд, и насколько непредсказуем и многообразен был Голиаф, настолько многообразны были путеводители по нему. Начиная от вполне стандартных дешевых карт массовой печати, до «Относительно точной карты Метрополитена», потому как даже она не давала точных сведений о переплетении поземных нор. Были тут карты мест, которые следует посетить, и пользующиеся куда большей популярностью карты мест, которые посещать не стоит, особенно приличным истинным. Ангелы и демоны улыбались, стояли минуту и после, как бы в шутку, брали именно вторую. Были и те, кто покупал карты Мондевиля. В основном конечно же верхнего яруса. Точной она была или нет, никто не знает, да и спросить за все эти годы так и не удалось. Как подметил Сид, истинные и дино, купившие эти карты, к нему дважды не возвращались. Но, может быть, это было просто совпадение. На отдельных полках, за стеклом, стояли редкие экземпляры карт, изданных еще до рождения самого Бэкета, рисованные от руки, с пометками исследователей. Стоили они недешево, но всегда можно было купить их более доступную копию. По этим картам было куда любопытнее исследовать город, сам Сид открыл для себя ни одно любопытное место, следуя указаниям на полях. И даже составил пару карт собственного авторства, которые были больше похожи на  случайные путеводители.
Самой большой популярностью пользовалась, конечно же, карта Петель. Что не удивительно - какому туристу захочется случайно в них угодить. А даже если и находились безумцы, то куда выгоднее знать, где именно искать приключений.
В остальном же это был обычный книжный магазин, в котором встречались и старые издания, и популярные новинки, и книги самого хозяина.
Торговый зал занимал почти весь первый этаж, дверь за прилавком вела в коридор с запасным выходом и лестницей на второй этаж. Под лестницей располагалась небольшая кладовая.
На втором этаже была гостиная, одновременно служившая кабинетом, кухня, совмещенная со столовой и туалет. Убранство не отличалось особым стилем или дизайнерским подходом и часто тут царил творческий беспорядок. От завалов спасала нелюбовь Сида к лишним вещам и приходившая раз в неделю домработница Эллис, с которой иногда можно было выпить по чашке кофе в кафе по соседству и узнать множество бесполезных новостей.
Письменный стол у большого окна и компьютер определенно занимали почетное место в гостиной. Тут же неизменно лежали стопки бумаг, исписанные отрывками и заметками – единственное, что запрещалось убирать. Сид ни раз грозился скормить Эл левиафану, стоило ей даже рядом появиться с рабочим местом.
Третий этаж занимали две спальни и общая ванная комната. Одна спальня естественно принадлежала Сиду, вторая гордо именовалась гостевой, но жил в ней в основном сын, когда решал отдохнуть от дел и навещал «старика».
Чердак был заброшен. Не хранил он никаких скелетов и прочих семейных тайн, только рухлядь, что осталась от прошлого владельца, несколько коробок с вещами Сида и паутина.
Стоит упомянуть так же о новейшей охранной сигнализации, установленной по настоянию Лео. Но за все годы ни один воришка не посягнул на сокровища неприметного книжного магазина.

Отредактировано Сид Бэкет (04.11.2010 23:30)

2

Вещей, как обычно, было не много. Частный самолет мог позволить и большую роскошь, нежели чемодан с парой сменных рубашек, но Лео привык к минимальным потребностям в деловых поездках. В этот раз он и вовсе ограничился спортивной сумкой с вещами и подарками, и деловым кейсом. Последний, при крайне пляжном внешнем виде Леонарда (чего стоила легкая белая майка и шлепанцы с крашенными деревянными бусинами), вообще казался решением детской задачки на внимательность: «лишнее вычеркнуть».
Небрежно сложив вещи прямо у коврика с типичной надписью «добро пожаловать», ангел наклонился пониже, вглядываясь в темное стекло входной двери. Так и есть, перед самым носом уныло висела табличка «закрыто»:
- Любопытно. – На всякий случай лениво подергав шнурок, намертво вцепившийся в язычок дверного колокольчика, Бэкет - младший прислушался к тишине в доме и неспешно принялся шарить по карманам в поисках телефона.
Решив сделать отцу приятный сюрприз своим внезапным приездом, Лео явно не рассчитал время. Старик куда-то быстро ущеголял. Даром, что пятый десяток готовится разменять, все равно остался таким же котом. Гуляет сам по себе.
В отличие от колокольчика на двери, телефон произвел больший эффект. На длинные ленивые гудки в трубке, где-то на втором этаже ожила переливчатая трель звонка. Один повтор мелодии, второй и, судя по грохоту, слышимому через открытое окно, телефон все-таки довибрировал до края стола.
- Надеюсь, друг мой, ты пал жертвой сыновнего любопытства не напрасно. – Загадочно извинившись перед телефонным аппаратом, который давно стоило сменить на более компактную модель, Лео весело и по-ребячески огляделся. Много зевак замечено не было.
С энтузиазмом, достойным вернувшегося с ночной гулянки подростка, вполне деловой мужчина «в полном расцвете сил», поплевав на ладони, подпрыгнул и повис на кованой решетке, крепящейся к небольшому козырьку. Оставалось надеяться, что прохожие не примут так экстравагантно ведущего себя джентльмена за вора, а решетка не отломится под его увеличившимся с годами весом. Все-таки с момента последнего альпинистского трюка прошло сколько, лет пять?
Но повезло, решетка выдержала, а между водостоком и стеной, в проковырянной еще монтажниками дыре, слегка покрывшись мхом и ржавчиной обнаружился ключ.
Спрыгнув обратно на грешную землю, Лео отряхнул руки и придирчиво осмотрел ключ. Конечно, в разы проще было бы съездить домой за запасным набором, но восторг от возвращения Домой пересилил светскость, манеры, ну и конечно сыграло свою роль природное любопытство. Без этого «шила», которое находилось у большинства ученых в наименее доступном для извлечения месте, вряд ли бы наука продвинулась дальше изобретения колеса.
Поскребя ключом по скважине и убедившись, что в солнечных очках открыть дверь не представляется возможным, Лео приподнял классически-черные «окуляры» на лоб.
Дверь быстро поддалась, код у охранной сигнализации не изменился, так что можно было до прихода Сида перекусить чем Бог послал и помыться с дороги.

3

Ночная Радуга » Вилла дель Соле

Витрины собственного магазина и дома встретили Сида темнотой, уходя он выключил везде свет и повесил табличку «закрыто» на дверь. Магазин не работал часа три, но в такую погоду вряд ли потерял много покупателей. Учитывая, что и в погожие дни их бывало немного.
Отказавшись от предложенного зонтика, Бэкет распрощался с шофером и  теплым нутром машины, наполненным приятной музыкой и дружелюбным молчанием. Потому когда он остановился под козырьком на крыльце, на губах его играла улыбка. Ключи должны были быть то ли в правом, то ли в левом кармане джинс. Сид неудачно сунул пальцы наугад в правый и, плохо подцепив колечко дернул. Довольно громоздкая связка выскользнула из влажных пальцев, и, звякнув, скрылась где-то в тени крыльца. Мужчина чертыхнувшись на свою неловкость, и что таки придется промокнуть больше, чем рассчитывал, высунулся из под ненадежного укрытия. Каким же было его разочарование, когда ключей не обнаружилось на асфальте. Сильный поток воды, убегающий прямо в канализационную решетку, похоже испортил ему остаток дня. Все бы ничего, в доме  имелись дубликаты почти всех ключей, что висели на связке, но некоторые все же были оригинальными. Если не сказать антикварными. Один от шкафа со старинными картами, что был им под стать, второй от ящика письменного стола. Жаль будет взламывать оба замка конечно и менять их на новые. Но… не нырять же теперь за ними в канализацию.
Сид снова  почти культурно выругался в пол голоса - потом, сейчас основная проблема состояла в том, как попасть в дом. Запасный ключи достать сейчас да и при такой погоде проблемно. И когда мужчина уже прикидывал, к кому бы из знакомых напроситься на чай до погодных улучшений,  внутри дома, вроде бы на втором этаже, послышался шум и на тротуаре высветило желтое пятно света из окна. Демон глянул вверх, получив очередную порцию воды с небес за на сквозь вымокший шиворот , и верно, на втором этаже на кухне зажегся свет. А это уже было странно. Эллис обычно приходила по пятницам, а уж если и заскочила в неурочный час, то повключала бы свет во всех комнатах, трусиха до смерти боялась темноты, особенно в старых домах. Сид на пробу толкнул дверь и она, незапертая, поддалась. Тихо вошел и прислушался. Вряд ли его грабят, или это какой то очень странный вор. Научным методом исключения оставался только один возможный гость, потому когда Бэкет закрыл за собой дверь, так и не сменив табличку на «открыто», и поднялся на второй этаж, он уже знал, кому обязан визитом и, несомненно, был рад, на время позабыв и о делах, и о ключах.

Отредактировано Сид Бэкет (10.11.2010 20:14)

4

Книжный магазин Лео любил больше чем палаточные лагеря, потрепанные жизнью мотели или стерильные лаборатории. Особый книжный запах, теплый и сладковатый, мог убаюкать его даже в раздраженном состоянии. Атмосфера покоя, разумности, безопасности. После шумных аэропортов, магазинов и ресторанов тишина казалась недостижимым блаженством. А теперь ее дарили безвозмездно теплые деревянные полки, переплеты всех цветов и оттенков, скрипучие полы и темные окна с лениво колыхающимися занавесками.
В магазине, как и следовало ожидать, не было ни кого. Сид определенно гулял по друзьям, раз не оставил на столе записки. Значит предстояло устроить ему сюрприз позднее.
Бросив вещи в кабинете отца (и бережно припрятав пару крупных деревянных масок устрашающего вида) Леонард некоторое время бродил по комнатам, что-то вспоминая и на автомате укладывая вещи на свои места. Это было давней привычкой сына безумного ученого. Один в порывах научной страсти раскидывал вещи, другой складывал в некое подобие порядка.
Последним на свое место лег сотовый – аккурат на край стола. Чем быстрее аппарат скончается от падений, тем быстрее отец согласится сменить его на новую модель.
Что ж, побаловавшись импровизированной уборкой, Лео заглянул в холодильник. Как обычно еда не поражала своими объемами и разнообразием – дурная привычка питаться по гостям или там где придется не искоренялась даже оседлым образом жизни.
Выудив из кейса ежедневник и набрав номер ближайшего ресторана, ангел со спокойной совестью заказал ужин на двоих. Определенно отцу пора было жениться, чтобы дома хоть кто-то время от времени встречал блудного сына.
Где-то через час в дверной колокольчик вцепился вечноголодный студент-курьер, который и сам был бы не прочь перекусить привезенными блюдами из шампиньонов, говядины, каких-то морских гадов и фруктов. Оставив мальчишке щедрые чаевые, Лео устроил на кухне импровизированный праздничный ужин, выставив всю имевшуюся в доме посуду и заполнив ее салатами, мясными закусками, бананово-апельсиновыми пудингами и еще парящими кусками мяса. В довершении картины на стол была выставлена бутылка коньяка, захваченая там же «за бугром».
Со спокойной совестью оставив благолепие остывать, Леонард наконец то посетил благословенную ванну и, как и следовало того ожидать, к триумфальному возвращению отца был немного не при параде.
- Папа! – согласитесь, из уст почти двухметрового белокурого аполлона, небрежно обернувшего бедра в полотенце макси-сайза (предполагавшееся по инструкции в полное обертывание бренного тела) нежное детское слово могло бы прозвучать странно, если бы не покоряющая искренность.
Схватив еще мокрого после улицы Сида и стиснув его в искреннем порыве, сынок даже приподнял несчастного родителя над полом. Определенно церемониальность, присущая светскому обществу, многое теряла в сравнении с искренними человеческими чувствами.
Наконец преодолев трехнедельный барьер дальних расстояний и разных стран, Лео не сразу смог опустить помятого Сида на пол, но как только справился с собой, тут же выдал тоном не терпящим возражений:
- Так, давай-ка живо иди помойся, а то холодный как змея. И ужинать. Я еще со вчерашнего вечера не ел, голоден как динозавр!

5

Первое, что заметил Сид, это накрытый стол. Что ж, это был  бы очень очень странный вор, который незамедлительно появился собственной полуголой персоной  прямиком из ванной. Мужчина кажется еще успел заценить, что сынок подрос еще чуть-чуть. Или так показалось. В любом случае объятия не потеряли былой крепости. Демон так же искренне обнял его в ответ, попросив поставить, где взял. Ну что такое – таскать престарелого отца по кухне! Широкая ладонь легла на щеку мальчишки, потрепав, как делал когда-то в давние годы, не зная, как еще проявить привязанность к сыну. Так много лет прошло, тогда он сам был еще ребенком. И вот теперь они двое взрослых мужчин, каждый со своей жизнью. Но Сид был тык рад, что его ангел всегда возвращается домой. Посмеявшись над приказным тоном и не спеша уходить, мужчина разглядывал свое дитятко, успев соскучиться. Вот так живешь и знаешь, что у него все хорошо, но только при встрече чувствуешь, как его не хватало. Глаза пасмурного цвета лучились искренней любовью и, кажется, даже помолодели слегка.
-Сейчас сейчас пойду, этот дождь.. и ключи. Ах да, ключи!.. А, ладно.. Чтож ты не позвонил, -и тут же вспомнил, что снова забыл телефон дома, -Еще помнишь где лежать запасные, -Сид улыбнулся, любуясь сыном.

6

Взгляд у отца был теплый, любящий. Ради этого взгляда можно было простить даже отсутствие уютного дома в прошлом. Просто потому, что там где был этот постепенно седеющий ученый муж– там и был настоящий Дом. Не из досок, не из вещей или каких-то общечеловеческих ценностей, а что-то незримое, духовное, словно касающиеся кожи мягкие перья крыла.
Лео улыбнулся, и отвел взгляд. Странно признавать, но его всегда смущали эти чувства. Словно возвращаясь к Сиду он возвращал себе бьющееся сердце.
Всегда улыбающийся, но холодный как мальчик Кай из сказки про Снежную королеву, здесь в теплом свете молочной лампы, в запахах готового ужина, да даже в чертовом полотенце, Леонард снова чувствовал и снова жил. Смущение слоило перебивать действием, поскольку даже приятное чувство может оказаться тягостным:
- Отец, прекрати, ты смотришь на меня так словно я только что тебе принес диплом медицинского колледжа. Кстати где он? – переведя взгляд на стену в кабинете, ангел крякнул от удовольствия:
- Ты так его и не снял? Хорошо хоть убрал те глупые детские рисунки на медицинских бланках, а то твои гости сразу понимали, откуда ноги растут. И кто испортил ребенка!
Все так же удерживая Бэкета-старшего за плечи, Лео мягко направил родителя в ванну, по пути отнимая у несчастного свитер.
- Все иди-иди, ты меня смущаешь своими отеческими взглядами. И где успел натренироваться, небось опять ездил к Лоуренсам? Как кстати их старшая, я слышал она в этом году заканчивает университет? – разговоры словно смягчали обстановку, обыденные и не о чем, но такие доступные для понимания. Говорить всегда было легче, чем что-либо чувствовать. Слова были для Лео как цифры, понятны и просты. Он научился за годы их складывать и вычитать, делить и преумножать.
А вот чувствовать он так нормально и не научился. Впрочем, тренироваться в навыках его заставлял лишь Сид. А с отцом, увы, последние годы он виделся не каждый день.
Наконец затолкав демона в ванну, Лео уперся ладонями в дверь. Постыдное чувство, но эти радостные встречи вызывали у него естественное желание продемонстрировать чистоту крыльев. «Смотри отец, они все так же белы. Это те самые крылья, ради которых ты меня вытащил из Ада, привел в лабораторию, отогрел.»
Сцепив зубы, мужчина несколько секунд стоял недвижим, ощущая, как раскрываясь смятым листом бумаги, крылья разрезают воздух, распрямляются, расправляя маховые молочно-белые перья и жемчужный пух.
Что поделать, привычка была тяжела и неискоренима, и даже то, что отец давно уже не наблюдал за чертовыми белесыми перьями, было не так важно. Эмоции вырывались на волю, расправлялись, и через несколько секунд свободы снова исчезали, оставляя возле лопаток лишь легкий зуд.
- Я разогрею второе. Ты что будешь, овощи или мясо? – голос на секунду надломился, но вот уже вновь приобрел привычную крепость и силу.

7

-Нет, нет, не снял, но рисунки до сих пор хранятся у меня в столе под замком, если вдруг придется тебя шантажировать, - рассмеялся демон, повинуясь сильным рукам сына и продвигаясь в сторону ванной, без боя и даже с удовольствием отдавая мокрый свитер. В теплом доме промокшая насквозь одежда стала отвратительно холодной и липкой.
-Кстати да, Натали стала настоящей красавицей! Вы были бы такой отличной парой, - все это было сказано в шутку, но Сид не мог не поддразнить сынка, периодически изображая классические опасения по поводу надвигающейся старости и отсутствия внуков. Но оба знали, что это все несерьезно, и что отец давно уже дал сыну полную волю решать за свою судьбу. Уже так много лет назад, что и подумать страшно. Закрылась дверь, демон обернулся. Постоял, приложив руку к теплому дереву, словно чувствовал, что Лео еще там. Ни за что и ни разу он не пожалел о своем решении, как бы тяжело не было после. И когда им пришлось скрываться, и детство его прошло в вечной гонке, без постоянного дома, а иногда без какого либо дома вообще. Не говоря уже обо всех тех опасных местах, куда они залазили, потому что один был слишком мал, а второй слишком безрассуден. Наверное это действительно чудо, что мальчишка смог вырасти рядом с таким раздолбаем отцом. Даже сейчас  именно Лео о нем заботится -  и ужин, и то, что он слегка прибрался в комнате. Конечно Сид заметил. Вместе с улыбкой за спиной развернулись два больших черных крыла, заняв собой почти все пространство до ванной…и смахнув  что-то с полки перед зеркалом, звонко загремевшее о кафель. Черт!
-Нет нет, все нормально! – поспешил заверить через дверь, - Мясо конечно! – от крыльев остался только небольшой хаос. Стянув остатки одежды Сид залез под душ, больше для того, чтобы согреться. Самое приятное, что при виде Лео теперь он  не вспоминает их первые встречи и может не отводить глаза, как было несколько первых лет, когда сначала боялся, а потом стыдился. Все прошло, перегорело и переродилось.
Одев теплый длинный халат, которым сын почему-то пренебрег, демон вышел в комнату, где его ждали вкусный обед, теплый коньяк и вечер приятных разговоров.
-Ну, рассказывай, где тебя носило все это время?

Отредактировано Сид Бэкет (10.11.2010 23:35)

8

Микроволновка – чудо современной техники, сыто заурчала разогреваемыми кусками говядины. Ребра, на которых держался кусок мяса, сухо потрескивали надламываясь изнутри. От прожаренной до корочки массы медленно стал струиться пар, закручиваясь в коробе и всасываясь в вентиляционные дыры.
Лео задумчиво стоял радом, оперевшись ладонями о стол. Лет восемь назад он был участником эксперимента, очередной неудачи великих ученых мужей. Тогда выяснялось воздействие микроволнового излучателя, разработанного для полиции и разгона демонстраций, на крылья истинных. Предполагалось, что энергия (ласково обозванная учеными «фатумом») раскрывающихся крыльев способна защитить и отразить микроволновое излучение защищая тем самым мясо и кости. Что ж, никто не говорил, что теория верна, а участники защищены от последствий.
Кусок мяса в микроволновке вздулся и смачно брызнул во все стороны желтым соком, капли потекли вниз по дымчатому стеклу. Хорошо что подопытные были не больше чем рабами, в противном случае Леонард уже давно сидел бы за свои убеждения и их последствия в одиночке, ожидая электрического стула.
Отца бы это убило.
Дверь ванной комнаты открылась, в клубах быстро исчезающего пара возник Сид во всей красе. Халат был ему великоват, волосы торчали во все стороны темными короткими иглами как у ежа, а взгляд был спокойный и счастливый. Да, теплый свет кухни, заполненной звуками шкворчащей еды и запахами свеженарезанных фруктов, сейчас мог легко соперничать с непогодой за окном. Дом как Око бури, поэтическое сравнение не уходило из головы. И только какое-то невнятное предчувствие беды засело глубоко в душе, там, куда не способен был добраться аналитический ум чтобы разложить проблему на доступные составляющие.
- Эх, где ж меня может носить, па, если не по работе. В этот раз был в Пекине на переговорах. Кстати заходил к Чан Лу, не поверишь, старик все еще жив. Хотя я помню что когда мне было семнадцать ему было уже под восьмой десяток. Черт, надо будет тебя переселить куда-нибудь в Азиатские просторы – их климат определенно продляет жизнь! – за разговором выложив на тарелку отца кусок посочнее, Лео потянулся к бутылке. Коньяк он не очень любил за чрезмерную церемониальность его правильного питья, но шарить по кухонным шкафам отца в поисках виски сейчас явно было не к месту.
- Сделка не состоялась, не знаю о чем думал Совет, отправляя меня на переговоры. Они прекрасно осведомлены о том что я не люблю костюмы и строгие правила. – Несколько помрачнев, Лео плеснул по стаканам коньяка и первый поднял благородный напиток:
- Ну поскольку я уже взрослый мальчик и пить с отцом мне разрешается, то просто хочу сказать что рад возвращению Домой. И я правда счастлив, что у меня есть ты. Не знаю, где б я сейчас очутился, па, если б не ты. Так что давай выпьем за Судбу. И за то что она свела нас на той улице.

9

Сид принял из рук сына рюмку коньяка, чокнулся с ним за тост, улыбаясь. Да, совсем большой уже. Нет, не так, взрослый. Мужчина не мог не радовать слушая о его делах, о поездках.
-Я тоже рад, что ты дома, - глупые сантименты, того и гляди крылья снова распахнутся, если уже не маячат темными полусформировавшимися тенями за плечами. Впрочем Сиду было все равно, он никогда не скрывал своей привязанности к сыну, особенно наедине. В конце концов на людях он мог поставить его в неловкое положение! Сейчас же, когда теплый коньяк согрел горло и нутро, а еще сильнее согрели слова Лео, можно было расслабиться и просто наслаждаться их вечером.
-Ох, Лео, ты же знаешь. Я рад, что ты у меня есть и о таком сыне можно только мечтать, но у тебя все могло сложиться куда удачнее, если бы я тогда не привел тебя в лабораторию, чуть не совершив…страшное. Ты уберег меня от ошибки. Я бы не простил себе, если бы продолжил те эксперименты. А если бы простил, то это было бы еще хуже. Ты спас мои крылья, - улыбнулся Сид и не важно, что у него они были черными от рождения. Подцепив вилкой кусок мяса отправил в рот.
-Кстати виски в левом верхнем ящике, еще с прошлого твоего приезда осталось. А мне, пожалуй, налей еще коньяка, сегодня он особенно удался. И не будем о грустном, в конце концов все вышло не так уж плохо, - облокотившись локтями на колени, демон почесал отросшую за день щетину, тоже совершенно седую. Как и голова. Белым он начал становиться еще лет в двадцать и совсем седым стал к тридцати пяти. Наследственность, которая не грозила Леонарду. Было бы обидно, если бы его золотые кудри поседели. В их мире религия никак не была связана с мирскими ангелами и демонами, но сейчас его сын как никогда напоминал именно библейского ангела, ему бы только меч в руки да ко вратам Рая. Он бы мог стать актером или певцом. Но выбрал более достойную стезю, занявшись «Авалоном». Сид никогда не ревновал сына к его биологическому отцу, разве что беспокоился немного, ведь были же причины, почему пятнадцатилетний ангел сбежал из дома.
-А может и перееду попозже, почему нет. Ты же знаешь, я люблю путешествовать. Вот только в этом городе задержался надолго. Но не так уж плохо тут устроился, - вот если бы ему собраться, да объехать всех знакомых по миру – было бы действительно стоящее путешествие. Тем более что со многими из них он до сих пор поддерживал связь, в основном письмами. От Чан Лу давно не было вестей, но Сид еще в молодости был уверен, что этот старик сделан из самой крепкой древесины и переживет его сто процентов. Иногда ему казалось, что он вообще не человек. Но кто знает, кто знает.
- Нет, не верю, что у тебя что-то могло не получиться! Ты же у меня лучший!

10

Отец, как часто бывало, угадал мимолетные мысли. Вытащив с полки полупустую бутылку виски, Леонард небрежно протер ее от воображаемой пыли. Определенно ему везло в том, что отец верил его подвигам во имя «Авалона». Как бы повел себя старый ученый, узнай он, что его белокурый Лео давно уже перерос грехи отца и сам накопил на прямую путевку в Ад? Нет, знать этого не хотелось. Ангел был уверен, пока он в здравом уме и крепкой памяти ни одна шалава не выдаст его грехи единственному родному человеку.
- Если хочешь, я тебе могу организовать мировой круиз, только дай мне список имен и желаемые сроки. – Налив себе горячительного, Лео небрежно продолжил рассказывать про Пекин, изменения в политике, научной сфере, а сам, словно отключившись, наблюдал за отцом.
Этот его внимательный взгляд не любили ни члены Совета, ни наемные работники. Не любил и Морнингвей, потому что ему казалось, что это не ребенок смотрит глазами взрослого, все понимающего человека, а призраки прошлого напоминают о себе.
Сид раньше тоже отворачивался, переживая что-то внутри себя. Может смущался, может переживал об ошибках прошлого, но теперь он явно шел по линии прогресса.
Взгляд остановился на пепельных волосах и Лео дал себе короткую передышку, снова подняв стакан. Новые тосты он вряд ли смог бы придумать, но просто приятно было озвучивать ощущения. Больше их некому и негде было демонстрировать и ангел словно отыгрывался разом за долгие перерывы в дозах изысканного наркотика.
Если бы только его гениальные но немного безумные работники могли придумать наркотик похожий на любовь. Мир бы умер ради дозы.
И снова благородная седина натолкнула на мысли о белом, о чистом. Это Сид должен был родиться ангелом. Словно кто-то выдал им обоим не те тела, как ошибка с номерком в гардеробе. Бэкет-старший душою был чист, определенно, его крылья сияли бы не хуже снега на солнце. А Лео не играл бы выбранную роль, а просто был собой.
Несправедливость? Вряд ли. В этом странном несоответствии ангел видел знак, или даже цель. Пока что опыты со сменой цвета крыльев не приносили не каких результатов, одни лишь разочарования, но надежда оставалась – когда-нибудь сын сможет отплатить отцу.
Капкан мыслей оказался столь глубок, что Лео не сразу понял, что уже минуту молчит и просто смотрит на отца со спокойной улыбкой.
- Прости. – Несколько рассеяно потрепав ладонью и без того всклокоченные волосы, Леонард поднялся и принялся складывать грязную посуду в посудомойку (хвала небесам, еще одно замечательное изобретение человечесвта).
- Видимо, сказывается перелет, я как-то задумчив стал. Простишь, если пойду спать пораньше? – конечно же ответ был и так известен, но чертовски приятно было на короткие моменты вновь ощущать заботу отца. Как в детстве.
Дождавшись утвердительного ответа, Лео встал рядом с сидящим отцом и обняв его за плечи, ласково прижался губами к седой макушке.
«Наверное, я никогда не смогу расплатиться с тобой за все, что ты мне подарил. Это не выразить ни деньгами, ни жестами. Просто чувствуй, я люблю тебя, как ни любил еще ни кого. Чувствуй, потому что слова не смогут передать всего.»
Так и не отяжелив приятную минуту странным признанием, Лео оставил на столе фрукты, коньяк и пару пирожных странного синего цвета.
Он ушел спать еще до того, как алкоголь, приложившись к ощущению спокойствия и мира в душе, развязал бы язык.

11

Может, когда-нибудь, Сид и согласиться принять помощь сына и отправиться в путешествие. Идея была заманчивой, но принимать решение о такой большом предприятии прямо сейчас не хотелось. Нужно же было составить список, позвонить, согласовать… Впрочем, кого он обманывает, подобными организационными моментами он озаботился бы в последнюю минуту…когда уже сел на поезд, скорее всего.
-Потом, - отложил путешествие, усмехнувшись и продолжая слушать рассказы сына. Вовсе не из вежливости, ему действительно было интересно узнать обо всех новинках, особенно в сфере науки. Пожалуй он мог бы расспросить об этом подробнее, но надеялся, что у них еще будет время, пока же не перебивал.
Вторая рюмка конька, Сид ответил на внимательный взгляд сына спокойным своим. Дело тут было не в алкоголе, а в многих и многих годах, хотя кажется, что и в их первую встречу он умел смотреть вот так, уже в двенадцать лет замечая и понимая больше, чем следовало бы ребенку. И тогда молодой мужчина отводил глаза, потому что боялся, что он и правда увидит его мысли.
Между тем в комнате повисла недолгая тишина, когда каждый думал о своем, но этот вовсе не разрушило теплое очарование вечера, скорее подвело к логическому завершению. Бог знает где носило Лео и как он устал, стоило отпустить его отдохнуть после дороги. Сид пронаблюдал, как сын ловко управился с уборкой, суетясь на кухне, как когда-то , лет десять назад, когда они только купили этот дом. Уже тогда внизу был магазин книг, что и определило дальнейшее занятие демона. Почему бы и нет, подумал он, и магазин остался на своем старом месте, слегка обновленный и с пополненным ассортиментом благодаря помощи сына. В их первый вечер он так же прибрал со стола, правда тогда посуду приходилось мыть в раковине и отправился в свою комнату. Все туже, что ждала его теперь.
Сид обнял руки ангела, держащие его за плечи и тепло улыбнулся такому искреннему проявлению любви, приятно сжалось сердце в который раз за вечер.
-Спокойной ночи, сынок, - Сид в последний раз похлопал его по руке и отпустил.
Уже позже демон заглянул в комнату сына. Поздний вечер окончательно вычернил небо за окном, гроза прошла, но дождь продолжал поливать улицы Голиафа, превращая их в небольшие реки и ручейки. Свет из коридора вряд ли мог потревожить спящего ангела, его почти весь заслоняла высокая крылатая фигура. Простояв там ровно три спокойных во сне вдоха и четыре выдоха, Сид снова прикрыл дверь и, вернувшись в свою комнату за рубашкой, спустился на первый этаж, в магазин.
Было уже поздно звонить насчет книги, сделает это завтра с утра. Да и коньяк слегка путал мысли, явно не до деловых разговоров. Бэкет зажег настольную лампу на прилавке с кассой и пройдя через полутемный зал, открыл входную дверь, убрав табличку. На покупателей в эту непогоду он не рассчитывал, но спать было еще рано.

12

Воздух после дождя – совсем другой. Он сладкий и свежий, как шарик фисташкового мороженого. Если глотнуть воздух, вкус почти такой же. С моря несет солью, от которой щиплет ноздри. Сонный, уставший гуляка Голиаф после полуночи крепится не заснуть. Дышится легко, несмотря на огромные толпы туристов, подвыпивших прожигателей жизни и несчастных проигравшихся до последней нитки в казино.
Если уметь ходить тихо и незаметно, можно почувствовать себя почти свободным. Можно увидеть все, что скрыто. Если уметь наблюдать за целующимися парочками и отвязанным молодняком у дверей ночных клубов. Если уметь ловить момент и чью-нибудь руку. Рэйдж никогда не чувствовал себя здесь неприкаянным, как не чувствует себя неприкаянным хищник, охотящийся в ночных джунглях.
Главное, при этом не нарваться на блюстителей порядка.
Но сегодня ему не повезло. С девочкой, с которой он познакомился два часа назад, их застукали в парке. Заскучавшим на службе копам только того и не хватало. Случайные любовники бросились в разные стороны.
Теперь, пробежав три квартала, Рэйдж судорожно тяжело дышал. Влипнуть в историю с полицией не хотелось, получить срок за прогулки в отраженном виде и занятие сексом в общественных местах  – тоже. И дело было вовсе не в репутации. Он считал, что этому скопищу ханжей и блюстителей лживой морали его не за что наказывать.
В тот момент, когда, казалось, стихли сигналы преследовавшего его полицейского автомобиля, и можно было перевести дух, в глаза ударили огни второй патрульной машины.
Жаль, что его случайная зазноба с кошачьей мордой и длинным гибким хвостом убежала в другую сторону, забыв стринги на траве, еще влажной после дождя. Вместе убегать было бы определенно веселее. Прямо как в приключенческих фильмах.
Джинсы приходилось застегивать на бегу. Шнурки левого кроссовка развязались.
Проулок был узким, стены стоящих почти впритык зданий, уходили высоко вверх. И ни одной пожарной лестницы как на зло. В обрывках облаков плыла желтая луна. За спиной находился тупик.
- Твою ж мать, - выругался Рэйдж, поняв, что шансов у него нет никаких. Просачиваться сквозь стены он не умел. Таять в воздухе – тоже. Летать сейчас – добавить себе еще больше неприятностей. Попадать за решетку не хотелось. Нет, даже больше. Попадать за решетку было категорически нельзя. Поэтому Рэйдж не нашел ничего лучше, чем рвануть прямиком на вставших наизготовку полицейских.
Офицер Билли Шуберт спустил курок рефлекторно.
- Твою ж мать, - выругался офицер Руссо.
В белых глазах отраженного Истинного потемнело. На повороте круто занесло от боли. Он еще не понял, что пуля, пройдя по касательной, лишь слегка зацепила бок. Сзади послышался взвизг автомобильного двигателя. Считая метры мокрого асфальта, Рэйдж, сдавленно и хрипло дыша, искал, куда бы просочиться. Спасение обнаружилось через несколько шагов в виде невысокого здания с простой вывеской «Книжный магазин». Соваться туда было безумием едва ли не большим, чем бег навстречу полицейским, но у него не оставалось выбора.
Дверь оказалась открытой. Внутри горел тусклый свет. То ли хозяин магазина кого-то ждал, то ли просто забыл выключить. Медленно прикрыв дверь, Рэйдж прокрался к стеллажам, где и постарался притаиться. Майка, толстовка и джинсы были перепачканы кровью. «Твою ж мать» - в который раз прозвучало за вечер. На этот раз в мыслях Рэйджа.

Отредактировано Рэйдж (16.11.2010 17:13)

13

Сид как раз просматривал одну из старых карт петель, копию одной и первых после того, как в городе завелся левиафан. Толку сейчас от нее было мало, но в копии содержались так же любопытные пометки автора, человека с своеобразным тонким чувством юмора, так что со временем эта карта стала больше литературным произведением.
Так вот именно тогда, где то далеко, за несколько улиц возможно, что-то хлопнуло. Может быть это даже был выстрел, кто знает. Ночная Радуга неспокойный шумный округ, даже сейчас, стоит выйти из магазина, вывернуть из проулка на центральную улицу, и непременно встретишь гуляющих людей. Это могут быть и туристы, и сами обитатели Радуги, привыкшие  к почти круглосуточному ритму жизни. Да и этот приглушенный хлопок было слышно лишь потому, что прошедший недавно дождь разогнал большинство гуляк, и на эту часть мегаполиса спустилась тишина и покой. Ненадолго, как оказалось.
Впрочем демон даже не поднял головы от чтения до тех пор, пока в дверь не постучали. Мужчина поднялся и пройдя мимо полок почти в его рост, открыл двум запыхавшимся полицейским, один постарше, другой помладше. Примерно одного роста и, кажется, даже похожи, словно отец и сын. В руке старшего был пистолет. Шуберт и Руссо, они довольно часто патрулировали эту улицу.
-Добрый вечер, чем мо..
-Добрый, мистер Бэкет, - перебил опять же старший, - К вам в магазин только что никто не заходил?
Сид на всякий случай осмотрел совершенно пустой полутемный зал.
-Нет, все спокойно. С посетителями в такую погоду не густо.
- Ну да, зато, похоже, мутанты повылазили на прогулку.
-О, такого посетителя я бы точно заметил, - заверил демон. Любопытно, уж кто-кто, а мутанты в их округе появлялись редко, слишком тут было шумно, много истинных, а, следовательно, много полиции. С другой стороны не все мутанты были полностью разумны.
-Если замечу что то подозрительно, непременно сообщу, -заверил Сид уже в спины уходящим полицейским, которые, видимо направились исследовать другие возможные места нычки.
Мужчина закрыл дверь и только после увидел на полу небольшое темное пятно, судя по бликам влажное, но рассмотреть при такой освещении было невозможно. Наклонившись, тронул пальцами и поднял ближе к глазам. Очень похоже на кровь, и по цвету и по запаху. В магазине неожиданно стало непривычно тихо, может потому что сам затаил дыхание, вслушиваясь
-Эй? –позвал. Если это существо сумело незаметно прошмыгнуть в дверь, значит явно было разумным. Логичнее было бы открыть дверь и позвать полицейских, что наверняка не ушли далеко, но что-то подсказывало, что ничем хорошим это для мутанта…если это конечно мутант, не оберется. Или это чье то отражение, что скоре всего, не смотря на желание боевой парочки погоняться за монстром.
-Ты здесь? –позвал снова. Пугаться было еще рано, в большинстве своем мутанты и отражения не были агрессивны, хотя ели он ранен…

Отредактировано Сид Бэкет (16.11.2010 20:24)

14

Рэйдж даже дышать старался тихо. Пытался унять бурливший в крови адреналин, слушал шаги и разговор владельца магазина с полицейскими. Прижимая ладонь к боку, скрестил на удачу длинные, крепкие когтистые пальцы левой руки. Мысленно удивился тому, что хозяин магазина не выдал его. А ведь мог открыть настежь дверь и, беспокоясь о собственной безопасности, представить копам полную свободу действий.
Что было бы тогда, не сложно представить. Но нет, обошлось.
Кажется, его позвали. Да не кажется, а точно. Пробежка с дыркой в боку сил не прибавила, в игре в прятки смысла не было. Наследил…
Мысленно чертыхнувшись, сидевший на корточках медленно и аккуратно поднялся, распрямляясь во весь немаленький рост и, держась за бок, вышел на тусклый свет лампы. Просто встал между стеллажами. Длинная черная тень вытянулась на полу.
- Здесь, - белые глаза без зрачка и радужки внимательно смотрели на седого мужчину средних лет. – Спасибо, - Рэйдж перевел дух и вытер рукавом толстовки выступившую на лбу испарину. Темные волосы неровными прядями падали на бледный как у мертвеца лоб. Странная смесь доверия и готовности наброситься при любом резком движении заставляла вибрировать мышцы, и отчаянно, невыносимо хотелось курить.
Незваный гость протянул открытые ладони в знак того, что безоружен. Правая рука была измазана в крови. Сердце бешено колотилось, как будто норовило выпрыгнуть.
А потом он неожиданно улыбнулся, оскалив полную зубов звериную пасть.

15

-Сильно задело? – Сид не спешил подходить к существу. Мутант или отражение, он, похоже, нападать не спешил. Ну и ладненько. Почувствовал только, как его собственный монстрик пожелал оскалиться в ответ, не угроза, так, померятся клыками. Его собственное отражение так давно не давало о себе знать, что демон почти забывал о его существовании. Но рядом с себе подобными, за которых, оно принимало и мутантов, отражение просыпалось, словно зверь в клетке, скрябалось изнутри. Сид привык воспринимать его как что то отдельное, свою злобную, яростную вторую сущность. Нет, он был в сознании и тело полностью подчинялось ему и его желаниям, вот только сами желания…
В общем демон был рад, что этот не такой, как он сам. С первого взгляда. Между тем пятно крови на толстовке заметно увеличивалось и продолжало накапывать на пол. Нехорошо.
-Пойдем, только не шуми, - мужчина прошел мимо существа не сказать что спокойно, из вида старался не упускать, к двери за прилавком. Кстати в темноте и не заметил бы наверное, ему бы еще капюшон глубокий или кепку, и вполне сойдет за истинного. Когда повернулся спиной было немного не по себе, очень хотелось иметь глаза на затылке, чтобы знать, пошел ли он за ним, или выскользнул обратно в дверь. И не собирается ли просто напасть.

16

Дыхание было прерывистым и тяжелым. Так можно было разглядывать друг друга разве что из-за колючей проволоки или из-за прутьев клетки. И он разглядывал хозяина магазина, склонив голову набок. Совсем недолго. Ведь в темноте все меняется. Ночью – не то, что днем. И одни и те же лица – теперь другие.
Рэйдж был зол на себя за то, что чуть не попался копам и за то, что случай привел его сюда. К этому человеку. В это место.
В его интересах было сейчас дать понять, что он полностью контролирует себя и не опасен. Вряд ли кто-либо стал слушать его объяснения, попытайся он рассказать, как очутился здесь, почему и чем занимался до того, как фары полицейской машины осветили две задницы.
Шесть лет назад момент первого обращения был болезненным и мучительным. Тогда он еще не знал, что это его спасение и природа оказалась мудрее, наконец взяв свое.
Оставалось только научиться пользоваться. И он научился со временем контролировать желания, ходить тихо и не вызывать подозрений.
Попался. Этим вечером. Так глупо. Когтистые пальцы вжались в ладони и Рэйдж на секунду зажмурился.
Похоже, что хозяин магазина собирался помочь. «Вот значит как. Очень интересно». Вначале не сдал. Теперь звал за собой. «А ведь это соучастие» - промелькнуло в голове.
Рэйдж повел плечами:
- Не знаю, - ответил коротко. У него не было времени и возможности оценить повреждения. Пошел следом, хотя очень хотелось снова уйти в тень от стеллажей или выскользнуть обратно, чтобы не впутывать другого истинного в это. Но он был ранен и ему была нужна помощь. А значит, придется с происшествием смириться и как-нибудь проблему решить.
Рэйдж пошел следом за хозяином магазина, отчего-то смотрел в пол. Прятал глаза. Хотелось прикрыть лицо, нет, морду, руками. Внутри буравила надломленная гордость. Кто любит показывать изнанку?

17

Было любопытно, но невежливо спрашивать, кто он. Мутант или отражение. Скорее всего второе, отличить на самом деле невозможно, но Сиду мутанты всегда казались более… дикими, что ли. Все же отражения большую часть своей жизни были истинными, жили нормальной жизнью в нормальных условиях, а не выползали наружу изредка, пугаясь каждого звука.
Существо пошло за ним, хорошо, И то, что может сам ходить, значит рана не такая серьезная. И то, что не отказался от помощи, кто знает, как далеко до его дома или убежища, а копы буду еще часа два с энтузиазмом перерывать все помойки и заглядывать в темные углы. Еще бы, настоящий мутант, это вам не распоясавшиеся карманники, которых всерьез  и нее ловил никто, ибо имя им легион.
Сид зажег на кухне свет и, на всякий случай, задернул шторы на окне. Если они будут вести себя тихо, то не потревожит Лео, стены в старом здании были достаточно толстыми, как и двери.
-Устраивайся, - демон помнил, что в ванной была аптечка, -можешь снять кофту? –спросил, прежде чем выйти в коридор и через минуту вернуться с коробкой с красным крестом. Минуты хватило, чтобы оценить реальную глупость своего поступка. Стал бы он скрывать истинного или динозавра, если бы его подстрелила полиция? Просто он знал, как предвзято отношение к мутантам. Открыв аптечку мужчина внимательнее рассмотрел своего невольного гостя:
-Как тебя зовут? – улыбнулся, стараясь прочитать выражение белых глаз, непривычно и тяжело, когда не знаешь даже куда они смотрят. Однако, не смотря на это, внешность не показалась такой уж жуткой, скорее хищной и любопытной. Хотелось узнать какая у него кожа на ощупь, может быть он был таким же хладнокровным, как его собственное отражение.

18

От яркого света Рэйдж нахмурился. В отличие от героев классических ужастиков, которыми пичкали публику модные режиссеры, он света не боялся, однако привык прятаться в тени, чтобы не попасть под горячую руку скорых на расправу полицейских.
Как бы это ни было парадоксально, преступать закон больше, чем он это уже сделал, не хотелось.
Как в сказке о Красавице и Чудовище чувствовал себя сейчас проклятым. Какая, однако, интересная трактовка старой легенды. Просто принц не смог однажды обратиться обратно, поэтому был обречен на жизнь в зверином обличье. И можно было бы подкинуть эту идейку какому-нибудь молодому режиссеру, чтобы тот снял картину в стиле арт-хаус.
Какое-то время незваный гость стоял на пороге, озираясь по сторонам. Чужой дом. Вот так, при свете, лицом к лицу, смотреть друг на друга надо было еще привыкнуть. Там, в темноте, на бесконечных улицах Голиафа это не имеет значения. А здесь – стоишь словно голый, с душой наизнанку, смотришь в это улыбчивое и спокойное лицо, и хочется провалиться под пол или бежать сломя голову.
Потому что сейчас ты есть твоя тьма.
Рэйдж запустил руку в волосы, невольно марая их кровью. Черные, слипшиеся от влаги пряди заправил за уши. Поморщился, прищурил белые глаза.
Взгляд упал на развязавшийся шнурок кроссовка. Какая нелепица. Сам он считал, что выглядит сейчас крайне жалко. Стыдился.
На вопрос просто кивнул. Пока хозяин ходил за аптечкой, стянул толстовку и майку. Посмотрел на свой бок и понял, что дело не так уж и плохо. Ловить пулю еще не приходилось. Но надо было признать, что ему чертовски повезло.
Сел, шумно выдохнул.
- Вроде ничего, - протянул задумчиво, с толикой подозрения, что «ничего» может быть только с виду. Замер, когда хозяин книжного магазина спросил имя. Что он мог сказать? «Здравствуйте, я мистер такой-то. Очень приятно с вами познакомиться» - было бы еще большей нелепицей, чем его чудесное, случайное попадание сюда.
И он вновь улыбнулся, растягивая безгубый звериный рот. Дрогнули приплюснутые тонкие ноздри.
- Себя такого назвал Рэйдж, - голос был низким и хриплым, грудным. Произносил слова протяжно, потому что нелегко было ариткулировать с такой пастью. И тяжело выдохнув с надеждой добавил:
- Здесь можно курить?

Отредактировано Рэйдж (17.11.2010 01:50)

19

-Меня можешь звать Сидом, - Представился взаимно. Трудно было читать эмоции по полузвериному лицу, но, кажется, отражению было неловко. Теперь он был уверен, что это именно оно. Ну или ловкий трюк, чтобы истинный помог мутанту. Выяснять или разубеждать в чем то демоне стал. Стараясь обращаться к Рейджу как к просто человеку. Может тогда он почувствует себя лучше. Личное дело каждого, как относиться к своей второй форме. Не смотря на дикость своего отражения Сид не ненавидел его. Как можно ненавидеть пистолет, лежащий в ящике стола? Это было всего лишь оружием.
-Да, кури, - разрешил, тут же. на столе, была пустая пепельница. Интересно, ему это не повредит сейчас? На вид рана была «хорошей», то есть сквозной. Стоило осмотреть выходное отверстие, откуда было основное кровотечение.
-Но тебе лучше сесть, – Сид по ходу щелкнул кнопкой электрического чайника и, склонившись над отражением осмотрел края раны. Врачом он не был, но с огнестрельными сталкиваться приходилось –всякое случалось в его жизни. Пальцы осторожно тронули светлую прохладную кожу.
-Ты не против? Есть какие то... пожелания? – одно дело - раненый истинный в своей социальной, так сказать, форме. Другое – отражения. Их биология была так же непредсказуема, как и внешний облик. И не смотря на то, что Рейж выглядел вполне гуманоидно и истекал кровью, на вид лишь немного темнее обычной, стоило обойтись только повязкой. Мало ли какие реакции может вызвать обычное обезболивающее или антисептик. Скорее всего парень, а это, вроде все же была мужская особь, и сам не знал чем его можно лечить. И почему-то Сид был уверен, что он младше его. Когда тебе полвека вероятность ошибиться пятьдесят на пятьдесят, а может потому что сам после сорока очень редко менял форму. Предлагать отражению принять свою обычную форму тоже было… невежливо. Если он до сих пор не сделал этого, спасая свою жизнь, значит необходимости не было. Демон распаковал пачку стерильного бинта:
-Как же ты умудрился так попасться то?

20

Рэйдж медленно и осторожно потянулся за толстовкой, в карманах которой были сигареты и зажигалка. Достал, прикурил. Поднял глаза на Сида. Сигарета тлела в правом углу зубастого рта.
- Очень приятно, Сид, - Рэйдж выдохнул дым вбок и скривился от боли. Когда отпускает адреналиновая горячка, боль становится острее. Бок жгло так, как будто в него впились сотни острых зубов. Перед глазами плыло и двоилось. Принимать сейчас истинную форму было бы сущим безумием. И каково было бы удивление владельца книжного магазина… Рэйдж хмыкнул сам себе.
- Ее звали Клэр, и мы занимались любовью в парке, - совершенно спокойно сообщил отраженный Истинный, пытаясь сдержать пробивающийся озноб. – Потом нарисовались копы. Это было некстати. Присоединиться к нам они захотели разве что в роли охотников. Она побежала в одну сторону, а я в другую. Потом появилась вторая машина. Зажали в тупике, и я побежал на них… Думал, проскочу. Мазилы… - вздохнул, выпустив облачко дыма. – Первая пуля, - покачал головой.  – Вы всегда спасаете беглецов или только сегодня? Мне, как видно, очень повезло. Спасибо, что сказали им, что меня здесь нет. И за это тоже, - он кивнул на разорванный пулей бок.
- Отсижусь немного и пойду, - самоуверенность играет порой дурные шутки с теми, кто не оценивает трезво свои возможности. Рэйдж потянулся, чтобы стряхнуть пепел. От нового приступа боли потемнело в глазах. В голове ухнуло, будто ударили обухом. Все, что он успел сделать, прежде чем отключиться, это покрепче стиснуть зубы. Угрожающе под накренившимся телом скрипнул стул.

21

-Нуу, если тебя не пытаются съесть в первые несколько секунд – это располагает, -отшутился, потому как сам не знал ответа на вопрос – почему. Сегодня был слишком хороший вечер, чтобы портить его копами и разборками. А вдруг бы палить в магазине начали – с них станется. У страха глаза велики. Хотя… Сид внимательное посмотрел на отражение и страшным его не нашел. Даже наоборот, Рейдж обладал экзотической привлекательностью хищного животного, и бояться его стоило разве что на уровне возможного нападения. Такими зубами, пожалуй, многое можно перекусить. Поистине безгранична фантазия природы, наделившей своих детей таким разнообразием отражений.
На обстоятельства перестрелки и погони лишь улыбнулся, хмыкнув. Пуританином он не был, но даже для него было весьма экстремально заниматься сексом на улице да еще в такой форме. Интересно, насколько различаются сексуальные предпочтения истинных и их отражений? Личного опыта для какой то статистики было явно мало. Насколько помнил Сид, его вторая форма больше любила охотится и  жрать, а не спариваться.
Сид уже хотел попросить отражение слегка приподняться, чтобы перевязать, как тот начал терять сознание. Вот это было уже плохо. Выронив бинт, демон поддержал Рейджа, но затаскивать обратно на стул не стал, плавно опустив на пол кухни. Потревоженные раны начали кровоточить с новой силой. Оставалось надеяться что в этом месте у этого тела не было ничего  очень уж важного для жизни. Был еще, конечно, вариант с больницей. Но тогда проблем не оберешься, боком выйдет и подстреленному и ему самому, к тому же в больницах очень с неохотой принимали истинных в форме отражений и только если кто-то мог поручиться, что это не мутант и он не агрессивен.
Придется рискнуть, и это нужно было сделать уже давно. Не забыв затушить валяющийся на полу окурок –только пожара не хватало ко всем радостям, мужчина перевернул истинного на бок, намочил кусок марли антисептиком и крепко прижал к ране на спине. Закрепил пластырем. То же сделал и с раной спереди.  С бинтами пришлось повозится, Рейдж оказался достаточно тяжелым. Туго затянув повязку, демон поднес к его носу нашатырный спирт, приводя в сознание. Во-первых в обмороке не было ничего хорошего. Во-вторых нужно было дать ему обезболивающее, к сожалению только в таблетках, шприцов в аптечке не было.

Отредактировано Сид Бэкет (17.11.2010 14:48)

22

Во времена детей цветов, о которых Рэйджу довелось только слышать, подобные приключения в парке были в порядке вещей. Тогда полицейским действительно не было покоя от выходок молодых людей, проповедующих идею свободной любви.
Сид, похоже, был законопослушным истинным. По крайней мере, глядя на него, крайне тяжело  удавалось представить себе какие-либо выходки в стиле тех, к которым неудержимо тянуло Рэйджа.
Но и владелец книжного магазина был когда-то молод. Об этом Рэйдж думал уже потом, много позже после того, как очнулся.
Сейчас же, он, придя в себя от резкого и неприятного аммиачного запаха, снизу вверх уставился на своего нечаянного спасителя. Пытался сфокусировать взгляд и вспомнить, последние кадры «нелепого кино» до того как какая-то сволочь выключила мозги и свет.
- Проклятье, - только и смог сказать, и это было еще самое приличное ругательство из тех, что хотелось произнести. – Я не ем истинных. Еще не пробовал, - попытался отшутиться, вспомнив последнюю фразу хозяина книжного магазина до того как мир перевернулся вверх дном.
Оперся на руки и попытался сесть. Валяться на полу счел неприемлемым, и на то были свои причины, потому что первое обращение случилось именно так. Тогда, вылезшая наружу, темная половина заставляла его ползти, выть от боли, сдирая в кровь пальцы. Руки автоматически сжались. Рэйдж прикрыл глаза, возвращая контроль над ситуацией, чтобы не сорваться в слепую ярость на весь окружающий мир. Ведь истинный, спасший ему жизнь этой ночью, ни в чем не провинился. И даже наоборот.
Собственное бессилие бесило, вызывая новый всплеск адреналина. Вместе с ним пришло звериное возбуждение. Запах лекарств отчего-то вызывал тревожное и вместе с тем эйфорическое состояние. Психосоматическая реакция, как она есть. И надо же было как раз в этот самый момент Сиду оказаться рядом. Опираясь одной ладонью о пол, Рэйдж аккуратно обвил запястье спасителя другой рукой. Тиранулся щекой, то ли благодаря, то ли окликивая на языке куда более древнем, чем тот, на котором изъяснялись истинные. Слышать, как бьется чужое сердце сейчас отчего-то было очень нужно. Тихим шорохом, шелестом, белым ковром по полу, мараясь в крови, раскрылись крылья.

23

-Я не ем истинных. Еще не пробовал, - ответил Рейдж, чем вызвал у демона горький нервный смешок и воспоминания многолетней давности. Которые, однако, продолжали иногда воскресать особенно темными ночами.
-А ты попробуй, рекомендую, - сама собой вырвалась неуместная шутка, которой сам Сид нахмурился, мотнув головой. Щелкнул автоматический выключатель чайника. И словно переключатель сработал в настроении отражения. Сидя на полу он сейчас как никогда напоминал именно зверя. И не то чтобы что-то изменилось во внешности или в выражении лица, которое мужчина еще не научился читать. Словно волной окатило, заставило насторожиться. За весь вечер Сид не чувствовал от своего нового знакомого опасности, а сейчас оно пришло. Сид настороженно внимательно вгляделся в белые глаза, надеясь, что это на разозлит сильнее. Отражение сейчас испытывало боль, было ранено и для него было естественно злиться. Даже не на самого Сида.
-Тебе нужно выпить таблетку.. – и замолчал на полуслове, когда когтистые пальцы сомкнулись на запястье. Мужчина не отдернул руку, прикосновение вполне могло быть обманчиво мягким, но, даже раненый, Рейдж наверняка был сильнее, это чувствовалось по напряженному телу, по перекату мышц под светлой кожей. Внутренним чутьем, своим зверем он признал другого хищника. Но то, что было дальше ошарашило куда больше, чем неожиданное нападение. Ласковое прикосновение щеки к ладони и невольно, как тогда на оскал, захотелось ответить, его клыкасто-зубастая ипостась приподняла голову, прислушиваясь вместе с хозяином. Рука прошлась по коже, продолжая движение, на шею, в темные, влажные от дождя волосы, а Сид заворожено смотрел на пару белоснежных крыльев, заполнивших почти всю небольшую кухню. Зрелища само по себе настолько чувственное для каждого истинного и невероятное, словно прикасаешься к чуду, чему-то более сокровенному, чем отражение. Не так много крыльев видел демон за свою жизнь. Опустившись тоже на колени, коснулся клыкастой морды второй рукой, крылья он бы тронуть не осмелился. Возможно.. да нет, скорее всего, такое поведение вызвали лекарства и истинный потом будет очень жалеть, но что с этим делать сейчас демон не знал. К тому же ему самому словно адреналин вкололи – так сильно колотилось сердце.
-Рэйдж, -позвал по имени, продолжая держать его морду в ладонях. Хотел напомнить о таблетках, но передумал, кто знает какое еще действие они окажут. А что еще сказать – не придумал.

24

«Отвори мне дверь,
Позови меня сесть у огня,
Разреши мне немного побыть в этот вечер с тобой.
Никогда, поверь,
Не искал за пределом себя,
Но сегодня мне нужно, чтоб рядом был кто-то другой»...

Смотрел прямо в глаза. Неотрывно. Безмолвная благодарность, которая ярче любого крика. Сказать все, не сказав ничего оказалось так естественно просто. Несмотря на запрет. Он сейчас не испытывал ни стыда, ни порожденной табу неловкости. Отчего-то знал, что поступает правильно.
И правильно понял Сид.
Рэйдж устало прикрыл глаза и только кивнул. Да, мол, это именно так. Вот они, крылья. И никаких компромиссов. Плата была равноценна тому, что сделал владелец книжного магазина, спасая неизвестного «хулигана», по глупости поймавшего пулю в бок.
Знак доверия. Рэйдж был уверен, что иначе, словами, это нельзя было выразить. Пару мгновений назад он едва удержался на краю пропасти, и тот, кого он взял за руку, ответил ему безмолвным приятием.
Вдох и выдох. Внезапно пришедшее спокойствие. Крылатый зверь опустил взгляд и нехотя отпустил запястье Сида.
- Я выпью таблетку, - четкий, до перышка, острый контур крыльев не исчезал, как не исчезают слова искренней благодарности или обещания сохранить увиденное в тайне.

25

-Ты уверен?- вопросительно, с улыбкой глянул на отражение, садясь на пол рядом. Голос все еще плохо слушался, от горла не отступил ком, а внутри клокотала смесь из непонятых пока чувств и эмоций. Сид обернулся, стащив со стола аптечку, нашел нужную таблетку и протянул Рейджу. И снова задержал взгляд на удивительном сочетании агрессивной внешности и белых крыльев. Кто сказал, что отражения уродливы? Вот только сегодня в разговоре с мистером Сильверстоуном, он заметил, что не помнит отражений, которые мог бы назвать хотя бы приятными на вид. Пожалуй при их следующей встрече он будет вынужден признать, что ошибался.
-Знаешь, редко удается встретить такие… -мужчина запнулся, подбирая слово, -красивые отражения, -фиг с ним, если это было немного неуместно. А, возможно, и бестактно. Кстати теперь, когда  он отогрелся в тепле дома, его кожа стала теплой –заметил про себя между делом.  Ладонь до сих пор слегка покалывало от воспоминания такого откровенно благодарного прикосновения. Хотелось сделать что-то большее для него, чем просто повязка – непонятная привязанность к случайному знакомому
-Может.. чай?- предложил, отводя взгляд, почему-то слегка смутившись, словно это его крылья были раскрыты. Никогда за свою достаточно долгую жизнь, полную различных событий, он еще не оказывался в таком положении.

26

- Уверен, - ускользающая улыбка на странном вытянутом лице с запавшими скулами, короткий кивок. Он никогда не делал того, в чем не был уверен или… самоуверен.
Какая, впрочем, разница?
Рэйдж наклонил голову набок. На секунду замер, услышав про отражения. А потом почему-то легко рассмеялся. В низком, богатом обертонами, рокочущем голосе прозвучало что-то мальчишеское.
- Да, пожалуй. Если вы поможете мне подняться, - Рэйдж мотнул головой. Волосы снова упали на глаза.
Как две створки раковины крылья медленно поднялись вверх едва не задев светильник, и Рэйдж виновато опустив голову пробормотал растерянное «Простите».
Полоса света. Прямой абрис спины. Ровная линия - ось. Как художник кистью растушевывает мазки акварельной краски, постепенно исчезали два ярко-белых крыла. Порядком измученный истинный, только что  с помощью Сида справившийся с близко подступившим безумием, отчаянием и одиночеством, начал аккуратно подниматься на ноги. Как будто боялся, что они внезапно отнимутся.
Для него этот жест означал еще и свободу. Большую свободу, чем бег по ночному городу. Свободу быть собой, пусть и расколотым на две половины.
Рэйдж не жалел о том, что именно Сид оказался невольным свидетелем его душевного эксгибиционизма.  Колода тасовалась настолько причудливо, что он уже почти перестал удивляться.
- У вас есть с мятой? – просто, как у старого знакомого, спросил он.

27

-Не страшно, я сам все время что-то смахиваю крыльями, они у меня на редкость неуклюжи, -и это была правда, имея довольно приличный размах, крылья вечно все задевали или роняли. Так много веков прошло, а люди все еще не живут в просторных домах, где можно не бояться расправить крылья. Было в этом что-то угнетающе философское. Но Сид явно не хотел сейчас морочить себе этим голову. Вместо этого он поднялся на ноги и помог подняться Рэйджу, усадив на стул, не отпуская, пока не убедился, что он снова не свалиться. Очень не хотелось тревожить рану снова, да и ..прикасаться к отражению было на удивление комфортно, даже приятно. Сид усмехнулся своим мыслям и собрав со стола аптечку, повернулся к одной из полок:
-Ты нарвался на большого любителя чая, знаешь ли, -усмехнулся, думая, какой из трех видов с мятой выбрать. Достал небольшой заварочный чайничек и приступил к приготовлению. Была у него некоторая предвзятость к чаям из пакетиков. Глянул на  Рэйджа, который уже должен был принять таблетку
-Ты как? –спросил и об общем состоянии, и о действии лекарства. Выглядел парень уже получше, вот только лапы все еще были перепачканы кровью, да и одежда оставлял желать лучшего после пробежки по грязным залуженным улицам.
-Помой руки, - прозвучало неожиданно привычным тоном с нотками приказа. Так обычно отсылают детей –пережитки прошлого, когда он очень хотел стать хорошим отцом в полевых условиях. Слова смягчила невольная улыбка, - Ванная направо по коридору.

28

«Белые или черные?» - мысленно спросил Рэйдж, а вслух ответил:
- Порядок.
Думать о такой ерунде, как цвет крыльев Сида, сейчас было сродни спасательному кругу. С таким же успехом можно было думать о происхождении Истинных от крылатых обезьян. Обезболивающее подействовало довольно быстро. Будучи почти атеистом, мысленно Рэйдж возблагодарил всех известных богов за то, что неконтролируемого опрокидывания в бессознательное или бессознательно-яростное состояние не произошло.
Три ступени сумасшествия. Три способа сорваться в беспамятство. Страсть. Злость. Боль. За несколько лет он узнал их настолько хорошо, что научился обходить или наоборот бежать навстречу, словно безумец ищущий грозы.
Но сейчас просто не оставалось сил. Идет бычок качается, вздыхает на ходу. Похожий на соломенное чучело, которое хорошенько потрясли, Рэйдж безмолвно согласился с хозяином книжного магазина в том, что себя хотя бы частично следовало привести в порядок.  Но принимать душ он бы сейчас не рискнул.
Вначале дырка в боку. Потом чай с мятой. Это была отличная ночь, пожалуй. И он почти забыл о неудаче с Клэр, произошедшей не по его вине. Мысленно послал полицейских к черту. Медленно поднялся со стула и сделал пару шагов по направлению из кухни. Не шатало и не трясло. Можно было выдохнуть.
В ванной Рэйдж тщательно вымыл руки и лицо. Отчего-то вспомнилась детская считалочка. Смотрел в зеркало, мысленно проговаривая про себя:
«Evening red and morning grey,
Send the traveller on his way;
Evening grey and morning red,
Bring the rain upon his head»
На пороге кухни Рэйдж возник с вопросом о том, как скоро утро. Со всей неразберихой он совершенно потерялся во времени, и когда-нибудь нужно будет уходить.

29

Только когда Рэйдж встал и ушел мыть руки, Сид осознал, что зря, наверное он поднялся. Отправил его в ванную даже не подумав, видимо после полуночи его мозг засыпает, оставив телу спинной и рефлексы. Однако парень оказался куда крепче, чем можно было предположить –пошатнулся слегка, но дальше двинулся вполне уверенно.
Когда он вернулся, Сид уже сидел за столом, перед ним стояло две чашки чая, тарелка с фруктами и холодным мясом –то, что осталось от уже вчерашнего вечера, прилежным домохозяином он никогда не был.
Мужчина открыл штору и выглянул в окно, за которым небо уже подернулось легким заревом. Отсюда были отлично видны часы на одной из небольших прибрежных площадей.
-Десять минут четвертого, - где-то через пару часов начнет просыпаться город, хотя в пекарне рядом уже горел свет, там рабочий день начинался пол четвертого, чтобы успеть напечь свежих булочек к завтраку. Сид понятия не имел, как далеко находится дом истинного, может быть он его сосед через дорогу, может быть  вообще из другого округа
-Думаю у тебя есть еще минут сорок перед тем, как  совсем рассветет, - демон пожалел, что умея водить машину он так ей и не обзавелся, сейчас она была бы очень кстати.

30

Времени оставалось не так чтобы очень много, но достаточно, если его верно разделить. Пятнадцать минут на чай – в сущности ничто. Беда больших городов – вечная спешка, и даже ночью приходилось оглядываться на часы, чтобы убраться восвояси до рассвета. «Только осторожно» - вторую пулю получить никак не хотелось. В голове промелькнула мысль о пресловутом «звонке другу». Так и правда безопаснее.
Машину можно было бы припарковать за углом.
Слово «Спасибо» прозвучало еще раз. Рэйдж сел за стол, извинился и перед тем как пить чай сделал звонок, воспользовавшись мобильным телефоном. На том конце провода ответил бодрый мужской голос. Первым был вопрос «Где ты?». Рэйдж быстро назвал адрес, спросил не называя по имени, может ли его собеседник подъехать через пятнадцать минут, в конце разговора добавил извинение за бессонную ночь, хотя знал, что его товарищу не придется вскакивать с постели. Не спать ночами еще очень давно вошло в привычку и было для него почти что работой.
Теперь он чувствовал себя в безопасности.
- Не знаю, чтобы я делал без вас, - в этой ситуации ему нравилось простое чуть покровительственное «ты» Сида. Прочь условности. В этом Рэйдж углядел что-то по-дружески теплое. Хотел было сказать в шутку, что заглянет еще раз, но подвергать владельца книжного магазина подобной опасности  он не хотел.
Мятный аромат приятно щекотал ноздри. Рэйдж обхватил чашку двумя руками и сделал аккуратный глоток. С такой пастью обращаться с посудой даже после шести лет привычки было нелегко. Карнавально-авантюрная ночь подходила к концу. Они пили чай, а за окном медленно и нехотя, беспокойно ворочаясь, просыпался Голиаф.


Вы здесь » Голиаф » Видения Голиафа » Книжный магазин