Голиаф

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Голиаф » Видения Голиафа » Клуб "Брамадеро"


Клуб "Брамадеро"

Сообщений 151 страница 180 из 205

151

«Любопытно, какой должок можно стребовать с этого красавца?»
Улыбнувшись своим мыслям, Лео расправил толстовку и с сожалением понял что размер не его. А был ли выбор?
Сняв рубашку и сложив ее на спинку дивана чтобы мялась как можно меньше, мужчина принялся натягивать не слишком привычный для него наряд, как-то на автомате задерживая дыхание.
Запах чужого тела догнал уже когда голова оказалась протиснута сквозь горловину, а на белобрысой макушке покоился приветом от куклусклана капюшон.
Толстовка села как кожура на банане – в ней не стоило делать резких движений, глубоко дышать и пытаться наклониться за чем-то. Ткань вполне могла лопнуть на спине.
- Ого, надеюсь это не любимая ваша толстовка, господин Рейдж. Вполне вероятно она не доживет в таком целостном виде до триумфального возвращения Вам.
«Даже не вполне, а точно не доживет. Но ведь не стоит расстраивать отражение или мутанта… раньше времени?»
- Что ж, пожелайте мне удачи. А ты… - взгляд уперся в улыбающуюся физиономию Ричи:
- Проследи чтобы никто не поднялся наверх. Если же я оплошаю – спусти нашего друга вниз хоть на простынях, хоть на шторах. Но чтоб полиция и пяток его сверкающих не видела. – Перехватив взгляд Сильвера, изготовившегося зарядить какую-то едкую фразу, Морнингвей добавил резко и холодно:
- А если раскорячится в окне, выруби его и спрячь в бельевой ящик. Он довольно глубокий. – Тут Александру следовало улыбнуться, но губы даже не дрогнули. Видимо с «ящиком» он не шутил и искренне надеялся что Сильвер поймет что время шуток прошло.
Еще раз оправив толстовку, натянувшуюся на торсе не хуже тонкой водолазки, Лео мысленно пожелал себе успеха в столь рисковом предприятии и отправился вниз по лестнице. Ни от кого не скрывая шум собственных шагов.
Если б кто спросил сейчас Морнингвея об ощущениях, он бы сказал что вот так же чувствовал себя на домашнем рождественском выступлении, когда они с братом пели дуэтом перед толпой гостей в большой бальной зале. Тонкие голоса звенели как стекло под высокими сводами, а спины были неестественно прямые. Морнингвеи не имели права на ошибку или на неидеальность.
Сейчас мягко облокотившись о дверной косяк, Александр Морнингвей смотрел на двоих полицейских с высоты своего положения. Его не могла смущать невзрачная толстовка из материалов которые он не носил уже лет десять. Не мог смущать чужой запах лезущий змеями в ноздри. Не могло смущать то что он только что был в отраженном облике на глазах такой вот своеобразной публики.
И его совершенно не смущало что в любовники он взял мужчину, годящегося ему в отцы.
- Вы нетерпеливы, офицеры. – Властный, тягучий как патока голос светского льва в зале с хорошей акустикой завибрировал между стен как низкие тона виолончели.
Такие как он привыкли потакать своим слабостям, привыкли иметь странные и безумные привычки, привыкли выносить скандалы на публику ради собственной рекламы и выигрывать суды многотысячными вливаниями денежных средств в целый хор верных адвокатов.
Стараясь двигаться как можно мягче, чтобы чертова ткань на спине, натянувшаяся барабанной кожей не лопнула ровно между лопаток, Лео подошел к дяде, и с привычкой собственника приобнял «любовника» за талию, коротко касаясь темного виска губами.
Он боялся сейчас думать о том кого и как он обнимае и словно кукла в руках кукловода-умельца играл привычную роль светского человека, готового ради новых слухов хоть с пегасом переспать.
Чертов сон, вещим он что ли был?
Нет! Только наука, ни какой магии. Точка.

152

Дева

Происходящее выходило за рамки понимания Сильвера. Он привык к простым и логичным ситуациям, как од: один-ноль-ноль-один.
А тут не только тронуться умом можно было, но и хорошенько огрести тумаков. В особенности холодок в почках Сильвер почувствовал, когда в комнату вошло Нечто. Не будь рядом Сашки, Дева подпрыгнул бы не хуже горного козлика и быстро переместился бы за диван.
А так гордость не позволила скакать, пришлось прикрываясь лэптопом медленно отступить поглубже в комнату.
Волосы на голове, стриженные довольно коротко, медленно зашевелились камышом на болоте.
- Эй, я на такое не подписывался! – подал слабый голос хакер, сверля взглядом нового гостя и впервые радуясь тому, что между ним и Объектом стоял Ричи.
Конечно итальяно-жигало врятли бы стал защищать того, кто так усердно недолюбливает его любимого хозяина, но может быть… как-нибудь… обойдется?
Но фокусы не кончились. Странный гость похожий на карнавальную маску внезапно заговорил (ого!) человечьим голосом, ну хоть сейчас сказку пиши!
А Морнингвей…
Короче в этот момент Сильвер сел на подоконник, почесал тыковку и решил, что ему вмешиваться не стоит. В игры с переодеванием он готов был играть только с Госпожой Марианной, лезть к чудовищу чисто физически опасался – вдруг укусит? А больше заняться было нечем.
Даже «шутка» про диванный ящик не показалась такой уж страшной: в ящик можно было залезть, схватиться за крышку и пусть хоть копы, хоть твари ночные, хоть Морнингвей его оттуда выкуривают – хрен два!
- Мгм.. – выдал Дева многозначительно, когда дверь за Морнингвеем закрылась и он опять остался в комнате веселить команду поддержки:
- Полиция значит? – протянул хакер медленно так, пробуя слово как конфетку.
И тут же подпрыгнул, ничуть не стесняясь собственного страха, потому что внезапно зазвонивший телефон мог бы и мертвого поднять, не то что хакера на нервах.
Сев на пол прям там где стоял, Эрнест ловко вскрыл свой лэптоп, некоторое время назат готовившийся стать живым щитом, и уставился на звенящую трубку как на невиданного зверя.
Говорить «аллё» Сильвер вообще не собирался, потому что не его это было ума дело.
Инициативу пришлось проявить Ричи, заботящемуся больше о безопасности начальства, чем о проблемах похищенного человека.
Кнопка принятого вызова сухо щелкнула и в динамик полилось нечто.
Кажется у Сильвера даже уши вспыхнули, когда вслушавшись в смысл слов он познал всю глубину и неэстетичность ситуации.
Брезгливо поморщившись, Эрнест принялся стучать по клавишам временами поглядывая на безкорпусный близнец звонившего телефона. По всей видимости, новый гость, назвавшийся Рейджем, хакера не смущал, и проблемы взорванной конспирации теперь висели всецело на Рикки-тикки-тави.
- Не успел. – Констатировал факт разрыва соединения Сильвер и поджав под себя ноги принялся прокручивать медиафайл телефонного монолога с шикарным звуковым сопровождением, разделяя на дорожки задние шумы, голос и помехи. Он был слегка расстроен, пройдя через пятерку башен сотовой связи, но явно не разочарован.
А Ричи только кивнул, кладя телефон себе в карман. Сейчас все что они могли сделать – это собрать побольше информации и доложиться начальству.

Отредактировано Двенадцать (02.01.2011 22:21)

153

"Лейтенант Тейлор. А что? Недурно звучит. Лей-те-на-а-а-нт Тейййлор!"
Еще раз мысленно покатав на языке заветное звание, коп едва удержался, чтобы не потереть зачесавшиеся вдруг ладони. "И главное- абсолютно заслужено. Шутка ли, вот так вот походя взять убийцу тепленьким. Ну что, Бетси, детка, ты хотела лейтенанта, ты получишь лейтенанта".
На мясистой физиономии сержанта пышном цветом распустилось довольство  собой,  ситуацией, и жизнью. Вот так всегда и бывает- его величество Случай. Служишь служишь годами, и ни черта, а потом ... бац! И...
...и.. цветы радужных надежд сморщились, скукожились в пепел под серной кислотой реальности в виде рекламно -  глянцевой физиономии Александра Морнингвея. Лейтенантские лычки, игриво покрутились  перед носом сиськами проститутки, и упорхнули, оставив служаку с постным, вытянутым лицом столь явственного разочарования, что картину писать можно было. По силе  эмоций прорвавшихся наружу, с ним могла сравниться разве что вытянувшаяся от удивления  физиономия тангеро. И полетела бы вся версия о мнимых любовниках к чертям собачьим, если бы  второй коп не был бы так увлечен отчетом, а первый не стоял бы столбом,  с разинутым ртом  глазея на спускающегося по лестнице второсортного клуба  светского льва. 
Приходя в себя, танцор откашлялся в кулак. В первый момент неловко обнял племянника за плечи, чувствуя, как немеет отяжелевшая рука.
-Офицеры уже заждались тебя, дорогой. Все в порядке?
Заботливо осведомился, как дворовый пес блох, стряхивая не вовремя навалившееся оцепенение. И уводя на незримом ремне стража порядке от опасной зоны прохода наверх, пошел к столикам, увлекая за собой массивного ангела. 
-Ну что , сержант, Вы удовлетворены?
Обретая обычную подвижность и гуттаперчевость, мужчина сел в кресло. Скользнул рукой по плотно затянутому  в толстовку боку, сжал напряженные мышцы на талии и плюхнул "любовника" к себе на колени. Серый, легкий пластик кресла заскрипел, изогнулся бараньим рогом под двойным весом взрослых мужчин, зашатался подбитым оленем, но устоял, пошире расставив синтетические копытца. 
-Я уж думал, ты постесняешься показаться в  своем истинном обличье, душа моя. Я же знаю, в твоем кругу сочтут, что я тебе не пара.
Печально вздохнул, доверительно, но достаточно громко, чтобы слышал коп, шепнул, лаская внезапно обретенного "партнера" зарывшимися в тугие кольца волос пальцами. Кинув незаметный взгляд на начавшего краснеть, как созревающий помидор, рыжего бычка, склонил златокудрую голову к себе на плечо и легко коснулся губами макушки. Естественные прикосновения двух мужчин, не равнодушных друг к другу, и которым, в отличии от репортеров, нечего особо скрывать от нагрянувших,  как снег на голову, копов.  Лишь смуглые сухие пальцы, зарытые в локоны, чуть подрагивали  от напряжение, да жила на шее, пойманная чужим, горячим дыханием, билась  сильнее, словно хотела порвать натянутую до предела кожу.
-Мдяя...
Удачно избежав апоплексического удара, несостоявшийся лейтенант вытер вспотевший лоб и изнасиловал задом кресло напротив.
- Мистер.. эээ.. Морнингвей... кхм.. неожиданно  видеть вас здесь..
Взгляд светло-карих глаз обвел голые стены небогатого бара.
-Вы же понимаете... нам придется занести в протокол и ваши показания...
Глаза сузились, как щель банкомата, впиваясь в бедро, зажатое подлокотником кресла аккурат там, где ткань двоилась смятым карманом. 
-Боб, ты эта.. проверь для порядка второй этаж. Сеньор Родригес ведь не откажет?
Вопрос во второй фразе, похоже,  был простой формальностью. Это понял и тангеро, которому, скрепя сердце,  оставалось  лишь кивнуть, и второй коп, который деловито сложил бумаги стопочкой, и неторопливо потопал исполнять приказ начальника.

Отредактировано Таотао (03.01.2011 01:15)

154

Лео готов был еще пару тысяч доплатить, только бы взглянуть на выражение дядькиного лица еще разок. Секунды три благообразное лицо танцора напоминало театральную маску, того и гляди кожа соберется складками и застынет белым фарфором.
Не случилось, и тем лучше. Полиция вполне могла заподозрить что-то. Хотя после слова «дорогой»  Лео и самого передернуло немного.
О гомосексуальной жизни блондин знал не мало. В свое время он испробовал едва ли не все виды удовольствия, однако погружаться с головой во взаимоотношения мужчин не хотел по многим причинам.
А вот теперь приходилось импровизировать со страшной силой. Но как ни старался Лео, слово «дорогой» у него не получилось, так что он предпочел молча соглашаться со сказанным. У Тао то был многолетний опыт.
- Нет не в порядке, Тао. Я чертовски не люблю, когда мне меша-аают… - если б Лео не знал своего дядьку, то сейчас был бы удивлен той неожиданной силе с которой его потащили вниз. Конечно, можно было бы остаться на месте, но ученый решил пустить все на самотек – пусть отцовский любовник играет свою роль, он знает как, а значит на его знании получится и самому выехать.
Но одно дело было бы присесть рядом, или взять сухощавого Тао на колени (Ньютон меня дери, что за невообразимая жуть!) и совершенно другое – оказаться у кого-то на коленях.
Против силы тренированных мимических мышц глаза Морнингвея округлились, секунды на три, пока он пытался взять себя в руки, а потом очень быстро закрылись.
Будь у Лео возможность, он бы прикрыл лицо рукой.
Глупее он себя еще ни когда в этой жизни не чувствовал. Уж лучше б его застали со спущенными штанами где-нибудь на общественном пляже, мнущего грудастую красотку из очередного выпуска Плейбоя.
Но сидящим на коленях – это было шокирующим фактом. Вцепившись мертвой хваткой в спинку стула, Лео попытался перевести хотя бы часть своего немалого веса на руку и упирающиеся в пол ноги, но сильно не преуспел.
Мужчина физически ощущал как по затылку стадионной «волной» приподнялись волосы и едва сумел удержать необходимое в такой ситуации расслабленное выражение лица:
- О чем ты? Мне плевать на чужое мнение, я только не люблю когда нарушают мои законные права, вторгаясь в частую собственность и вынуждая меня прерывать мои дела на самом интересном месте. – Выплеснув всю неловкость на полицейских, только что переработанную в высококачественное раздражение пополам с презрением, Александр все же смог сесть так чтобы не раздавить Тао.
«Черт, а с такого расстояния он кажется еще более хрупким. И откуда только в нем силы то берутся?»
Послушно наклонившись, Лео почувствовал почти целомудренно-отеческий поцелуй в макушку и медленно выдохнул воздух. Ведь у Санта Клауса он когда-то на коленях сидел? Сидел. Так в чем разница? Ну ладно, вырос под два метра, давно перестал верить в чудеса, но эффект от сидения тот же.
От мысленного аутотренинга Морнингвею как-то полегчало разом и в адреналиновом угаре он ласково сжал ладонью подбородок Тао, заставляя его отвести голову и совсем не целомудренно прихватил губами смуглую шею.
Запах от танцора, от его горячей кожи был приятный, как и вкус. Тело было горячим и почти позабылись проблемы с совершенно идиотской позой, утопая в странном приторном мареве новых ощущений, как полицейский выдал новый фортель.
Лео не дернулся, продолжая совершенно собственнически ощупывать рукой грудь и живот Тао, а сам мысленно молился госпоже Удаче, чтобы Ричи успел хоть что-то предпринять.
Объяснять копам присутствие еще минимум двоих на «игрищах» было бы пределом интеллектуальных вывертов этого дня.

Отредактировано Леонард Бэкет (03.01.2011 01:22)

155

«Cлучись тяжелое время, зло делать поздно, а добро бесполезно, ибо его сочтут вынужденным и не воздадут за него благодарностью» - вот уж верно говорил Макиавелли, которого многие небезосновательно считали либо гением политологии, либо настоящим засранцем. Последнее – за цинизм и вопиющую честность.
Вспомнить азы университетского курса сейчас было очень кстати. Отменным «гарниром» к фоновым размышлениям стал буквально гарцующий Александр. Как путается все порой. Красивых и ретивых жеребцов называют именами великих царей, тогда как имя Буцефал было бы ему куда более кстати.
Рэйдж улыбнулся, глядя, как его вынужденный спаситель с треском натягивает толстовку. Без десяти сантиметров два метра отраженный был жилист и гибок, поэтому невероятной шириной плеч костюмов не разрывал. Двигался когда плавно, когда резкими звериными рывками, готовый вцепиться зубами в глотку или ключицу, намертво сжав крепкие челюсти. Хорошим подспорьем ко всему этому были отменно натренированные рефлексы регбиста.
Испуг мужчины средних лет, оказавшегося в комнате вместе с отраженным,  – это не то, что он хотел бы видеть при знакомстве, но кто спрашивал самого Рэйджа?
Когда рожей не вышел, на зеркало не пеняют. Ему улыбаются, по возможности приветливо.  Наверное, именно так улыбался Маугли киплинговский угольно-черный Багира.
Обладая звериной внешностью, Рэйдж, тем не менее, звериным слухом не обладал. Слышал только лишь отзвуки разговора и возни внизу. С сидевшим на подоконнике истинным они были в равном положении. Один нарушал закон тем, что пребывал в отраженном облике, другой явно шаманил что-то со средствами связи.
- Ага, - ответил Рэйдж на все разом реплики и, обогнув телохранителя, выглянул из комнаты на предмет поиска другой. Ни в окно, ни в ящик (во всех смыслах) не хотелось, кто бы что ни говорил.
В конце коридора флагом надежды маячила еще одна дверь.
И она была приоткрыта.
«Тоже мне авантюрно-гангстерский роман» - хмыкнул циничный до безобразия внутренний голос. «Толстовку жалко» - мысленно вздохнул отраженный. «В следующий раз обязательно надень смокинг. Он всегда добавляет доверия и является гарантом платежеспособности» - елейно прошипело истинное и доминирующее эго.
И ведь послал бы к черту, но как так можно поступить с самим собой?
Резко мотнув головой в сторону двери, Рэйдж  коротко сказал:
- Меняем место дислокации. Идем в конец коридора, - урчащий низкий голос. Речь, похожая на иностранный акцент из-за искаженной строением челюстей артикуляции. Тихий смех, с которым отраженный добавил:
- Людей не ем.
Когда-то он говорил уже такое. Сиду Бэкету, той ночью в магазине. Тот отчего-то советовал попробовать. Рэйджу это не показалось странным. Говорят, в тайских ресторанах и такое вполне возможно, с этим отвратительным кисло-сладким соусом.

Отредактировано Рэйдж (03.01.2011 12:13)

156

Дева

Только-только удалось разместиться в комнате поудобнее, опереться спиной на прохладную стену, почесать коленку и уткнуться в монитор горящими глазами, как все опять завертелось.
- Куда??? Какая дислокация? Что вы меня как вазу империи Цзинь таскаете то туда, то сюда! – внезапно очень скромно и приглушенно закудахтал Сильвер, пятой точкой чувствуя, что сейчас случится что-то снова не очень хорошее.
Нехорошее и в самом деле грозило дамокловым мечом, и Дева как-то машинально глянул в сторону открытого окна. Сигать в «форточку» добровольно он конечно не собирался, но тут такое дело: жить захочешь – не так раскорячишься.
Спешно намотав на себя провода и сунув лэптоп в сумку, Сильвер в секунды был на ногах и «готов к бою», хотя он бы предпочел незамедлительное бегство.
Обнадеживающее «людей не ем» заставило увериться в том, что людей то как раз этот зверь невиданный ел как фисташки – один взгляд на зубы отражал полную картину неземной красоты трапезы, с выдранными кишками и прочими прелестями хорошего, широкоформатного и с большим разрешением монитора.
Надо меньше смотреть ужасов, глядишь и к живым добрее относиться получится?
- Там кажется дверь была открыта. – Вставил свои «пять копеек» не слишком информативный Ричи:
- Отдельная хата, если запремся, полиция не попрет. Таотао не дурак, скажет легавым, что ключей нет, и хозяин сам волен открывать.
- То-то же. Ну давайте-давайте, шевелите булками. – Снова попытался принять командную позу Сильвер, но Ричи все же пропустил вперед, используя как щит между собой и монстром.
Хватило правда хакера не на долго.
Оказавшись в коридоре, он хорьком поднырнул под руку Морнингвеевского телохранителя, ужиком проскользнул мимо Рейджа и первым влетел в незнакомое помещение тут же принывшиьс шарить по замку на предмет, как же его закрыть.
Ричи, посчитав себя не меньше чем истинным джентльменом, пропустил «дам» вперед и, зайдя последним, прикрыл за собой дверь.
Кавалер хренов, его то и стоило подставить под ручку вместо стула, чтоб наверняка копы не открыли заветную «каморку».

157

«Какое невозможное счастье, что он все-таки не ваза» - подумалось Рэйджу, когда его белые глаза уставились на протестующего против перемещения истинного. Сейчас отраженный был от души благодарен верзиле, который, вставив в эту не слишком конструктивную беседу свои два цента, все доходчиво и просто объяснил.
Когда за ними захлопнулась дверь, Рэйдж осознал насколько устал за эти от силы полчаса и поймал себя на мысли о том, что ночью было бы намного легче и спокойнее. Солнечный свет раздражал, хотя глаза переносили его не хуже света приглушенного. Ночью все было бы намного проще и легче. Ночью и дышалось легко. Просто в белый день в таком странном виде он выглядел так, будто нагишом стоял посреди улицы, а пальцем «любопытные прохожие» потыкать уже успели. И если в ответ на пренебрежительно-вежливые тирады «Буцефала» Рэйдж терпеливо молчал, то теперь молчать не было сил. Поэтому все так же негромко, но довольно прилично пробасив, отраженный сказал:
-  Можно было не убегать так, будто вы Красная Шапочка, а я серый волк, мистер… простите, не знаю, как вас зовут, - отраженный снова неловко улыбнулся. – Я не причиню вреда. Мы теперь, похоже, что в одной лодке, и я очень надеюсь, что ее не перевернет волной.
Это была уверенная и спокойная просьба, которая должна была убедить истинного с лэптопом в том, что бояться Рэйджа и нервничать из-за его присутствия не стоит. Куда как больше следовало бояться двух жлобов в погонах, которые не дали отраженному нормально поговорить с хозяином клуба. Промедление же казалось смерти подобным.
Телохранитель подпер дверь собой, а отраженный принялся шарить по карманам в поисках сигарет и глухо выругался, когда обнаружил, что оставил их вместе с зажигалкой внизу.
Зверь внутри бился о крепкие прутья ребер и звал бежать, потому что сейчас Рэйдж вдруг почувствовал себя запертым в ужасающей тесноте. Больше всего он не любил ощущение беспомощности и зависимости, и если со вторым за это короткое время отраженный смирился, то первое скребло когтями изнутри, с изнанки сердца. Но ему тоже нужен был след, тоненькая ниточка, которую зажав в руке, можно пройти лабиринт.
Интересно, подумалось Рэйджу, этот человек тоже искал Сида Бэкета? То, что все собравшиеся именно искали, а не укрывали пропавшего торговца книгами, стало ясно в течение нескольких минут. Достаточно было сложить в рядок вопросы, заданные Таотао и слышать интонации хозяина клуба, объяснявшегося с полицейскими внизу, чтобы понять,  - он действительно не знает, где находится мистер Бэкет.

158

« И чего Поль нашел в этом клубе? Бедноват, хозяин не молод, стены давно красить пора, мебель пластиковая, дешевая. Да ладно, Поль. Но Морнингвей???  Вот это, конечно, фокус. Кому рассказать – не поверят, засмеют. Вон как ребята ржали, когда Поль брякнул, что видел в «Брамадеро» Кайла Прэстона. Точно богатеи с ума спятили, с жиру бесятся. Кстати, никогда бы не подумал, что Морнингвей из наших. Во всех газетах, в телике с телками –ноги- от- ушей и сиськами торчком. Взгляд гордый, свысока,  как с Олимпа с музами к смертным сошел. А гляди ж ты, что на поверку выходит. Только зря он с этим танцором связался. Ни кожи, ни рожи, и староват. Ну, разве что фигура еще ничего, в форме себя держит. А Морнингвей хорош… за таким, только моргни он, на край света побежишь. Молод, красив, как бог,  губы чувственные, а бедра, талия… ммм… кожа, наверное, гладкая, холеная. Обнимешь раз такого, и пропал. Ночами сниться будет»
Бегло оглядев пустую гостиную, стукнув пальцами по стеклу аквариума, пугая повисшую в невесомости  стайку полосатых барбусов, полицейский ухмыльнулся, вперился в разобранный диван с комканой простыней.
« Гыыы. Даже не убрали. Интересно, какой он, когда трахается, кончает… голый, влажный весь… горячий.  Неее… я бы с ним..ммм… До утра  бы спать не дал.  Только лучше в человеческом облике. Хотя… котиком тоже хорошо… гибкий и понежнее будет, и урчит так, что аж  мурашки по коже. И чего тут Рон велел осматривать? Квартира, как квартира. Ого, да они не плохо порезвились. И на диване, и на постели. Эх…Александр… Саша… Сашенька… мне бы тебя…»
Заглянув в спальню, проверив для проформы туалет и ванну, Боб уже двинулся к входной двери, как зацепился взглядом за деревянную шкатулку на столе с резным чертиком на крышке. Морща нос-пятачок, нечистый стоял в пикантной позе, плотно прижавшись грудью к деревяшке и высоко задрав оттопыренный зад с азартно поднятым  хвостом. Пальцы копа сами потянулись к игрушке.
«Упс!»
Едва деревянный хвост с меховой кисточкой на конце  опустился и снова взлетел вверх, как чертяка издал пронзительное, довольное хрюканье, а между раздвинутых механизмом ягодиц появился кончик ароматной сигары.
«Гыыы! Прикольно!»
Воровато  быстро  оглядевшись, полицейский выудил сигару, сунул в  карман  рубашки и снова нажал.
«Гыыы!»

« Что же  ты творишь, изверг?»
С трудом выдохнув воздух, тангеро криво улыбнулся сухо-марлевыми  губами,  поймал сумасшедшую руку, жестоко играючи скользящую по груди и животу.
«Я же не железный…глупыш…незваное наваждение мое.»
Задыхаясь в дурманном мареве запахов, чувственно  скользящих по шее губ, плавящегося и вязко стекающего по хребту мозга, мужчина до боли, до синяков сжал белокожее запястье, как пресловутую соломину, не дающую камнем нырнуть на дно. Вынужденная, легкая  игра на публику, как двуликая медаль с монстром на обороте, развернулась, и со всей яростью животной жажды неожиданно впилась в низ живота взорвавшимся  вождением. И все бы ничего, все бы логично, и даже на пользу ситуации,  если бы на коленях сидел не Лео. Кто угодно- черт, дьявол, Казанова во плоти, мутант из преисподней, ящер со снесенными яйцами, рыжий сержант со всем отделением  в придачу-   но только не сын Сида.
-Ох. Прости. Увлекся немного…дорогой.
Привычное обращение к  многочисленным, на протяжении долгой  жизни, любовникам и  мимолетным увлечениям, так легко  и играючи слетевшее с губ вначале, сейчас хрипло царапнуло связки, болезненной истомой сжало мошонку и упершийся в бедро напрягшийся член.
Коснувшись ссохшимися  губами начавшей  расплываться  на запястье черноты, мужчина пошевелился, начал вставать, поддержал племянника, скользнувшего с опустившихся колен.
-Подождите, сержант. Ну зачем лишние формальности для протокола? В клубе никого из гостей не было. Никто не видел Александра в … кхм… необычном виде. К вашему расследованию это не имеет  никакого отношения. Зачем бумагу марать?
Привычный велеречивый  словесный поток густым маслом полился на жернова бюрократии, пока тангеро шел к барной стойке, снимал и паковал в пакет бутылку виски, старый коньяк, выгребал и добавлял к «презенту» наличность из кассы. В том, что сержант возьмет, не сомневался ни мгновение – сколько раз видел вот такой вот взгляд - узкий, как щель банкомата. Лишь бы наверху все было  тихо и пусто.  А за отражение в пустом клубе… мелочи, которые неплохо тонут в дорогой выпивке и приятно шуршащих купюрах. 
-Нуу.. только если из уважения к мистеру Морнингвею…
Поросшие рыжими волосками пальцы нырнули в пакет, с ловкостью фокусника выудили валик перетянутых резинкой сотенных, полтинников и двадцаток и исчезли в кармане.
-Боб, скоро ты там?
В сопровождении с трудом, по понятным причинам, передвигающегося тангеро, коп подошел к подножью лестницы
- Сейчас. Тут дверь еще какая-то. Заперта.
Донеслось со второго этажа.
-Сержант, это квартира моего служащего, Пауло, но его сейчас, увы, нет дома. Если он вам нужен, я передам, чтобы зашел в отделение.
Поторопился прояснить ситуацию танцор
-Да хрен с ним.
Махнул рукой страж порядка
- Пошли. Нет тут никого.
Дождавшись напарника, и подхватив пакет, «бычок» нарисовал на лице « бравые стражи порядка на посту»
-Мистер Морнингвей, сеньор Родиригес, приятного отдыха. Извините за беспокойство, служба. Если мистер Бэкет появится, позвоните вот по этому телефону.
-Конечно, сержант, конечно.
Сунув визитку в карман, заперев дверь клуба, испанец на мгновение устало вжался горячечным лбом в лед металлической обивки.
-Фууу..
Выдохнул, собираясь с силами, чтобы вернуться в бар.

159

Дева

- Шапочка-шапочка! – Передразнил хакер громким шепотом, быстрыми семенящими шагами перебираясь от двери к окну.
- Знаете как извиняется крокодил перед зеброй, которую он жует? Нет? А я слышал: ом-ном-ном-ном! – применив нужную в данной ситуации отчаянную жестикуляцию, заменявшую оттенки речи, Сильвер сложил руки на груди и встал за шторой как в шпионских фильмах:
- Вот чтобы мои опасения понять, надо в зеркало глянуть. Такие зубищи хоть сейчас шаману африканского племени на амулеты. Всех духов распугают. – Собравшись добавить что-то еще по поводу глазищ и ушей «серого волка», красная шапочка прикрылся до половины занавеской и нахмурился вслушиваясь в звуки за стеной.
Собаки шли по следу, аж носы их видно было, рыщущие по полу в поисках врагов.
О,да, стража Штормграда, чтоб ее! Чуют-чуют гады, а тут развернуться негде магу тощему, и что делать? 
Нервно поерзав задом и лопатками по стене, Сильвер спустился на пол, сел по-турецки и открыв лэптоп вытаращился на экран. Ожидание его убивало, а вот рассматривание заветной модели Т16 на экране определенно успокаивало.
Он мог бы сказать что похож на ребенка с погремушкой, если бы у него только были родители способные такую игрушку достать.
- Сильвер. – Внезапно повис в воздухе ответ на вопрос, и только Ричи недобро сверкнул глазами.
Да-да, его начальству разглашение таких порочащих репутацию связей было б неприятно, но а че, сам себя хакер порочащим окружающий мир не считал. Он бы вообще подался в хиппи, если б ребята не были против техногенного загрязнения мира.
Что ж, удача была на стороне хакера, Ричи все еще подпирал собой дверь, так что битье несчастного телохранителя лэптопом по мордашке за распускание рук откладывалось на неопределенный срок.

Отредактировано Двенадцать (06.01.2011 13:19)

160

Зеркало, зеркало… Были времена, когда Рэйдж готов был каждое разбить. Были и прошли.
Для того, чтобы научиться управлять отражением, нужно его вначале полюбить. Полюбить, как имеющую право на законное существование часть собственного я. Принять, каким бы отвратительным оно не было.
Ему почему-то всегда казалось, что эти уродливые образы, как на картинах Босха или Брейгеля, всегда были аллегоричны. Старые художники знали толк в архетипах и символах.
Рэйдж, которому пришлось приложить достаточно усилий, чтобы изучить и обуздать темную часть себя, теперь тоже знал.
С одной стороны, разгуливать в таком виде, с точки зрения общественной морали, было все равно, что бегать с голой задницей по площади перед зданием правительства. С другой стороны – именно в этом заключалась какая-то дикая, невыражаемая никаким иным образом свобода. Свобода, которой Рйэдж очень дорожил.
Между тем, наблюдать за истинным с лэптопом было любопытно. С первого взгляда невзрачный, этот человек раскрывался в словах и немного суетливых жестах. Был в чем-то трогателен. То ли в своей прямоте, то ли в искреннем проявлении опасений. Вызывал симпатию. И говорил забавно, немного чудно, как будто выуживал слова из мешанины постоянно двигающихся мыслей.
За дверью послышались шаги. Потом кто-то сделал тщетную попытку войти. Снаружи послышались голоса, солировал мистер Таотао. А после, когда копы обломались, шаги и голоса растворились в тишине темного коридора.
- Пронесло, - шепотом констатировал Рэйдж и блаженно выдохнул, искренне улыбаясь новому знакомцу. – Рад знакомству, мистер Сильвер, - подойдя, отраженный снял перчатку и протянул тому бледную, когтистую ладонь для рукопожатия.

161

Игра становилась все интереснее и интереснее. Александр, с присущей ему любовью к экспериментам вдруг осознал, на сколько пикантной и интригующей может оказаться столь простая ситуация. И он собирался не просто участвовать в этом чертовом эксперименте, но и со всей строгостью экспериментатора подойти к вопросу, выпотрошить его на столе сознания и извлечь полезный опыт.
Во-первых любопытной была реакция Таотао. Возможно, сказывался богатый гомосексуальный опыт, но от простых прикосновений мужчина буквально загорелся печкой. Если б у Лео был градусник, он непременно сунул бы его отцовскому любовнику в рот, проверяя ненадежные показания от «ощущений» собственного тела.
Во-вторых интересной была цепная реакция. Собственные ощущения от танцора в голове несколько поменялись. И запах его перешел из разряда безразличных, в интригующие и приятные, и сидение на коленях перестало казаться столь пугающим и отвратительным фактом.
Не раз изучая природные брачные игры животных, изредка имевшие гомосексуальное направление, Александр долго не мог понять сути происходящего.
Он пробовал поставить эксперименты самостоятельно: заказывал шлюх мужского пола, ходил в клубы для гомосексуалистов, невербально флиртовал с индивидуумами, позиционирующими себя как открытые гомосексуалисты, - но необходимых реакций в себе не находил. В то время как женские прикосновения, не такие грубые и настойчивые, вызывали необходимые реакции без лишних проблем.
Заняв место Таотао в кресле и как-то отключившись от общего разговора с полицией, ученый попытался разобрать ощущения на составляющие.
В чем были различия между давними экспериментами и сегодняшней ситуацией?
Начать стоило с обстановки. Придя в клуб, Лео не готовился к сексуальным играм, не ожидал их как оплаченных и необходимых к использованию услуг и прежде всего не рассматривал отцовского любовника иначе, чем своего неформального родственника – «дядю».
Во-вторых окружение. В зале присутствовали чужие, способные привнести некоторую экстремальность ощущений. Конечно, этот фактор был несколько относительным, поскольку полиции как таковой Морнингвей не боялся вовсе, но внезапное появление служителей порядка, наличие в помещение Сильвера, ночного отцовского гостя и некоторых нарушений закона влекло за собой ощущение криминальной вины.
Третьим решающим фактом была реакция Таотао на незатейливые действия. Танцор то в общем и раньше отличался легкостью в нахождении сексуальных контактов ( и как только отца не заразил чем?) но сейчас эта реакция относилась к действиям самого Александра. Она интриговала, словно в прикосновениях рождалось какое-то новое, еще неизведанное мироощущение.
Подняв глаза на лавирующего по комнате дядю, Лео с любопытством рассматривал худое немолодое лицо, впалые щеки, орлиный нос и рыбьи глаза. Тао никогда не казался ему идеалом красоты и не вызывал желания. Памятуя свой выбор партнеров, Лео предпочитал более выраженный мышечный каркас, молодость, физическую силу. Хотя по вопросам силы стоило еще поспорить. Доказательством того, что Тао еще далек от немощности, был хорошо отпечатавшийся след на запястье. 
И снова «сеньор Родригес». Он возбужден и смущен, но чем? Тем, что столь легко выдал подобную реакцию? Так этому радоваться надо, что в его возрасте еще не нужны препараты.
Прикусив щеку, Лео поднялся с пластикового стула, пообещав на Рождество подарить Элиасу нормальную мебель в клуб, и вытащил из-за стойки пакетик с орешками. Сомнительный завтрак, но на кухне клуба врядли бы нашелся хорошо прожаренный стейк. Может, стоило переместить все разношерстную компанию в поместье и там с пристрастием допросить каждого? Например, кошачьего человека. Этот экземпляр уже «случайно» приходил к отцу, и сейчас вот появился снова но уже в клубе Тао. Неспроста это.
Тем временем полиция благочестиво удалилась, и Элиас вернулся в танцзал.
- Что ж, значит все обошлось благополучно? – встретил танцора закономерный вопрос, и тут же уже более деловое продолжение:
- Я возмещу расходы, поскольку они случились частично и по моей вине. Не возражай Тао.
Оперевшись спиной о стойку, Лео вскрыл пакетик с орешками и пошарил пальцами в пластиковых внутренностях, на языке вертелся вопрос, задавать который сегодня было нецелесообразно. Но рано или поздно его бы пришлось задать.
Стоит ли нам переспать, дядя?
Можно было бы отдать половину состояния Морнингвеев чтобы посмотреть как среагирует Элиас, но сейчас было не время и не место и вопрос остался не заданным. Только любопытствующий взгляд на странную походу и совершенно нейтральное:
- Думаю, нужно вытащить всех наших гостей на свет и разобраться в происходящем?

162

-Фффу
Перегретый пар восстанавливающегося потихоньку дыхания влажным пятном осел на бронированном металле входной двери аккурат под соленой полосой, оставленной влажным лбом. Железо, как спасительный якорь, вбирало в себя лихорадку спонтанного, запретного возбуждения, возвращая способность к адекватному мышлению. Что произошло? Ну что, что... Возжелал, как последний кобель того, кого желать по определению  нельзя. Ведь жил же столько лет спокойно. И не слепым. Прекрасно видел и красоту, и всю сексуальную привлекательность златоглавого ангела. И .. был спокоен, как удав. Что же сегодня так разобрало? А хрен его знает. Может, потому что давно ни с кем секса не было, может, от увиденного утром, когда понял, что Леонард не так равнодушен к своему полу, как он считал всегда, а может...
Нет! Вот это не может! Он сын Сида. И точка. Баста!
Умыться бы. Ледяной водой. Чтобы челюсти свело и зубы застучали. И чтобы струями по шеи, на спину, на грудь. Холодные, освежающие, смывающие  нечистоты порочной похоти. А потом взять Зукку, пойти к морю, разуться, скинуть рубашку, закатать штаны и пройтись в тишине, в безлюдии по плотному от соленого прибоя песку у кромки воды. И чтобы пена щекотала щиколотки, шипя лопалась пузырями, оставляя на коже йодистый запах и отголоски таинств вечной стихии. Как же хорошо. Покойно- умиротворяюще. Все таки, чтобы там не говорили, а нет лучшего лекаря тел и душ, чем океан и горы. Мда. Не до того сейчас . Черт, с этими хлопотами шавку забыл покормить. И что-то с утра ее не видно. У Мусы что ли  спит? Если нагадит ему под кровать, опять роки бушевать будет. Сколько раз грозился придавить копытом  . За что только  она его обожает? Впрочем, разве поймешь их? Одно слово - сучки. Что собачонка, что мадам... была. Вот уж наградила мадам наследством, так наградила. А куда денешь? Не выкидывать же. Живая. Жалко. Да и смешная порой, когда не вредничает. Ножки тонюсенькие, уши , как у зайца, трясется вся, а глаза -блестящие, огромные, на пол морды. Посмотришь в них и рука наказать не поднимается, зашибешь еще. Плюнешь в сердцах и лезешь   с  тряпкой дерьмо выгребать. Баба, хоть и собачья.
Немного сбросив градусы возбуждения, мужчина вернулся в зал.
-Да. Ушли, слава Богу. Нет, Лео. И не проси. Денег не возьму. Нууу.. я же тебе  вроде как дядька. Мне по штату  положено чупа-чупсы тебе дарить и мороженое покупать. Да только вырос ты уже из сладостей. Недодарил в свое время, вот, считай, сейчас и наверстываю.
Пряча остатки вспыхнувшей страсти за житейским балагуреньем, тангеро обычным, привычным жестом похлопал племянника по плечу. Лишь смуглые, сильные пальцы едва заметно дрогнули, когда, промахнувшись, задел пульсирующую жилку на шее, мазанув по шелку позолоченной в солярии кожи. 
-Пошли. Надо делом заняться. Я волнуюсь, не звонили ли похитители. 
Легко взбежав по лестнице наверх, мужчина заглянул для проформы в квартиру, и не обнаружив "подарков", направился прямиком в квартиру Пауло. Не нужно было обладать сверхспособностями, чтобы сообразить, почему  копы не обнаружили "святую троицу"
-Эй! Открывайте. Свои.
Постучал в дверь, и не теряя времени даром, сразу взял Сильвера за рога
- Звонков не было, пока мы с копами разбирались?

163

Дева

Сильвер сам себе напоминал гиену или суслика. Он готов был оттопырить уши, поднять хвост пистолетом и… при первой возможности браво дать деру. В отличие от того же Скорпиона, Дева не отличался особым рвением к уличным и прочим дракам, в открытую с властями не конфликтовал, да и вообще большую часть суток занимался делом совершенно легальным – играл в компьютерные игры.
Сейчас, приехав по необходимости и не без приказа Змееносца, хакер вынужден был куковать в чужой квартире с лэптопом, информации в котором хватило бы чтобы засадить его и еще десяток добропорядочных граждан века на три. И не суммируя года на всех, а выделяя такой возраст для каждого по отдельности.
Услышав шаги бравых полицейских и заметив движения дверной ручки, хакер благоразумно зажал рот руками чтобы не выпалить что-нибудь со страху или на радостях и так и замер, не дыша.
У него в ботинках от напряжения даже пальцы поджались. Нет совсем уж трусом Сильвер не был. Просто как любой здравомыслящий человек он предпочитал уступать право первой драки кому-то вроде Ричи. У итальяшки на лице было на писано до какой степени чешутся кулаки.
Была б возможность, Сильвер открыл бы дверку, шаркнул бы ножкой и пропустил бойцового петушка грызться с легавыми. То-то была бы потеха.
Но нет, шаги удалились куда-то в коридор и пришло приятное осознание.
Обошлось, пролетело, пронесло, шибануло где-то там за горами!
Ликование на лице хакера было похоже на удачный рейд поход с выбитым редчайшим шмотом. О да, почти оргазм!
На радостях Сильвер вместо рукопожатия стиснул Рейджа длинными худыми руками, обвивая кошака, или все-таки Волка из Красной шапочки, не хуже паука захватившего в плен мотылька.
Следующей жертвой восторженного насилия оказался худой Таотао, которого удалось поднять секунды на три, а потом растерянно поставить.
- А? Что? Звонок… да был. – Растерянно потерев ладонью затылок, хакер прям там где стоял стек на пол и благополучно включил запись, очень напоминавшую немецкое порно прошлого века.
- В общем сигнал мне проследить не удалось, слишком все внезапно случилось. Но могу поработать с шумами – может что-то да и скажет.
Стоило еще потрясти Ричи, чтобы тот поделился своими соображениями, но телохранителя куда-то сдуло. Может и вправду пошел копов жареным петухом в зад клевать?

164

От прежде волновавшегося мистера Сильвера Рэйдж такой прыти не ожидал. Но на объятья ответил вполне дружеским похлопыванием по спине. Хоть и растерялся поначалу.
Отчаянно хотелось курить. За сигарету, как за коня, он бы сейчас отдал полцарства. Было бы то царство, а так ведь – заколдованный замок и он в роли Чудовища из детской сказки.
От размышлений о царстве его отвлек вопрос хозяина клуба о звонке, адресованный Сильверу. «Любопытно, какой звонок и от кого?»
Рэйдж снова упрятал ладонь в перчатку.
Судя по тому, как Таотао вцепился в Сильвера, звонок был очень важным для тангеро. Картинка исчезновения мистера Бэкета все еще никак не складывалась. Не хватало нескольких кусочков мозаики, без них любая гипотеза превращалась в ненаучно-фантастический рассказ.
Рэйджу было важно собрать недостающие части паззла, чтобы знать, откуда начинать. Например, странным виделось само обвинение в убийстве.  И не столько потому, что Сид Бэкет казался Рэйджу законопослушным и разумным гражданином, а потому что, насколько было ясно, книга продавалась и так.
Зачем убивать кого-то, если можешь купить?  Информация о том, что Сид Бэкет приходил к Вейлю как покупатель подтвердилась дважды. Для этого, правда, надо было воспользоваться услугой приятеля Рэйджа, который имел более презентабельный вид и пообщался с администратором гостиницы «Пики». Вторым источником была полиция. В кафе возле дома Сида речь как раз шла о торговых связях и поставщиках мистера Бэкета.
«Значит, подстава» - сделал вывод Рэйдж. «Браво, мистер догадливость» - усмехнулся внутренний голос. «Значит, спланированная подстава» - добавил Рэйдж, и вот тут ироничный внутренний голос поперхнулся и отчего-то заглох.
Отраженный мысленно выругался. С другой стороны, придя сюда, он уже помог этому дружескому «следствию», рассказав об обвинении в убийстве и этой чертовой книжке. И о грядущем приходе полиции предупредил, правда, полицейские нагрянули следом. Но это уж как на небесах распорядится Бог, истинный предполагает, а Он располагает. Пустое смс сообщение прилетело обратно. Рэйдж почувствовал его вибрацией в кармане джинс. Прикрытие было рядом, и скоро, окончив разговор с джентльменами, можно будет уходить. Почтовый голубь из Рэйджа был, прямо говоря, хреновый. Но лучше это, чем совсем ничего. «Курить, мохито, и контрастный душ» - как мало надо истинному для счастья.

165

-Да твою же богу душу мать... ыыы...
Только и смог выдавить танцор, мгновенно по обезьяне цепко хватаясь за дверной косяк, когда комната рванула вниз из-под ног, пьяно кренясь право. Еще не хватало влететь мордой вместе с импульсивной  звездой канкана в завешанную барахлом рогатую вешалку в прихожей бисова сына.
-Пусти ж ты... уффф..
Облегченно выдохнул,упершись ногами в пол и , безопасно ради, придерживаясь за спасительницу -стеночку. Слишком давно канули в Лету времена, когда с детской непосредственностью эмоции окружения выражались вот так- рывками, криками восторга, ударом кулака в глаз и бурным примирением.
И уже собирался высказать, все , что думает по поводу отправления  своей бренной тушки во внеплановый полет, как все мелочи смело одной лишь фразой - был звонок.
-Сид!!! Сид!!!
Сколько там было до несчастного, ни в чем не повинного хакера? Метр? Два? Больше? Меньше? Для тангеро расстояние измерилось одним пропущенным ударом сердца,  прыжком и рвущими  грудки футболки побелевшими кулаками. Закон подлости- звонок был именно тогда, когда его, как щенка на веревке, пасли копы. И что теперь? Убьют? Перезвонят?
-Ты что им сказал? Говори! Что сказал?
Немилосердно тряся стекшего на пол хакера, испанец лихорадочно выкрикивал вопросы, пулеметными очередями вылетавшими из перекошенного рта. И вдруг замер, остановился, когда в  мешанине записанных звуков уловил голос совсем не тот, который ожидал услышать.Наконец, до рассудка начало доходить значение этих чавкающих, влажных звуков, ритмичного скрипа пружин, болезненных криков. Взрослый человек, не ребенок, чтобы не понять. И еще становилось понятно, что мальчишка вляпался в жопу. В очень большую жопу. Этого еще не хватало.
Отцепил кулаки от безвинно пострадавшего компьютерного гения, тангеро устало опустился на пол рядом. Пятерней вспахал стянутые кожаным ремешком волосы, помял тяжелые, набухшие стрессом веки, обреченно качнул головой, отгоняя звенящих в ушах отчаянный крик.
-Простите, Сильвер. Как давно был звонок? Вы можете определить, откуда он был сделан? Прошу вас, сделайте все, что только сможете. Я заплачу, сколько вы скажете.
Пружиной поднявшись на ноги, мужчина маятником заходил по комнате, пытаясь  осмыслить произошедшее, собраться, понять, что можно сделать в данной ситуации. Внезапно остановился, обернулся
-Есть у кого-нибудь телефон? Мне нужно позвонить.

166

Дева

- Ай-ай-ай футболку порвешь! – Заголосил в ответ на грубость Сильвер, явно не так сильно беспокоясь за одежду, сколько за собственное самочувствие. Больше всего в жизни он боялся что ему помнут или повредят руки или голову. Он бы даже пережил потерю ног или еще каких частей тела ниже пояса, только не рабочей зоны.
Голова и руки - при таком боевом комплекте хакер был способен горы свернуть, ну или хотя бы пару холмиков?
Правда тут предлагали сдвинуть ногтем наперсток да еще и заплатить. При мысли о деньгах по позвоночнику прошлась приятная волна, словно Госпожа погладила.
- Оо-о, ну я посмотрю, что можно сделать… - начал было растягивать слова Сильвер, но тут осекся, поправил очки на носу и как-то поскучнел.
Еще бы, ему потом за снятые за работу сливки чего-нибудь на колбасу пустят. Ладно бы Змееносец, ему кажется все равно кто из его спутников чем зарабатывает, но вот Ричи и этот, который Морнингвей – эти вполне могут накостылять.
Хотя-я-я…
Вот с них то стребовать потом за сверхурочные и можно.
Поколдовав над клавиатурой, и как-то восторженно потерев одну ладонь о другую, словно готовился к сытной трапезе, хакер прямо-таки волшебным жестом указал на довольно незначительные динамики и нажал «энтр».
Словно две звуковые дорожки качественно снятого фильма, страстные воздыхания сексуально озабоченных персонажей сместились на задний план, оставив на переднем только скрипы мебели и низкие вибрации.
Еще минуты полторы нервного покусывания кулака, почесывания колена и уха, и вибрации стали едва различимой музыкой ночного клуба.
- Гмм, что я могу сказать. Это явно либо лофт, либо клуб. Судя по уровню шумового загрязнения, я бы больше склонился к мысли о клубе. Жилища обычно не обшиваются качественной звукоизоляцией – дороговато это. – почесав ногтем кончик носа, Сильвер снял очки и задумчиво посмотрел на Таотао:
- Я не могу сказать, что за композиция, меня подобный трясомозг не прельщает, но если кто-то сможет ее определить – можно обзвонить клубы и спросить служащих. – Легко вытащив из своего чемоданчика фокусника бескорпусный телефон, похожий на модель владельца клуба, добавил:
- Только аккуратнее, его немного коротит во время соединения...
Усевшись поудобнее, Сильвер подпер подбородок кулаком и уставился на кошака:
- Рейдж, а ты случаем не был оригиналом макета персонажа для ВоВ? Уж больно у тебя мордашка на воргена похожа…

167

Нет ничего более обидного, чем упущенные возможности, уходящие поезда и пропущенные звонки. Рэйдж молча наблюдал за развернувшейся перед ним сценой. Только хмурился. Пытался разобраться в происходящем. Мешанина фактов потихоньку выстраивалась в голове в определенную последовательность, но не хватало нескольких звеньев.
Сид Бэкет отправился, чтобы купить некую книгу у владельца отеля «Пики». Судя по всему, между ними состоялся разговор. После этого хозяина отеля обнаружили убитым, а Сид Бэкет исчез. Мистер Таотао и его знакомые, которых Рэйдж встретил здесь, были озабочены поисками мистера Бэкета и ждали звонка. Судя по тому, как отреагировал на пропущенный звонок тангеро, он напрямую касался Сида Бэкета. Если Сид Бэкет все-таки совершил убийство и тангеро был бы соучастником в этом деле, то Сид вышел бы на Таотао гораздо раньше и тот бы не искал, а покрывал его. Если предположить, что мистер Бэкет убийства не совершал, значит, кто-то убил владельца отеля, а мистер Бэкет либо скрывался, либо… удерживался силой и сам был жертвой. Только кому понадобилось использовать таким образом продавца антикварных книг?
На вытянутом, бледном зверином лице отраженного появилось какое-то скорбное и одновременно задумчивое выражение. Рэйдж глянул на Таотао, потом на Сильвера. Тангеро он откровенно сочувствовал.
Вот оно, значит, как, подумал Рэйдж, так беспокоятся о близких. Об очень близких. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы сложить два и два. Судя по всему, звонок был адресован Таотао, и тот его благополучно пропустил. Отраженный поискал взглядом стул, повернул спинкой вперед и устало опустился на него. Сложил локти, уткнулся подбородком.
- Кто звонил? – задал простой и короткий вопрос. Ответ на него объяснил бы Рэйджу если не все, то многое. Голос отраженного был тихим, а интонация вкрадчивой. Он повернулся к Сильверу, вяло махнул рукой:
- Нет… - и отчего-то очень грустно вздохнул. Своим приходом бравые ребята в погонах, похоже, только что испортили очень, очень важное дело.

168

"Клуб? Хорошо, допустим, что клуб. Но сколько в Голиафе клубов-то? За неделю не объедешь. Но, похоже, Сильвер сделал все, что мог. Хмм.. интересно, сколько платят хакерам за такие вот услуги?"
При всем богатстве жизненного опыта, вопрос суммы  поставил в тупик. Не приходилось как-то  пользоваться талантами подобных спецов. Достав бумажник и отсчитав десять купюр по сотне, тангеро положил деньги на "волшебный" чемоданчик. В принципе, за несколько минут работы, вроде должно хватить, даже с учетом "специфики" способа добычи информации
-Спасибо. Этого достаточно?
Не дожидаясь ответа ( мало будет, скажет), взял протянутую панель , недоверчиво  и осторожно покрутил в руках монстра "умелых ручек", но спускаться вниз и вытребовать сейчас свой просто не было времени. Быстро пощелкав записную книжку, набрал номер Мусафаила.

На дисплее телефона Мусы  высветился номер Тао
Муса
В  трубке раздался как всегда бодрый голос роки, на фоне голоса и гул оживленного движения истинных.
-Да, Тао тао, слушаю ?
Коротко и деловито -хозяин никогда не звонил просто поболтать.
Тао
- Муса, ты где? Ты Пауло давно не видел?
Муса
В центре, -имелось в виду торговом, видимо закупал что то перед открытием, -Со вчерашней ночи не видел -отсыпается наверное. Сегодня вечером будет работать?
Тао
С ночи. Значит еще раньше, чем он сам. Надежды узнать, где мог оказаться мальчишка таяли на глазах.
-Нет, Муса. Какая уж тут работа. Пауло пропал. Вернее, попал. И попал серьезно. Постарайся вспомнить, может он говорил вчера что-нибудь? Может планы какие были, или собирался куда? Может встретиться с кем хотел?
Муса
Недолгое молчание и голос роки вроде бы не изменился, разве что Тао, знавшие его много  лет, мог заметить. Мусу редко что действительно волновало или злило в размеренной жизни работника пристойного, уж по меркам Мондевиля то, клуба, но телефонная трубка в руке не раскрошилась в ненужный пластиковый мусор только потому, что роки еще не узнал всего, что нужно.
-Что случилось? сейчас буду, -так сразу предположить где мог быть Пауло, Муса не мог, не так хорошо знал он пристрастия танцора. Об одном месте только и говорили недавно, но туда он собирался гораздо позже. Но и зацепок больше никаких не было.
Тао
-Приходи быстрей.
Оставалось надеяться, что роки где-то неподалеку. Объяснять ему по телефону, что пацана похоже, изнасиловали, и не известно, жив ли он вообще... Не телефонный разговор.

Нажав отбой, тангеро машинально сунул аппарат в карман, скинул с сиротливо стоящего в прихожей табурета разбросанные безалаберным мальчишкой носки, сел.
" Ну вот куда его черти понесли? Во что мог вляпаться? Со вчерашнего дня, как бес в него вселился. То Индианой Джонсом себя вообразил, то  ужрался до зеленых чертей,  и с битой едва не кинулся на несчастных  ди -джея и Лео. То вообразил себе бог знает что. Двадцать три года, а детство в жопе... Мдя. В жопе. Дай бог, если только детство из нее выбили"
-Простите, Рейдж. У меня работник в переделку попал.  Мальчик звонил... если это можно назвать- звонил. Ну да вы и сами все слышали.  Это не имеет отношения к Сиду. Это мои проблемы. Спасибо, что предупредили о полиции.
"А точно ли не имеет?"
Закралось вдруг подозрение. С одной стороны- зачем похитителям Сида нужен пацан. Да еще  и  насиловать его, да еще и дать возможность связаться? С другой- одновременно две такие передряги? Было от чего раскалываться голове.  Потерев свинцовый затылок, тангеро поднялся, прошел в бедлам комнаты, осматривая привычный бардак жилища танцора.
"Господи. Нора крысиная, а не жилье истинного. Рубашки, штаны, носки, ботинки, паралон из подушки, диски - все в кучу. Свинтус. А пеленки-то ему зачем? Откуда? "
Повертев старые, застиранные пеленки с вензелями, мужчина откинул их в сторону и вернулся в прихожую. Что делать? Звонить в полицию? Можно попробовать. Только.. даст ли это что -нибудь? О черт. Нет нельзя в полицию. Сид. Кого же там сверху я настолько  прогневил, чтобы вот так все наваливалось комом? Вроде,  и в церковь хожу. Хоть и редко, но хожу. Старушек в подворотне не режу, нищим милостыню подаю. За что?
Извечные  философские вопросы "Кто виноват? " и "Что делать?" вертелись в голове, пока мужчина мерил шагами прихожую и лестничную площадку, нарезая неровные круги в ожидании роки. Может хоть разговор с ним поможет найти ниточки к попавшему в беду дурню.

169

Отраженный кивнул. «Отношения не имеет» - мысленно повторил Рэйдж и поставил галочку. Из умозрительной картинки пазла была вынута и отложена в сторону одна деталь, которую еще нужно было покрутить или вставить на ее место другую. Отраженный поднялся со стула, осмотрелся по сторонам в царившем вокруг беспорядке. Шариковая ручка, нещадно карябающая бумагу и что-то отдаленно похожее на тетрадь с пружинным креплением листов здесь, слава Богу, нашлись.
Рэйдж быстро наскреб рядок цифр мобильного телефона. Те, кому придет в голову пробивать по базе имя, не найдут ничего кроме самых обычных данных о неком Стенли Чапмане, докере.
- Если вы что-нибудь узнаете или потребуется моя помощь, пожалуйста, дайте знать, - в улыбке снова обнажились два ряда белых, острых зубов. Отраженный аккуратно сложил бумажку и положил ее на стол. – И мистер Александр тоже, - в голосе Рэйджа прозвучала легкая, мягкая ирония. Растянутую толстовку он златовласому Буцефалу, так уж и быть, простит.
- Был рад знакомству, мистер Сильвер.
Вынув из заднего кармана электронные часы с отломанным ремешком, Рэйдж с тоской посмотрел на капающие секундные цифры.
- До встречи, - попрощавшись, отраженный выскользнул за дверь, легко сбежал по лестнице в зале отыскал и нацепил бандану и очки, прихватил свои забытые сигареты и зажигалку. Резинка для волос нашлась тут же. Благо, не придется ходить лохматым. Теперь отраженный мог вполне сойти за очередного поклонника готической культуры.
За порогом «Брамадеро», задрав голову, Рэйдж пронаблюдал потрясающую картину разделенного пополам неба. Одна половина была солнечной и ярко-голубой, а вторая предгрозовой, почти черной.
- Ох ни фига ж себе, - усмехнулся Рэйдж и ускорил шаг.
В квартале отсюда его ожидало авто и длинное занудное нравоучение на тему личной безопасности.
Рэйдж открыл заднюю дверцу. Оказавшись в салоне, стянул с лица бандану и широко улыбнулся. Как будто не было ни копов, ни случайного поцелуя, ни этих веселых игр в прятки, ни адреналина, навязчиво бьющего в висок.  Проурчал водителю привычное и ласковое «Привет. Двигай».

170

Да уж, в свое время  сладостями было бы проще откупиться – в этом Таотао был совершенно прав. Что нужно ребенку чтобы почувствовать себя снова любимым, защищенным, беззаботным? Ну, конечно же полный карман карамели. И пока на языке сладко, а перед глазами блестит смятый фантик, весь мир отодвигается за рамки безопасной зоны.
Как давно это было?
Прошуршав ради памяти пакетиком с орешками, Лео остался внизу, и оказался прав. Минуты не прошло как вниз спустился Ричи. Потрепать по холке, дать косточку и он куплен еще на пару часов.
«Забавно, никогда не задумывался, а есть ли у меня друзья? Если не Сид, будет ли кто-то искать пропавшего Александра Морнингвея?»
Орешки кончились, пакетик упал в мусорное ведро.
- Надеюсь что нет.
Ответил вслух на какой-то вопрос Ричи, и сам себе. Так было значительно проще.
Пересказ звонка вызвал только автоматическое светское «сочувствие», которое могло лишь отпечататься на фотографии в бульварной газетенке под заголовком «наша элита искренне обеспокоена нестабильным финансовым состоянием среднего класса». Чистый фарс.
Искать какого-то нервного последние дни Пауло, когда угроза висит над родным отцом было глупо, тем более что из краткого описания Ричи, мальчишку там не на части пилили гитарной струной. А от секса еще никто не умирал.
Может быть, такое отношение к недавнему учителю танцев было жестоко, но Александр давно разделил мир на «черное и белое». В Белом был только Сид, остальными можно было пожертвовать без угрызения совести.
Разве что Таотао. О его нынешнем положении стоило серьезно задуматься, словно появилось что-то, что помешало бы, в случае необходимости, пустить дядю как пешку на мясо. Что именно и почему, некогда было обдумывать, так что эту мысль стоило отложить в дальний ящик памяти с меткой «на досуге обмозговать».
- А и еще, из лаборатории результаты. – Лицо телохранителя не выражало энтузиазма, значит опять провал.
- Принеси мой кейс. – Тоже без энтузиазма отметил ученый.
Дальний столик оказался действительно удобным местом. И клуб было видно и помешать вряд ли кто смог: через плечо в монитор не глянешь, тихо не подойдешь, в общем полный порядок.
Заниматься неприятным делом было удобнее, чем думать о том, чего сделать сейчас не сможешь.

171

Мусса вернулся в клуб так быстро, как только мог. В руках его было два полных пакета, видимо звонок застал мутанта уже на выходе из магазина. Но они был брошены на барной стойке и тут же забыты, рассыпавшись желтыми и оранжевыми мячиками фруктов, закатившихся под столы и стулья. Только тогда роки заметил младшего Бэкета и его телохранителя, коротко рассеянно поздоровался, понимая, что если эти гости все еще тут –то в том мало хорошего, спросил, где Тао, но ответа не дождался:
-Тао?! – глухой и одновременно громкий голос роки разлился по пустому помещению раскатом грома. Чем-чем, а этим пасть своих копытных сыновей не обделила, полуолень мог перекричать одним словом толпу истинных. Впрочем за это в свое время им и дали прозвище, в последствии ставшее нарицательным и не политкорректным, если бы хоть один закон защищал мутантов.
Не дождавшись ответа Мусса поднялся на второй этаж, застав Тао на лестничной площадке. Огляделся в поисках других посетителей, которыми последнее веря была наплоенная тихая жизнь клуба, посмотрев на двери, словно знал, что за ними есть кто то еще.
Странное дело, но роки не помнил времени, когда был так зол и обеспокоен. Не помнил он и никого, за кого бы так беспокоился – не было у Мусы родных или друзей настолько близких. Да и Пауло не был другом, просто занимал свое место в жизни мутанта. Небольшое, нужно сказать место, с недавних пор терся рядом, иногда раздражая не меньше противной собачонки Тао. И копытом пристукнуть хотелось, если не насмерть, то хоть ногу отдавить за острый язык и лень. А тут...внутри все как будто ледяной водой омыло и заморозило. И в то же время знакомая злость, та самая, которой тоже славились представители его рода. Еще неизвестно на кого, непонятно, оправданная ли, но если бы сейчас ему показали любое существо и сказали – он виноват – разорвал бы на части, просто руками, без лишних раздумий и мыслей. И это позабытое чувство немного напугало и остудило, кулаки разжались. Размял пальцы расслабляя мышцы рук.
-Что случилось? -задал вопрос, словно разговор и не прерывался.

Отредактировано Мусафаил (09.01.2011 12:39)

172

-Спасибо, Рейдж.
Еще раз поблагодарил отраженного, сунув записку с номером телефона в карман. От сумы и от тюрьмы не зарекайся. И никогда в жизни не угадаешь, чья помощь неожиданно может понадобиться. Да и если  с Сидом.... Нет. Нет. С Сидом все будет хорошо. Просто обязано быть хорошо.
Усилием воли подавил плеснувшую мутную волну паники, утопил в дыму прикуренной сигареты. Нет ничего хуже, чем ждать и догонять, когда руки связаны, а время тикает с неумолимостью старого, раздолбанного будильника, прикрученного к детонатору. Пауло, Сид. Сид, Пауло. Мысли скакали от одного ко второму, как белка, пытающаяся поймать два одновременно падающих ореха, не дать им разбиться, утонуть в болотной жиже нечистот. Ну, Сидом -то было все понятно. Когда вымогатели позвонили по телефону, искать этот гребаный компас, или не искать, такого вопроса не возникало вообще. Искать по определению.
Пауло же...  Да, всего -навсего наемный работник. Но клуб, это не огромная корпорация, где люди-винтики, люди-функции. Их трое. Всего трое, живущих бок об бок и делающих одно дело. Да ладно. Какое там дело. Это ли бизнес. Хотел бы бизнеса, раскрутился бы на полную катушку. И связей, и мозгов на это хватало. При необходимости, нашел бы и деньги. Образ жизни- вот это куда как точнее- заниматься тем, что нравится. И пацан, как-то так незаметно за несколько лет стал частью этого образа жизни. Бросить его сейчас? Можно, конечно, и бросить - или сам выкрутиться, или ... не выкрутится. Тогда можно будет нанять нового. Все логично, с позиций бизнесмена. Только вот я-то не бизнесмен...
-Муса, долго рассказывать. На. Послушай.
Ни здрасти, ни до свидания, ни видимой благодарности, что пришел. Слова-пританцовки нужны и важны  для чужих.   Сразу к делу, нажимая подсмотренную кнопку на клавиатуре Сильвера. И несколько долгих секунд мерзких звуков насилия, криков, хлопков и скрипа пружин. Куда как красноречивей, чем рассказывать. По просьбе тангеро, Сильвер отдельно включил разобранные на части " шумы",  в которых хоть и с шипением, но отчетливо угадывался какой-то популярный шлягер из разряда тех, которые никогда не прозвучат в " Бромодеро".
- Когда был звонок, телефон был не у меня. Пауло ничего вразумительного не говорил.  Только не спрашивай , откуда запись. Это сейчас не важно. Думай, Муса, думай, откуда он мог звонить? Тут сказали, что шумовые звуки  похожи на  какой-то клуб. Но какой? Вспоминай. Может он что-нибудь мимоходом рассказывал, может дружок у него какой завелся. Или... слушай, а он, случаем, .. нуууу...
Тангеро неожиданно  замялся, не зная как спросить, не занимался ли парень проституцией между делом. Не принято у них как-то было спрашивать интимные подробности личной жизни.

Отредактировано Таотао (09.01.2011 02:34)

173

Мусса тоже не стал расшаркиваться на любезности, это и в «мирное время» было не принято между ним и хозяином. Да даже клиенты уже привыкли к незатейливому общению в стенах «Брамадеро». Особенно не было желания ничего говорить, кроме отборнейшего мата после прослушивания пленки. Вскипевшая ярость оставила четкий отпечаток кулака на прихожей второго этажа, чувство, что ударь роки посильнее и старенький клуб сложился бы как карточный домик. А уж если бы на месте стены был истинный…тот самый…
О, Муса ценил и берег заслуженную репутацию. Больше, чем кто либо из добропорядочных граждан Голиафа, даже местная полиция перестала смотреть на него косо, правда на это потребовался не год и не два. Но весь этот налет воспитанности, вбиваемый с детства, и доброжелательность смыло в одно мгновение. Вряд ли Тао видел его когда-нибудь таким прежде. Потемневшие глаза пригвоздили тангеро. Нет, он бы не за что не причинил своему хозяину вреда. Более того, за него он бы вступился против любой силы, но сейчас больше чем когда-либо он был именно мутантом. Там самым полудиким порождением Пасти, законным жителем Мондевиля, без цивилизованного фрака приличной сущности. Мимолетная вспышка гнева прошла, оставшись напряжением во всем теле, взведенная пружина, сдерживающая до поры злость черного роки, но тем сильнее натяжение, тем разрушительнее будет эффект.
-Как давно это было? – отвечать на предположение Тао Мусса даже не посчитал нужным. Толи и так понятно, что оно нелепое, то ли не имело значения, для Пауло, или для самого роки.
-Я знаю только одно место, - бросил уже через плече, явно собираясь взять отгул на этот день. Музыка, конечно, не подсказала Мусе название клуба, играть она могла в любом из тысячи. Но в разговорах с Пауло всплывало только одно название и так как бездействовать он не смог бы на грани нереального, то оставалось хвататься за единственный шанс из тысячи.

174

-Я задал вопрос.
Слова жесткие и резкие, как удары лома о рельсу, отчетливо и спокойно, может даже слишком спокойно,повисли в тишине замершей прихожей. Мужчина неторопливо поднялся и встал в дверном проеме, преграждая мутанту путь. Не картинно, не показно, а каким -то естественным движением сложил руки на груди, словно давал понять, что и пальцем не пошевелит, попробуй роки применить силу. Да и бесполезна физическая сила истинного против мощи потомков порождения неведомой твари (стихии, радиации, излучения, один хер чего). В этом  Тао отдавал себе отчет прекрасно. Как и в том, что хочет он, или нет, но отчасти отвечает и за мутанта,  и за его действия. Знал об этом Мусафаил, или нет, но факт оставался фактом. Хоть тангеро, щадя самолюбие и самоуважение разумного существа, и не распространялся особо, сколько надо было пройти инстанций, сколько дать денег и заверений, что роки законопослушен, выдержан и безопасен, но тот и сам был не глуп, должен был понимать. Сейчас же танцор прекрасно видел, что звериная сущность  заполоняет разум, рвет цепи ограничений, топчет естественную  субординацию.
-Я жду ответ.
Резкие, как рассекающий хлопок плетью, как отрезвляющая  наотмашь пощечина ,  слова. Требование хозяина подчиниться, одуматься. За столько лет Тао никогда не позволял себе такого тона с роки, но и тот никогда не переступал невидимую грань, негласно прочерченную между ними. Сейчас мутант стоял на черте...
"Думай, Муса, думай. Кто ты - зверь, или человек?"
Почерневшие от сдерживаемого гнева глаза истинного в упор жгли массивную фигуру, глаза получеловека- полуоленя.

175

Роки остановился, наткнувшись на неожиданную преграду. На такую небольшую и легко устраняемую преграду, сил то понадобиться всего ничего. Не ударить, не толкнуть, просто  поднять и переставить с пути. Злость душила, да, но она была очень целенаправленной. Стена так- мелочи, с нее не убудет. Не менее твердый взгляд темных глаз встретился с глазами тангеро. Вечер открытий, им не приходилось раньше так сталкиваться, но и роки не разу прежде не позволял себе подобного поведения над уровнем земли, в благопристойном Голиафе.
-Пауло говорил о «Дрожи», мы продолжим терять время? – как не старался, Мусса не смог скрыть в голосе раздражения, но вызвано оно было вовсе не тоном хозяина. А тем, что они застряли в проходе, когда Пауло нужна была помощь. Не верил роки, что Тао безразлична судьба мальчишки. Не верил и в то, что он ни с того ни с сего решил заявить свое право на того, кто и и так служил ему не один год. Вдох и выдох, все так же, не отпуская его взгляда. И злости меньше не стало, подернулась только тонкой коркой льда –запечатанная до поры. И не проси, хозяин, не пропадет она, и кто-то расплатится за это. Тот, кто виноват. А дальше тебе судить.
-Извини, - прозвучало достаточно цивилизовано и искренне, но просил он прощения не за то, что собирался сделать и не за свою природу, и уж точно не за свою непонятную привязанность к мальчишке. За грубый тон к истинному, который ничем этого не заслужил.
-Я в норме, - голос стал почти прежним, обычным, -Было бы неплохо, если бы кто-то подбросил до лифта, -что само собой подразумевало, что упомянутая «Дрожь» находится за пределами Голиафа, там, куда полицию не вызовешь и куда порядочным истинным лучше не спускаться:
-Если он там, я найду его. Больше вариантов нет.

176

"Дрожь" Час от часу не легче. Какого хера пацана туда понесло?"
Мысли текли, пока тангеро внимательно, в упор вглядывался в глаза мутанта, словно старался влезть в черепную коробку, понять, о чем тот думает. Увы, не экстрасенс. И, вроде, тон сбавил, и извинился, и говорит  верно, привычно -спокойно,  а внутри все равно кошки скребут. Да нет. Какие там кошки. Словно над ухом пенопластом кто-то по стеклу скребет. Тонко так, противно дергает за нерв, и от звука этого вдоль позвоночника мышцы подергиваются и желудок змеею скручивает пищевод. Что же так настораживает-то? Что? А вот эти вот топорщащие на боках палевый мех, мышцы, вот эти сведенные пружиной плечи и глубокая складка у губ, вот эта вздымающаяся и опадающая обнаженная грудь, кузнечными мехами качающая охлаждающий воздух.
Черные глаза сузились, растянулись пронзительными щелями
"Телок. Взрослый ведь мужик. Ты знаешь, кто там? Кто тронул парня? Вот и я нет. Но в любом случае, возмездие едят холодным. Тем более  в Мондевиле. Откуда ты знаешь, какой пчелиный рой разбудишь прищемив яйца насильнику? И парня не вытащишь, и сам на котлеты пойдешь. Сейчас главное вытащить пацана из жопы, а не копытами махать. Осторожно и аккуратно вернуть его живым домой. Мондевиль, увы, не то место, где насилуют, потом подмывают и с цветами и конфетами дают денег на такси" 
-Вот и хорошо, что в норме. Значит, через два часа открываешь клуб, варишь кофе и мешаешь коктейли. Поработаешь вечерок один.
Металл, мгновение назад звеневший в голосе тангеро, исчез, уступая месте обыденности.
В одном был прав роки - время сейчас в цене взлетело под потолок, зашкаливая все индексы.  Освобождая проход, мужчина быстро вернулся в свою квартиру, переоделся в джинсы, кроссовки, какой-то замусоленный, растянутый  свитер, в надежде, что безликие шмотки  не будут мозолить глаза, как если бы он был в привычных классических  брюках или строгом костюме. Несколько мгновений подумал и все же сунул оружие в карман. Мало толку от пукалки в серьезной переделке, но  хоть безмозглое зверье-  мутантов при необходимости отпугнуть. Рассовав по карманам мелочевку и накинув длиннополый плащ, мужчина стремительно сбежал по лестнице на первый этаж.
По присутствию  Ричи и отстраненному выражению лица Лео, понял, что последний уже в курсе событий. Мало шансов, конечно, но попытка ведь не пытка.
-Лео, у тебя есть кто-нибудь из... кхм.. надежных людей, кто может проводить до "Дрожи"? Надеюсь, я не на  долго. Похитители говорили, что позвонят завтра. Я должен успеть обернуться. Но на всякий случай телефон с собой возьму.
Чего уж греха таить- самым надежным был Муса. И Тао  ни  мгновения не раздумывал, просил бы его, если бы был уверен в его сдержанности в данной ситуации.   
"Господи, наверное,  я сошел с ума, суясь в Мондевиль. Но.. а у меня есть выбор? Одна надежда, что опыт выживания здесь, поможет и там"

177

Красавец олень проскакал мимо как в первых фильмах про дикую природу. Разве что пакеты смотрелись несколько не натуралистично, но это быстро исправилось.
Лео впрочем не успел и по имени роки позвать, только белый хвост мелькнул в дверном проеме и снова никого.
Ричи, так и застывший с бутылкой рома, от греха подальше отставил алкоголь обратно на полку.
Видимо появление бармена он воспринял как знак, запрещающий ему сегодня употреблять что-то горячительное.
- Ричи. – Голос Морнингвея вывел из задумчивого выбора между чаем и кофе:
- Что слышно об «ноль-первом»? Мне кажется исследовательский отдел мог бы работать плодотворнее с учетом того, сколько я плачу им. – Ворчание, не отрывное так сказать от производства, прервалось когда вниз спустился Таотао. Озабоченность с его лица теперь вовсе не сходила.
«Любопытно, я бы переживал, если бы пропал Ричи? Во всяком случае не выглядел бы таким измученным. Как бы танцора удар не хватил, с этими нервами.  Все-таки не мальчик, переносить подобные стрессы на ногах.»
Просьба была выслушана с вежливой и довольно равнодушной улыбкой, только при слове «Дрожь» в глазах что-то неуловимо скользнуло блестящей рыбкой в синей речной проруби и снова тишь да гладь.
Александр явно собирался сказать, что Пауло хоть и хороший танцор, но звено легко заменимое и он даже может предложить более достойных кандидатов, готовых впахивать и днем и ночью за место для ночлега и мизерное жалование, но взгляд телохранителя заставил его задумчиво уставиться в бумаги на долгие секунды.
- Тао, не буду скрывать, для меня приоритетнее спасение Сида, попавшего в беду, нежели поиски молодого и пока безголового мальчишки. – Сухой язык бюрократов сам собой сыпался с губ, сложно было удержаться от жестоких фраз:
- И логичнее было бы отговорить тебя от безумия поисков в «такое» время… - едва уловимый, но жесткий нажим на слово, словно намек или желание одернуть, указать что «Сид важнее!» и снова мягкое:
- Но я вижу, что Ричи горит желанием помочь тебе, так что пусть идет в качестве охраны. Тебе, как человеку, - еще одна мягкая улыбка и короткий взгляд на топорщащийся на месте оружия свитер: - скажем так, не слишком сильно разбирающемуся в подобных вопросах, его помощь пригодится.
Отогнувшись обратно на спинку пластикового стула, Лео задумчиво повертел в пальцах «паркер»:
- Надеюсь, что твой телефон будет ловить в Мондевиле, в противном случае отвечать на звонок придется мне. – Пальцы с ухоженными ногтями легко толкнули по столу мобильный Таотао:
- Клон, как я понимаю у Сильвера?
И тут же слету вопрос уже к Ричи:
- Позови Виктора, он заменит тебя… на время твоего отсутствия. – Что-то сегодня Лео многовато играл с интонациями, но в словах словно чувствовался подвох. Ричи вполне ощутимо поежился, проверил оружие и с разрешения владельца клуба предложил ему свою ножную кобуру.

178

Роки уже спокойно выслушал распоряжения Тао о клубе и, как только тот развернулся и ушел с вою комнату, спустился вниз. Извини, хозяин, но не в этот раз и буду надеяться, поймешь и простишь потом непослушание. Кое какая наличность и телефон с собой были – а большего мутанту и не требовалось, чтобы попасть в место назначения. Алекс сидел все за тем же столом, занятый своими делами. Мусса по ходу, не притормозив, подобрал с пола пару апельсинов, один положил на стойку у пакетов, второй подбросил в руке, как мячик.
  Долго ждать не пришлось, хозяин спустился довольно быстро, переодевшись. Взгляд роки невольно скопировал взгляд Бэкета, никак не походил Тао на завсегдатая «Дрожи», и дело даже не в возрасте. Фейс-контроля там не было, но выделяться из раздетой в кожу и пот толпы он явно будет. В разговор между тем не вмешивался… До чего беспокойное время.
-Мы с Ричи можем вдвоем съездить, - определенно двух мужчин  более чем достаточно, чтобы вытащить мальчишку из клуба, тем боле такого, где словами обычно не договоришься, - Я знаю, где это, - роки нетерпеливо перестукнул копытами. Ушел бы и один давно, но на грузовике будет быстрее, а  после по узким улочкам Мондевиля и на его спине можно галопом, разве что телохранителю немного ягодицы помнет. Мусса критически оглядел Ричи и кивнул сам себе, видимо решив этот сюрприз оставить на потом.
-Так будет быстрее всего.

Отредактировано Мусафаил (09.01.2011 22:08)

179

Мондевиль. Клуб "Дрожь".

Не то чтобы черная полоса закончилась, скорее негостеприимное подземелье желало побыстрее исторгнуть Пауло из своих недр. Грузовой лифт с контрабандным товаром, на котором работал такой же, как тангеро, бывший воспитанник приюта, хромоногий роки Эд пристроил приятеля рядом с клетками с маленькими ручными мутантиками для экзальтированных дамочек. Такой груз не застревает на уровнях, а лихо мчит к назначенной цели минуя таможенные посты подкупленные звонкой монетой.
Встречавший клетки шофер с подачи крепыша Эда согласился подбросить до центра за символическую плату и работу проводника. Пауло знал подворотни Голиафа не хуже переплетения тоннелей Мондевиля. Рассчитавшись с довольным водилой, он слез с грузовичка за два квартала от «Брамадеро». Срезав путь через два закоулка между домами, он долго стоял перед баром опершись рукой о ствол старой липы. Иди было некуда, клуб был единственным приютом и местом, где он чувствовал себя свободным. Еще сегодняшним утром он хотел покинуть его навсегда и расстаться с тем, что по настоящему был дорог.
Тао… Муса… они бы никогда не сделали такого, а отец, родной отец… Хотя после разговора о крыльями, Пауло уже сомневался в его отцовстве, но ведь тот мог запросто соврать путая карты и заметая следы, как блудливый кот в лотке с песком.
Главное, чтобы его отсутствия не хватились, а там…. А там не известно, сможет ли он сегодня танцевать веселя клиентов. Послушается ли тело, начинавшее отходить от пилюли Чен-Бао. У Тао в аптечке должно быть то, что снимает боль.
Обойдя клуб, Пауло напрягся, подтягиваясь на руках и проскальзывая в открытую форточку кухни. Слыша голоса в зале, он не стал подниматься на верх. Соседняя дверь, ведущая в комнату роки, никогда не закрывалась. Радуясь отсутствию хозяина, парень стащил с себя ненавистную одежду, пропитанную смесью собственных выделений и хранившей запах насильника. Шатаясь, он вошел в душ, беря в руки шланг и оседая задом на холодный кафельный пол. Морщась от боли, открутил вентиль, направляя  резкую струю прохладной воды прямо в лицо. Дрожащее от холода тело пыталось очистится от грязи, смыть с себя все, до последней частики не оставляя следа от чужих ненавистных рук. Размазывая по бедрам бегущие струи, он отбросил от себя шланг, и охватив колени сжимаясь в комок гулко зарыдал давясь стонами и отплевывая воду бегущую с волос.
Сколько это продолжалось, он не знал, но так хотелось выпустить все, что накопилось внутри, давая свободу чувствам и эмоциям. Жалость к себе, ненависть к искореженному испорченному телу, к обидчику, боль, растерянность – все перепуталось, становясь горечью слез.
Не помня, как Пауло выбрался из душа, подхватывая большое полотенце оленя, доходившее от бедер, до самых щиколоток и дойдя до помоста служившего роки постелью упал на него ничком обхватывая руками голову.
Остатки слез превратились в редкое всхлипывание, служившее отголоском боли в промежности. Стиснув зубы, он сжал ягодицы, вздрагивая, от накатившей волны болевого шока и тянущей рези в пояснице.
Надо было собрать остатки сил и незаметно пробраться в свою комнату, найти чистую одежду, лекарство и делать вид, что ничего не случилось. Пауло охватывал панический страх, что Тао или Муса увидят его таким жалким, униженным, втоптанным в грязь, размазанным по стенке и не кем ни будь, а новоявленным родственничком.

Отредактировано Пауло (09.01.2011 22:58)

180

Мужчина только вздохнул, услышав о Сиде. Конечно, стой вопрос ребром - или-или, и он тоже кинулся бы спасать друга, чего греха таить. Но шанс, хоть и рискованный,   вытащить мальчишку, и успеть к звонку вымогателей, был. Ночь впереди. Жалко пацана, если убьют.
-Я понимаю, Лео. Я все понимаю. Но пойми и меня.
В какой-то миг остановился взглядом на божественно  прекрасном, равнодушном лице, и почувствовал, как где-то внутри, на диафрагме, словно иней выступил.
"Лео, Лео. Как же так получилось, что ты ... такой ледяной, равнодушный? Где же Сид ошибся, воспитывая тебя? Ведь он сам такой теплый. Живой. Впрочем... не мне судить. Неизвестно, кого воспитал бы я, будь у меня дети"
-Спасибо и на том.
Перевел взгляд на Ричи, кивнул охраннику. Глупо было отказываться от любой  помощи, идя вниз. Ричи - лицо не заинтересованное, профессионал. Такие без особой нужды под пули и на ражон  на эмоциях не полезут. Правда и вероятность того, что в критический момент пошлет нахер, тоже есть. Не он ведь ему платит, не он нанимал. Но тут уж... на "нет" и суда нет. Будем надеяться, что обойдется без эксцессов.
-Нет. "Электронный уродец"  у меня. На , держи.
Отдал случайно заныканный аппарат и наконец-то забрал свой.
-Нет, Муса. Ты остаешься. Я так решил и решение менять не буду. Если ты уйдешь ...
Лишь хмуро покачал головой, оборвав фразу. Не знал, что сделает. Не знал и не хотел сейчас об этом думать. Знал лишь, что в гармоничных отношениях появится тогда  трещина. Зарастет ли она, сгладившись со временем, расширится ли, ломая на части крошечный мирок троих, одному богу известно.
И наклонился, неуклюже пытаясь закрепить на  ноге непривычную кобуру, как услышал из комнаты Мусы  пронзительный, истошный лай собачонки, истерично заходящейся в рычании  и  визге.
"Черт, так и не покормил шавку"
-Ричи, вот ключи от моей машины. Заводи. Я сейчас.
Кинул связку, торопливо пошел в коридор, чтобы открыть дверь, выпустить оголодавшую скотину и  кинул на ходу роки.
-Я Зукку не кормил. Кинь ей пожалуйста ... ну хоть консервов каких. Не помню, куда ее корм сунул. 
Открыл дверь в комнату... и так и застыл на месте. На невысоком ложе мутанта лежал пропавший мальчишка. Зареванный, полуголый, но живой.


Вы здесь » Голиаф » Видения Голиафа » Клуб "Брамадеро"