Голиаф

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Голиаф » Видения Голиафа » Чемодан Анхеля


Чемодан Анхеля

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

«Если вам есть что терять, значит, у вас не всё потеряно».
«Пузатый» дорожный чемодан размерами семьдесят на сто десять, глубиной тридцать сантиметров. Серого цвета. С водонепроницаемым покрытием и кодовыми замками. На дне две пары небольших колёс, одно из которых заблокировано. Поэтому если его везти, то придётся постоянно заваливать на бок. Вверху выдвижная ручка. К ней прикреплен брелок  в виде пингвина. На правом боку глубокая царапина в пять сантиметров. Использовался по назначению мало, не смотря на его вид. В руках Анхеля всякие хорошие вещи ведут не долгую полноценную жизнь. Но не из-за того, что он к ним плохо относится. Просто так получается…нечаянно.
Пухлые бока чемодана обклеены пёстрыми картинками. Некоторые небрежно оторваны, поверх наклеены новые.
Это не первый его «поверенный» в мелочи жизни, оставившие след в душе. Точнее сказать, третий и самый навороченный. Изначально, когда Хелю было лет пять, вместо чемодана существовала большая коробка из-под отцовских сапог, перевязанная верёвкой, особым узлом, чтобы труднее было добраться до содержимого. Когда крышка перестала закрываться, Анхель выпросил у отца его старый чемодан. И переложил туда всё, до последней безделушки. Лет через семь, и эта ёмкость уже была мала. Вот тогда  юноша самолично приобрёл себе теперешнего «хранителя тайн». Внутри, не смотря на вечно сопровождающий Хеля беспорядок, как не странно, всё в идеальном порядке.

2

Три пинетки. Две на правую ногу, одна на левую. Мягкие, маленькие, синего цвета. На двух нет шнурков. Одна, левая, зашнурована белым. Подошвы из тонкой, но плотной кожи. На каждой чем-то острым продавлены буквы. На первом правом «Кр», на втором правом «А», на левом «Кл». Два основательно поношены. «Владелец» буквы «А», почти как новый.

« - Иди, иди, иди, иди…
Молодая белокурая женщина присела на пол, на колени. Протянула руки и сгибая пальцы подзывала к себе. Три молодца - одинаковых с лица, да и попками пока ещё, стояли, улыбаясь и покачиваясь, держась за сидение стула.
- Эва, может пинетки не слишком удобные?
Высокий голубоглазый мужчина  прислонился к косяку двери, скептически окидывая ножки крепышей, одетые в новые синие пинетки.
- Всё удобное, Метт, не торопи их, - она обернулась, постучала подушечками пальцев по полу рядом с собой – Помоги мне.
Мужчина улыбнулся, прошёл и опустился радом с ней. Протянул к мальчикам руки, так же, как делала до этого она.
- Иди ко мне, Клод, Анхель, Крис! Иди, иди…
- Идите к маме! – Эвита подвинулась немного ближе к малышам.
Подняла с пола погремушку, позвенела, привлекая внимание. Один из розовощёких голубоглазых блондинчиков  засмеялся. Несмело оттолкнулся от стула и, перебирая ножками, сделал пару тройку шагов.
- Да, да! – подбодрил Меттью, – давай Крис.
- На, сынок, возьми! – Эва ещё раз потрясла погремушкой, чтобы заставить двигаться дальше остановившегося малыша.
Но тут и второй парнишка отцепился от стула и, пошатываясь, пошёл за игрушкой.
- Клод, скорее, скорее сынок! – Эвита заулыбалась.
- Анхель, что же ты! – мужчина приподнялся на коленях, - Анхель, догоняй братьев. Анхеееель!
Последний, держащийся за стул, расцепил пальцы и сел на пол. Затем быстро, словно  жук, пополз в сторону отца и матери.
- Нет, так не пойдёт. Верни его, Метт, – женщина спрятала погремушку за спину.
Пока мужчина поднимался и восстанавливал справедливость, Кристиан так же уселся на попку, потеряв равновесие, и его тоже пришлось вернуть в исходную точку.
- Клод – Эва достала погремушку из-за спины.
«Последний из могикан», шатался, но не падал.  Протянув руки, он снова двинулся к матери. Мужчина улыбнулся. Двое других крепышей всё-ещё стояли у стула.
- Хель, Крисси, догоняйте брата! – Метт опустился на колени и поманил сыновей.
Кристиан что-то гукнул и деловито потопал к отцу, норовя опять приземлиться на пол. Когда до погремушки оставалось пара шагов, Анхель сорвался с места. Тем же макаром, что и в первый раз, он прополз всё расстояние, при этом задев и уронив и первого и второго брата. Вцепился ручонкой в игрушку.
- Ма.
Эва покачала головой. Разжав пальчики сына, она сделала строгое лицо.
- Нет, Анхель.
Тут подполз Клод и потянулся за погремушкой.
- Метт, поставь Анхеля обратно.
Эва вручила погремушку «победителю». Крису, к этому времени потерявшему интерес к происходящему, потому что, упав, он обнаружил на полу закатившийся под комод мячик и теперь торчал попой вверх, пытаясь достать его оттуда, достался мамкин поцелуй.
Меттью приподнял младшего под подмышки.
- Мама сказала что так нельзя. Мы должны слушаться маму, - мягко с улыбкой говорил он, относя ребёнка к стулу. - Мама права, надо делать всё правильно.
Малыш был водружён на место, и вцепился пальцами в сидение стула. Но как только мужчина повернулся к нему спиной, громкий плачь, наполнил уютную комнату.
- Хель, так нельзя! - женщина погрозила пальцем. - Меттью, не надо! – Эва нахмурилась, поняв, что муж собирается делать. – Не надо.
- Но, он плачет. Эва, он маленький, - мужчина присел возле орущего, причём без слёз, ребёнка. - Ну, иди ко мне. В следующий раз получится.
Продолжая звуковую атаку, малыш пополз к отцу и тут же оказался на руках. Метт поднял его высоко и чуть подбросил, аккуратно ловя.
- Ну, не плачь, смотри, как мы полетаем!
Эвита покачала головой.
- Ты его на шею посадишь, а он потом больше не слезет.
- Эва, он маленький.
- А манипулирует тобой уже, как большой!
»

3

Тонкое золотое кольцо с выгравированной надписью внутри: « Навечно твой, Меттью». Раньше в нём были два небольших бриллианта, стоящих рядом и соприкасающихся боками. Теперь, один камушек отсутствует. Оправа вокруг него поцарапана чем-то тонким. Кольцо хранится в коробочке тёмно-синего бархата. По бокам бархат потёрт и немного засален, так же, как и спереди крышки.

«Розовое. Она настояла на розовом. Из тонкого шелка, так чтобы не скрывало всех её соблазнительных линий. Окраплёное жемчугом. Пышная фата с вплетенными в венок, держащий её на голове, белыми лилиями.
- Эва, ты чудо, как хороша, чудо, как хороша!
Подружки невесты крутятся вокруг, щебечут, поправляют складки, локоны.
- Ещё шпилек?
-Нет, не надо, всё и так прекрасно. – Донна осторожно поправляет выбившийся локон. – Всё прекрасно, смотри!
Подруга поворачивает Эвиту к зеркалу. Девушка вглядывается в отражение, прикасается к складкам платья, белой полупрозрачной фате, затем к губам. На глаза наворачиваются слёзы.
- Девочки, я не верю, не верю!
В ответ вздохи, всхлипы. Донна убирает её руку от лица.
- Ну, перестань, а то придётся обновлять макияж, причём всем, – она улыбается, аккуратно, чуть качаясь, проводит кисточкой по губам, подправляя. – Вот.
- Эва, чудо, чудо, просто божественна!
Подружки крутятся вокруг неё в новом хороводе. Но, ни одна не забывает заглянуть в зеркало и на себя. – Идём, идём, нам надо спуститься вниз.
- Я в обморок упаду, девочки… - Эва делает два нерешительных шага к двери.
- Только попробуй! – Донна, поддерживает её под локоть. – Кто тогда нам букет невесты бросать будет?!
- Эва, ты бросай мне, мне бросай!
Под шум и смех девушки спускаются вниз.
- Клянусь любить тебя в горе и в радости, в богатстве и в бедности, в болезни и в здравии, пока смерть не разлучит нас…- тихо-тихо, произносит она шепотом, когда ноги преодолевают ступеньку за ступенькой.

Упругая задница торчит из-под дивана. Мужчина пыхтит, и создаётся такое впечатление, что задачей номер раз, стоит поднять это кожаное сооружение и водрузить на голову.
- Метт, ты чего там? Поздно, приятель прятаться!
Раздаётся дружный гогот. Приятели жениха чуть не снесли дверь.
- Я запонку потерял, - Меттью чертыхается, чихает.
- Это не самое страшное, друг, - Джон встает рядом, и светит под диван карманным фонариком. – Самое страшное то, - говорит он, извлекая запонку из-за ближайшей ножки, - что ты, мальчик, потерял голову. Поднимайся, ещё успеешь наползаться.
Снова накатывает волна смеха. И под дружные аплодисменты Меттью, приглаживая всклокоченные волосы, является на свет. Запонка так же водружается на место.
- Пора?
Ему кивают три головы.
- Кольца взяли? Где кольца?
- Да, здесь, твои кольца, - Джон вынимает две коробки из кармана брюк. – Здесь.
- Дай, я проверю!
Метт открывает сначала одну коробку, вытаскивает, пробегает глазами: « Навечно твоя, Эвита». Кладёт обратно. Вторую. Кольцо выскальзывает из чуть вздрагивающих от волнения пальцев, падает на ковёр.
- Чёрт!
Меттью нагибается вместе со всеми, забирает из рук первым поднявшего, аккуратно кладёт на место, в синий бархат коробки.
- Джо, плохой знак, да?!?
Друг хлопает по плечу, спине, забирая и укладывая снова в карманы брюк.
- Перестань, что  ты, как ребёнок.
Его подбадривают, хлопают по спине, подталкивая к двери.
- Пора, а то опоздаем, пошли. Или передумал?! – снова дружный гогот. – Не смей, а то столько выпивки пропадёт зря!
Меттью смеётся со всеми. Выходит первым.
- Дверь там, захлопните! – обернувшись к приятелям.
«Клянусь любить тебя в горе и в радости, в богатстве и в бедности, в болезни и в здравии, пока смерть не разлучит нас…». Всё время крутиться в голове, и он даже беззвучно пока произносит эти слова, одними губами. Всю дорогу до церкви.»

4

Шесть круглых гладких янтарных бусин, цвета карамели. Размером с ногтевую пластину мизинца. Одна с чёткими мелкими углублениями по всей поверхности. Ещё одна с тонкой трещиной от одного отверстия до другого. Аккуратно положены в платяной, серого цвета мешочек, перевязанный шнурком.

«Эвита отложила книгу и обеспокоенно обернулась. Клод и Кристиан деловито стоили башню из кубиков посередине ковра. Вернее, строил отец, а Клод методично ломал. Кристиан наблюдал и время от времени повизгивал.
-Метт, где Анхель? – женщина поднялась с кресла.
- Играл с машиной…- мужчина обернулся в поисках третьего сына.
На пороге валялся красный матерчатый Феррари колёсами, напоминающими маленькие подушки, вверх.
- Он опять уполз. Тихо сбежал.- Эвита покачала головой. – И эта тишина очень подозрительна.
- Я поищу, - Меттью собрался встать и пойти на поиски, но Клод нетерпеливо дёрнул его за штанину.
- Па…
- Я сама поищу, - женщина вышла и прислушалась, стоя в коридоре.
Все двери были плотно закрыты, лишь дверь их с мужем спальни «прищурившись смотрела» на неё. Очень тихо на цыпочках она подошла к ней и, приоткрыв ровно на столько, чтобы внутрь можно было просунуть голову, заглянула.
- Анхель!
Спина карапуза, возившегося на ковре, рядом с которым лежала перевёрнутая шкатулка с украшениями, вздрогнула. Малыш не обернулся, вместо этого он запыхтел ещё тщательней.
- Анхель Что ты творишь! Почему не можешь вести себя…- Эва распахнула дверь, сделала пару шагов, всплеснула руками. – Анхель!
Под ногой хрустнула брошь. Мальчишка, встав на четвереньки уже собравшийся ретироваться, обернулся. Толстые щёчки надулись ещё больше. В ладошках он сжимал разорванную нить янтарного ожерелья. Бусины раскатились по полу.
- Анхель! Плюнь сейчас же!
Эвита опустилась рядом, схватила за руку, выбирая из ладони самые крупные бусины. Другой рукой схватила за подбородок.
- Метт! Он набрал полный рот бусин!
Она нажала на щёки малыша, от чего он дернулся, скривился. Пухлый рот приоткрылся, и пара янтарных шариков выпала, натягивая за собой влажные нити слюны.
- Ммммм…- протестующе замычал он, стараясь вырваться и крутя головой.
- Пусти меня, Эва! – Меттью подхватил сына на руки.  – Хель, отдай, открой ротик.- Так же нажимая на его щёки, Метт сунул палец в рот, в надежде выгрести остатки.
- Он задохнется!
И как в подтверждение её слов малыш закашлялся, задёргал ручками и ножками.
- Метт!
Мужчина поднял лицо сына, который открывал рот, но не плакал, слёзы лились, и глаза были широко открыты, он в панике дёргал ручками и ножками. Метт устроил тело мальчика на колене и звонко стукнул по спине. Анхель, наконец, вздохнул и громко заплакал. Отец обнял, прижимая к себе. На шум приползли двое других. Увидев такое разнообразие блестящих предметов, разбросанных по полу, глаза малышей радостно заблестели.
- Эва, забери детей, пока они тоже что-нибудь не сунули в рот! Живо!
Женщина, бросившаяся было сначала подбирать разбросанное, потом вскочившая в панике, чтобы постучать младшему по спине, кинулась теперь к остальным сыновьям, отбирая то, что они успели подобрать. Взяв их за руки, повела вон, то и дело, оборачиваясь на мужа.
-Хель, ты нас всех напугал! - Метт, вышел следом, захлопнул дверь.
- Он вечно лезет, куда не следует! Нам нужно нанять няньку, причём для него одного! – Эва аккуратно подтолкнула под попки  братьев непутевого, направляя их обратно в детскую, и развернулась.
– Зачем, вот скажи на милость, зачем он туда полез, как порвал леску, зачем потащил в рот!?!
- Эва, – мужчина опустил уже успокоившегося младшего на пол детской. – Иди, играй с братьями, проказник. – Повернулся к жене, приобнял. – Он маленький ему любопытно. Теперь мы знаем докуда они могут дотянуться и впредь будем убирать всё выше. А в рот набрал, так они, как карамели. – Он улыбнулся и, поцеловав жену в скулу, вложил в её ладонь погрызенную бусину. – Не удивлюсь, если завтра-послезавра он «снесёт» ещё парочку таких.
Меттью засмеялся. Эвита покачала головой.
- Его надо отругать, наказать…
- Нельзя наказывать курочку, которая принесёт нам через день другой золотые яйца, - мужчина снова засмеялся и поцеловал хмурую жену в губы.
- Ку! – дёрнул его за штанину Анхель, мотая по полу, зажатую за лапу, мягкую игрушку петушка.
- Да, курочка, - Метт опустился на корточки.
- Это петух, сынок – Эва присела.
- Ку, - повторил Хель и засмеялся.
Назавтра в оранжевом горшке лежало пять янтарных яичек


Вы здесь » Голиаф » Видения Голиафа » Чемодан Анхеля