Голиаф

Объявление

Игра в архиве.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Голиаф » Видения Голиафа » Клуб "Дрожь", без году неделя


Клуб "Дрожь", без году неделя

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

Клуб называемый «Дрожь» надо было назвать «Звон в ушах», а на входе повесить табличку «Осторожно. Слишком громко!», потому что музыка здесь ухала так, что переворачивало кишки и прыгало сердце.
Но если бы Рэйджу это не нравилось, отраженный не наведывался бы сюда с периодичностью раз в неделю или две – по настроению.
Было что-то мистическое в том, чтобы протискиваться сквозь колышущееся живое море, например, с двумя кружками пива, поставив себе задачу не пролить ни капли. Или пить на спор бутылку какого-нибудь крепкого пойла, от которого потом едва не горит нутро, и «горит» в данном случае не метафора.
Бить стакан с размаху и об стойку, начиная второй раунд игры «Кто кого перепьет» с «друзьями», каждый из которых видит другого в первый раз.
Танцевать до упаду. Резко вскидывая голову, чувствовать сладковатый запах шмали и смеяться до хрипоты. Вытирать пот со лба рукавом.
Прижимать добычу к стене Рэйджу тоже нравилось. Он ориентировался по резкому характерному запаху – вместо слов «да» и «нет». Крепко держа, вгрызался между ключицей и плечом, не давая вырваться. Двигался в ритме музыки и соития.  А потом застегивал ширинку и выходил к стойке покурить.
Лиц не запоминал. Да и толку? Пароль – отзыв. Дал – взял. Они просто передавали друг другу одно и то же послание на самом древнем и искреннем языке.
Здесь все было естественно и немного чересчур. Как будто кто-то встряхивал банку с осевшей на дно душевной мутью. Поднимал на поверхность, от души перемешивал.
Перец и соль по вкусу танцующие  добавляли сами.
Зажигалка умерла в самый неподходящий момент. Какое-то время Рэйдж безрезультатно боролся с превратностями судьбы, щелкал, надеясь извлечь хотя бы маленький огонек из этой чертовой штуковины. Но тщетно. Легонько толкнув в бок какого-то рядом сидевшего парня, отраженный спросил:
- Огонь есть? – и когда тот обернулся, глянув в глаза, понял. Есть. Но другой.

2

Любая сущность – сосуд, который врем от времени нужно опустошать, чтобы вновь наполнить его свежими и чистыми эмоциями. «Дрожь» - одно из тех мест, в которое самые разнообразные существа, истинные и не очень, приходят для того чтобы освободиться. Этой ночью Сол пришел сюда с друзьями, отдохнуть после трудной напряженно недели и отметить удачно разрешенное дельце. Барон хорошо им заплатил за работу и Сол вместе со своими друзьями не преминул воспользоваться случаем и потратить в «Дрожи» несколько сотен баксов. Они безбожно сорили деньгами, покупали только самое дорогое пойло и снимали самых отвязных проституток, которые были готовы абсолютно на все. Но пока они только смотрели, ведь ночь только началась.
Сол еще никогда не был настолько пьян. Это вовсе не значит, что он совершенно не мог стоять на ногах и блевал при каждом удобном случае. Мур никогда не позволял себе лишнего, предпочитая сохранять ясность рассудка и трезвость ума насколько это вообще возможно, когда перед тобой стоит бутылка пятизвездочного виски. Но сегодня все было совсем по другому. Сегодня Солу нравилось это восхитительное чувство невесомости и беспричинного веселья, которое охватило его с головы до ног, медленно и со смаком высасывая из него эмоции.
Своих друзей он потерял на танцполе. Еще секунду назад они отплясывали в двух шагах от него, а через мгновение их уже и след простых. Но Сол даже не пытался их искать – бесполезно. Через какое-то время он просто вернулся к бару, взмокший и обуреваемый невыносимой жаждой. Жаждой алкоголя, никотинового дыма и плотских утех. Он заказал себе коктейль с красноречивым названием «Опухоль мозга» и завел неспешную беседу «ни о чем» с незнакомцем по правую руку от себя. Как раз в этот момент Сол и получил несильный тычок в плечо. Парень развернулся, непонимающе глядя на того, кто его только что тронул.
- Че? – В клубе было настолько шумно, что приходилось кричать рядом стоящему, чтобы тот хоть что-нибудь услышал. Сол был занят разговором с каким-то бесполым существом, поэтому даже не услышал, о чем спрашивает толкнувший его в плечо мутант. О том, что стоящее подле него существо – отражение, парень даже не подумал. Его взгляд упал на когтистую руку сущности, мужчина безрезультатно пытался добыть огонь из своей явно сдохнувшей зажигалки, которая была не способна произвести даже маленькой  искорки.
- Зажигалку надо? – Сол сразу стал шарить по карманам в поисках искомого объекта. Зажигалка нашлась в заднем кармане белых марочных джинсов, которые он уже успел завалить за сегодняшний вечер, случайно пролив на штаны пиво. Но разве в темноте лишь изредка разгоняемой яркими вспышками стробоскопа и неоновых лучей, это кто-то заметит? Даже Сол этого не замечал, считая что не смотря на эту маленькую трагедию он выглядит идеально. Его белые джинсы и белая обтягивающая футболка с черепом на груди и надписью «Живи до смерти», выгодно выделялись в лучах неона, благодаря чему Сол в буквальном смысле светился. Не заметить его было практически невозможно.
Он дал незнакомцу прикурить, удерживая огонь в своих руках. Не то чтобы он не доверял мутанту свою зажигалку, которая в принципе не имела никакой сколь-нибудь важной для Сола ценности. Это была привычка, которую он протащил почти через шесть лет своей жизни в неизменном виде.
Пока мутант делал поспешные глубокие затяжки, присосавшись к весело трепыхающемуся огоньку, Сол с интересом его рассматривал. Парень появлялся в Мондевиле достаточно часто, чтобы уже не обращать внимания на уродства и неординарные внешности тамошних жителей. Если большинство мутантов или отражений имели довольно мерзкий облик, отчего прикасаться к ним отпадало всякое желание, то незнакомец, что прикуривал сейчас у Сола, был скорее похож на большого кота, которого Сол с удовольствием бы потрепал по загривку или бы почесал за ухом, только лишь затем чтобы посмотреть что их этого выйдет. Если быть точным – возбудится он или нет. И Сол был достаточно пьян, чтобы это проверить,  если представится такой случай.

3

Клуб «Дрожь» походил  на бесконечный карнавал, который не заканчивался никогда. Мутанты и истинные, изменившие свои обличья, мгновенные встречи, случайные связи.
- Спасибо, - вылетело автоматически и буднично, растворилось в грохоте клубной музыки. Рассыпалось на невнятные звуки, тихий рокот и шелест. Музыкальный ритм скрежетал так, как будто здесь крутили не пластинки, а огромные жернова, перемалывающие кости.
Рэйдж прикурил, поднял взгляд, а потом словно оцепенел.
Моргнул раз, другой. Секундно нахмурился.
Абсолютно белые глаза, казалось, смотрели сквозь собеседника. Пару секунд он не шевелился. Как будто принюхивался. Изо рта сочился густой сизый дым. Потом сигарета медленно переместилась из одного угла пасти в другой, и монстр улыбнулся,  растягивая от уха до уха углы рта.
Это была улыбка Чеширского Кота. Сколь загадочная, столь и хищная.
- Я Рэйдж, - сообщил отраженный. - Танцуешь? – пояснений намерений не требовалось.
Мимо, виляя задом, как заправская хабалка, и едва не наступая на свой же собственный хвост, по синусоиде прошелся какой-то прямоходящий и хорошо подвыпивший ящер. Поняв, что хвост мешает, бедняга перекинул его через локоть левой передней конечности. Хвост был тяжел и порядком нарушал и без того шаткое равновесие.
Рэйдж посмотрел ему во след и скорчил сочувствующую гримасу. Из аквариума на барной стойке во все глаза на посетителей пялилась золотая рыбка с ясным янтарным и вполне человеческим взглядом.

4

- Я пою! – я широкой улыбкой ответил Сол на вопрос монстра. Солу показалось, что что-то на мгновение переменилось в Рейдже. Он как будто бы нахмурился, задумался, что-то вспомнил… Или Муру все это показалось? В непрерывном мигании стробоскопов чрезвычайно сложно уследить за эмоциями людей. Только заметишь улыбку, а в следующую долю секунды ее уже стерла непроглядная тьма. Сол не стал заморачиваться на этот счет. Бармен закончил готовить его заказ и поставил перед ним небольшой бокал с «Опухолью мозга». Сол никогда прежде не пил этот коктейль, но достаточно часто слышал самые разнообразные отзывы об это гремучей смеси. Может статься так, что на утро он ничего не вспомнит о том, что будет после этого адского пойла. Надо отметить, что внешне этот  самый коктейль напоминал если и не опухоль, то как минимум кусок мозга, благодаря гренадину который не растворялся в алкогольной составляющей этого коктейля.
Сол залпом опрокинул бокал и зажмурился. Напиток обжог полость рта, гортань, а затем огненным комком упал в желудок, разлившись там жарким пламенем. Сол тряхнул головой, прогоняя алое марево, и вновь обратил свое внимание на нового знакомого.  Он шагнул к нему, встав практически вплотную. Двумя пальцами перехватив тлеющую сигарету прямо из зубастой пасти кота, Сол сделал глубокую затяжку, блаженно прикрыв глаза. Его немного повело, но парень удержался на ногах. Наполовину скуренная сигарета перекочевала в пустой стакан из-под «Опухоли», а Сол, схватив Рейджа за запястье, потащил его в самую глубь толпы. Бушующее людское море подхватило их и понесло неуправляемым потоком на самое дно. Они довольно быстро оказались в сердцевине танцпола над огромным шаром, отбрасывающим миллиады огней. Диджей сменил трек и толпа опьяненная и возбужденная, забурлила с новой силой. Люди и нелюди терлись о друг друга телами, вскидывали кверху руки и беззаботно смеялись. И Сол был одним из числа этих безумцев, отдавших свою душу магии музыки. К тому времени парень уже отпустил запястье Рейджа, но не отпускал ни на мгновение из поля своего зрения. Танцевать с незнакомым, даже не человеком, а монстром... в этом было что-то необычайно заманчивое и что-то непристойное. В какой-то момент парень остановился, чтобы приблизиться к уху отраженного, и прокричать:
- Меня зовут Сол! Мои друзья меня, кажется, бросили. Составишь мне компанию, Рэйдж!

5

Парень истолковал его поведение абсолютно верно. Иногда, как ни парадоксально, алкоголь очень помогает правильному пониманию. Одна сигарета на двоих – это почти как поцелуй. Пока что невинный.
Сол. Ну конечно же Сол… Имя короткое и звучное. Почти как «душа».  Сол откровенно флиртовал. Только слепой не заметил бы.
Отраженный снова улыбнулся, на сей раз своим мыслям. Главное, не останавливаться.
Как будто в противоположность случайному приятелю Рэйдж был одет во все черное. «Подкованные» железом «пижонские»  сапоги  издавали звонкий лязгающий звук, когда он двигался, а двигался Рэйдж с плавной, текучей грацией, хоть и был по-звериному резок, как хищник всегда готовый к прыжку. Под вспышками стробоскопа, в свете неона они с Солом выглядели как позитив и негатив. Две противоположности. И казалось, что парень в белом танцует со своей тенью.
Из полутьмы луч клубного прожектора выхватывал то белые глаза, то острые зубы.
Судя по всему, отражения у Сола не было или он его тщательно скрывал. В «Дрожи» наоборот предпочитали выпячивать то, что обычно пряталось. Это был своего рода дресс-кодом. Рэйджа по некоторым причинам это негласное условие более чем устраивало.
Танцуя, он обхватил Сола двумя ладонями за талию. Прижал партнера плотнее к себе, но не так как прижимал бы девушку – резко, рывком и без лишних предупреждений. Очевидно, Рэйдж танцевал так не в первый раз. Откровенный собственнический жест можно было расценивать и как смелую шутку, и как знак того, что парень отраженному нравится. Впрочем, если бы не нравился, вряд ли он позволил малознакомому истинному выволкти себя на танцпол с такой легкостью.
Было кое-что еще. Улыбка. «Какая же у тебя хорошая улыбка» - подумал Рэйдж и, заглянув в глаза истинного, танцующего напротив, увидел - у Сола был уставший взгляд.

6

Ритмы музыки стремглав проносились над танцующими, забирались в уши, трогали оголенные нервы, разбирали душу на части. Динамики надрывались так, что, казалось, людей просто напросто смоет звуковой волной. На танцполе было жарко, просто невыносимо душно, но никто из танцующих не замечал этого. В самой сердцевине толпы резко пахло телами истинных, но то были самые прекрасные запахи в мире. Постепенно возбуждение перерастало в нечто большее, в сексуальное напряжение или же в жажду насилия. Немного правее от Сола и Рейджа мутант кадрил какую-то деваху, которой явно было все равно с кем и где. Гораздо важнее для нее был результат. Межрасовые связи всегда были интересны сторонним наблюдателям, но эти двое выглядели просто невероятно омерзительно, не сколько внешне, сколько внутренне. Однако, отвращение притягивает и уже через пол минуту, народ стал расходиться по углам, желая удовлетворить свою истинную потребность. Стало заметно свободнее вокруг и прохладнее, но Сол этого не замечал, так как находился к своему новому знакомому непозволительно близко. Рейдж крепко держал его за талию, не позволяя отступить ни на шаг. Теперь они двигались в унисон, а сердца бились в такт сердцебиению партнера. Для Сола отношения с мужчиной были не в новинку, однако вот так танцевать ему еще не приходилось никогда
Еще через пару минут в  комплект к угару, алкогольному опьянению и безудержному сексу добавилась вода. С новым бешеным раскатом музыки, с потолка полилась прохладная влага.
- Дождь, дождь! – толпа завизжала от восторга, обратив свои лица и руки внезапному потоку влаги. И Сол не был исключением, такая приятная неожиданность произвела на него неизгладимое впечатление. Вода быстро впитывалась в одежду танцующих, которая моментально липла к телам, обозначая изгибы разгоряченных тел. Капли разбивались о лица и плечи сущностей, чертили мокрые дорожки, забирались даже в самые укромные уголки. Но этого было чрезвычайно мало, чтобы смыть с людей порок, которым они были пропитаны насквозь.

7

Будь он в здравом уме, долго задавал бы себе вопрос – почему. Почему именно Сол, вопроса о том, почему именно здесь, уже давно не возникало.  Случайность. В жизни очень много решает случайность. Когда-то она решила кое-что и в судьбе Рэйджа, поэтому отраженный мог сказать, что отчасти любил случайности, да и случайный партнер по танцу оказался невероятно хорош.
Тяжелое дыхание в унисон. Экстатическая пляска.
Это было похоже на лихорадку. Окружавшие его истинные и серединные сущности содрогались в конвульсиях, источали страсть и ярость, и бешено вращали землю, покоящуюся отнюдь не на трех китах, а на ладонях танцующих.
Рэйдж неотрывно смотрел в глаза Сола, вопреки общему движению скользя вне окружающего его сумасшествия, но удивительно четко попадая в ритм. Под бледной кожей бугрились напряженные мышцы, сжимались и растягивались тугие нити сухожилий.
Разгоряченное тело дышало жаром, словно было до предела раскалено.
Даже вспотев, Сол источал приятный, сладко-горький запах. Тесная близость с ним вызывала немалое возбуждение, и это было естественно, а для Рэйджа – само собой разумелось. Он не считал желание порочным и сравнивал его с чем-то вроде голода или жажды, которые необходимо было утолять.
Но еще больше, еще сильнее была жажда свободы. В жизни Рэйджа это было едва ли не самым главным.
Когда сверху обрушился поток воды, отраженный громко взрыкнул от удовольствия, целуя Сола в шею где-то возле уха. Сам по себе поцелуй существа, у которого полная пасть острых зубов смотрелся угрожающе и экзотично, но Рэйдж, несмотря на настойчивость, был бережен. Мотнул головой, мокрые волосы взлетели веером и зазмеились по плечам отраженного. Танец обязательно бы перешел в нечто совсем иное, если бы им не помешали и не разорвали тесный круг на двоих резким рывком за плечо.
- Сол, мать твою! Че за хрень?!
Помешавший возник совершенно не в тему, появившись сзади. Сказать, что вторжение было неприятным, означало ничего не сказать.
Словно щелчок зажигалки. Густой жар в солнечном сплетении. Звон натянутой струны внутри.
Гнев поднялся мгновенно, вместе с бешенным адреналином, на волне возбуждения. Безумием ударил в виски.
Рэйдж рывком развернулся к дернувшему его. Низко нагнул голову и, глядя исподлобья зарычал так, что танцующие рядом остановились. Вода продолжала хлестать сверху, стекала по мокрым волосам и по исказившемуся лицу отраженного. Как дикий зверь он готов был разорвать другого за то, что тот посягнул на «добычу» и территорию – пару метров танцпола, где они с Солом минуту назад так тесно обнимали друг друга.

8

Как мало нужно сделать, чтобы оказаться в лапах голодного до свежей плоти зверя. Наверное, Сол знал где-то в глубине души, что этим все и закончится. И хотел этого, иначе бы не принял приглашение на танец от незнакомца. А ведь он не совсем так хотел закончить этот вечер, по крайней мере, не в объятиях мужчины. Однако когда монстр тронул его за плечо, заговорил, поймал взгляд Сола своим мутно-белым взором, парень понял – да, это он. Возможно, они когда-то встречались, или встретились глазами в переполненном торговом центре Мондевиля, а может быть были лучшими друзьями в какой-нибудь прошлой жизни. Сол как никто верил в переселение душ и не отрицал такой возможности. Если бы он не был сейчас настолько пьян, что держался на ногах только благодаря крепким объятиям Рейджа, он бы посвятил своим догадкам не одну минуту, а вполне возможно, что поделился бы ими с мутантом. Сейчас же они могли делиться  друг с другом лишь своим теплом и жарким отрывистыми поцелуями. Ооо, Сол готов был кончить только от одного этого поцелуя. Все его нутро перевернулось и завязалось узлом, когда он почувствовал на своей шее дыхание хищника. Сердце сорвало ритм, Сол незаметно для себя сжал пальцы на плечах Рейджа.
"Сейчас укусит. Разорвет вены и будет пить. Меня!"
Но ничего такого не последовало, Рейдж целовал осторожно и мягко, будто касался безгубым ртом не шеи человека, а нежных лепестков лилии. Но такая бережность не отменяла опасности, он по-прежнему находился в объятиях не кота, но льва и это возбуждало, толкало на еще большее безумство. Мур запустил руки в мокрые слипшиеся пряди мутанта, приподнял его голову, приблизил к своему лицу и поцеловал. Осторожно, чтобы не пораниться об острые резцы Рейджа, будто нащупывая территорию, для более грубого, неконтролируемого вторжения…
- Сол, мать твою! Че за хрень?!
Это было неожиданно и дико, как снегопад в июле. Их грубо прервали, разорвали тонкую связь, даже не спросив разрешение на вмешательство. Как и Рейдж, Сол готов был порвать на ремни идиота, который нарушил их уединение.
- Что? А это ты Барри! – Сол смягчился, но взгляд его был по-прежнему суров. Барри всегда был непрошеным гостем, появлялся тогда, когда его не ждали, и это стало порядком раздражать. Впрочем, Барри был тоже недоволен, вот только чем он так и не объяснил внятно. Он ощетинился, покраснел, и еле сдерживая гнев, который можно было легко списать на пьяные бредни, прорычал:
- Какого хуя ты делаешь? А это что за урод? – Было сразу видно, что Барри нарывается на драку. Сол просто недоумевал, что именно послужило такой смене настроений, но слова, произнесенные сейчас другом и соратником, разбудили в нем звериную ярость.
- Я не обязан перед тобой отчитываться. Отойди, потом поговорим! – Но Барри не хотел отходить. Он завёлся с пол оборота и последние слова Сола сделали свое дело. Если бы Сол стоял рядом, он бы ударил его, однако на пути вусмерть пьяного Барри стоял Рейдж и это предопределило первый выпад. Барри вскинул руку и устремил свой кулак в лицо рычащего кота.

Отредактировано Сол (05.12.2010 12:41)

9

И музыка, и ругань отошли на второй план. В ушах звучал адреналиновый гул. Слух выхватывал из общего гомона отдельные слова, но их Рэйдж сейчас едва ли понимал. Ярость застила глаза. Чувство ни с чем не сравнимое. Яркое, как белый солнечный свет. Горячее, как расплавленный металл. Влекущее вперед. Заставляющее крушить и ломать без разбору, выворачивать суставы, впиваться зубами в горло.
Повинуясь ему, Рэйдж бросился навстречу удару, отклоняясь в бок и заключая Барри в звериные объятья. Сбил с ног, повалил на пол, прижал весом тела. 
Резкий запах пота ударил в ноздри. Оба сцепились намертво, не разлить водой.
Вода лилась сверху, и теперь двое барахтались в ней, как голодные псы в уличной луже, делившие кость. Тоже танцевали, по-своему, извиваясь на танцполу, катаясь и мутузя друг друга, тяжело дыша и сдавленно рыча.
Зубы Рэйджа пару раз клацнули в опасной близости у сонной артерии Барри, но тому повезло увернуться. Кулак противника один раз пришелся Рэйджу в нос, второй рядом с левым виском. Оба были сильными и верткими. Поначалу кто-то даже бросился разнимать двух сцепившихся посетителей, но потом, поняв, что дело бесполезное, бросили.
Раззявленная пасть Рэйджа маячила перед глазами Барри. Белоглазый зверь тяжело дышал  противнику в лицо. Длинные черные волосы слиплись от воды и пота. А потом появилась первая кровь, когда Рэйджу удалось вцепиться Барри в плечо. Укус был глубоким, но увлеченный схваткой противник не обратил внимание на боль, отчаянно отбиваясь, пытался спихнуть с себя отраженного.
Вода окрасилась красным, а Рэйдж едва балансировал на тонкой грани самоконтроля.
Кто-то побежал за охраной. А после этого круг толпы сомкнулся, образуя ринг, и, подогреваемые происходящим боем, танцоры начали как завороженные двигаться в гипнотическом адреналиновом ритме. Послышались хлопки в ладоши. Четкие, единые, отсчитывающие ритм, как барабанный бой. Так возбуждаются и получают удовольствие люди, глядящие на бои без правил.

10

Все произошло молниеносно. Вот Барри заносит кулак, чтобы разбить его о скулу Рейджа, а в следующую же секунду они оба барахтаются в воде, мутузя друг друга как грушу для бокса. А Сол остолбенел. Нет, не потому что испугался. В его груди сейчас расло и цвело чувство несдерживаемого восторга. Он вряд ли смог бы объяснить почему. Почему по его тело электрическим разрядом прошила дрожь возбуждения, почему его взгляд впился в искореженные гневом лица дерущихся мужчин, почему запах пота и крови казался ему в тот момент самыми приятными ароматами в мире? Когда несколько довольно щуплых на вид парней старались разнять сцепившихся в комок самцов, Сол просто смотрел. Грохот музыки отошел на второй план, теперь он слышал только «Давай, бей, бей его!». И эта фраза крутилась в его собственной голове.
Наверное, так продолжалось бы еще долго. Импровизированный ринг, хлопки зрителей в такт тяжелым размашистым ударам… Еще через несколько минут по верх этих звуков ляжет «Убей! Убей! Убей!» - Сол отчетливо услышал эти слова, когда яркая багровая роза расцвела на плече у Барри и он, закричав, как ненормальный и собрав в кулак всю свои силу, резко ударил соперника в висок. Хватка Рейджа лишь на мгновение ослабла, но это стоило ему положения «сверху». Барри перекатил его, подмял под себя и удары посыпались с новой силой. Больше ждать было нельзя. Сол бросился к Барри, он схватил его за плечи и отшвырнул от Рейджа, не далеко всего на шаг, может два. Он пытался перекричать музыку, вразумить своего друга, но тот, казалось, ничего не слышал кроме биения своего сердца, качающего адреналиновую кровь. Барри потерял из вида соперника, но зато прямо перед ним теперь стоял Сол, которому он хотел изуродовать лицо больше, чем кому-либо другому. И стереть с него эту идиотскую ухмылку, которая практически никогда не сходит с его лица. Барри рванул, бросился на Сола, издав дикий воинствующий кличь. Кулак пришелся в переносицу парня, из носа моментально брызнула густая горячая кровь. Удар выключил Сола мгновенно и он, как подкошенный, повалился назад, под ноги окружившим троицу сущностям. Он упал, вода всплеснулась, замочив и без того мокрые ноги рядом стоящих. Несколько пар рук, тут же стали поднимать парня и как раз в этот момент, он вернулся в реальность. Услышал как кричит какая-то девка, как стрекочет ящер над самым ухом и как бешено колотиться его сердце.

11

Отраженный почти поддался, почти был готов сделать это.  Потому что  убийство за право обладания и территорию казалась сейчас естественным. Запах крови настолько сильно кружил голову, что Рэйдж вцепился бы в глотку Барри, разрывая трахею и глотая кровь, если бы тому не удалось скинуть его.
Хвала небесам или кому-то там, что приятель Сола выкрутился. Уже потом, спустя несколько часов Рэйдж поймет, насколько был близок к тому, чтобы раз  и навсегда запятнать себя. И даже если потом он мог бы с легкостью оправдаться перед кем-либо, оправдания для себя у него бы не нашлось.
Кроме ярости. Кроме жажды отстоять то, что на тот момент он считал принадлежащим себе. Кроме желания обладать. Самого естественного и искреннего желания, какое только может быть у истинного.
По какой-то причине отправившийся за охранником, не вернулся, и это был отчасти хорошо, иначе бы всех троих скрутили и напинали тут же.
Отраженный поднялся рывком, но не успел отпихнуть Барри, когда тот со всей дури врезал в лицо Солу. Однако, потом, когда хлюпающего кровью из носа парня оттащили к толпе, Рэйдж рванул на Барри опять, толкая того в живот и вновь роняя на скользкий пол танцплощадки.
Толпа заревела вновь, ожидая продолжения поединка.
Но на этот раз соперники барахтались недолго. Оседлав противника, Рэйдж нанес кулаком удар сверху и промеж глаз, вырубая Барри в бессознательное состояние.
Устало сполз. Какое-то время стоял в воде на коленях.
Поднял и опустил руки. Встал на ноги и угрюмым звериным взглядом оглядел толпу. Брезгливо сплюнул и пошел прочь. Рэйдж пробирался сквозь толпу рывками. В спину звучал одобряющий гул. Отраженный оттолкнул какую-то девицу, пытающуюся увязаться следом. На лице и на руках была кровь.
Нашел Сола у стойки. Того уволокли оперативно и теперь отхаживали льдом, салфетками и новой порцией выпивки. Не мудрено, пострадавший выглядел очень трогательно, ведь красивых парней принято жалеть. Две официантки близняшки увивались вокруг Сола, то и дело вздыхая о том, как сильно ударил беднягу «тот кретин». Рэйдж вытер рукавом рот, взял  не спрашивая стакан с джином и опрокинул его как воду.
- Ты как, живой? – спросил отраженный у случайного знакомца. - Неплохо так потанцевали, - вздохнул и неожиданно рассмеялся. – Это что за хрен был, Сол?
Сомкнувшимся теснее танцующим не оставалось ничего другого, как поднимать и приводить в чувства Барри. Музыка ни на мгновение не останавливалась, не прерывался и безумный танец.

Отредактировано Рэйдж (05.12.2010 16:27)

12

Его тащили, тащили прочь от этого адового круга. Гнев ворочался под кожей, ярость отупляла, жажда насилия застилала глаза. Перед взором Сола будто все расплылось, кроме единственной фигуру в этой огромной толпе – фигуры Барри.
- Блять, да отпустите! – Сол вырывался и кричал. Но двое ящеров, что уволокли его прочь, не поддавались его угрозам. Нужно было как-то разнимать драку, тем более что охрана не спешила на подмогу. Сола отвели к бару, усадили на высокий табурет и передали в заботливые руки барменш. Сол совершенно не чувствовал боли, даже толком не понимал что его нос расквашен в хламину и по лицу медленно разливается фиолетовый синяк. Бежать на помощь Рейджу он уже не пытался. Увидел через зазор в толпе, как мутант вырубил Барри и теперь быстро уходит прочь с поля брани. Когда он вышел с танцпола, толпа сомкнулась за его спиной, и Сол потерял из виду своего друга. Он понимал, что все с ним будет в порядке, если бы нет, толпа бы вела себя совсем иначе и они с Рейджем сидели бы сейчас не у бара, а в коморке охраны, дожидаясь полиции. С Барри он поговорит позже, а сейчас…
Рейдж выглядел хреново, и одна из официанток бросилась к нему с мокрым полотенцем, чтобы обработать его раны.
- Да уж, потанцевали…. – сухо ответил Сол, а затем добавил, - Извини за Барри, понятия не имею, что на него нашло! – Сол сейчас произносил слова крайней забавно. Все оттого что прижимал полотенце со льдом к своему носу. Не смотря на то, что полотенце на половину скрывало его лицо, по его глазам можно было угадать, как он в действительности ко всему этому относится. Барри уложил его с одного удара, а Сол даже не успел ответить ему подобающим образом. Его лицо напоминает один большой синяк, а его костяшки идеально чисты и безупречны – ни одной царапинки. А на Рейджа свалились все шишки, как и лавры. В некотором роде, Солу было приятно, что за него заступились (или, что у него там было на уме у Рейджа на тот моент), но чувствовать себя беспомощной барышней ему не нравилось совсем. «Что ща хрень тут произошла?!»
- Это был Барри. Мой компаньон. Мы работаем вместе. Понятия не имею что взбрело в башку этому мудаку. Ему всегда крышу сносит, когда он напьется или вштыриться. Гребаный наркоман! Ненавижу наркоманов!!! – Сол говорил и снова закипал. На последнем слоге он со всей силы ударил кулаком о стойку, так что стаканы подскочили, звякнув друг о друга. А «Дрожь» тем временем возвращалась в свой прежний ритм.

13

- А, - только и ответил Рэйдж, с раздражением выхватив у одной из девиц влажное полотенце. Нахмурился, скривился, потом пробурчал извинение, ведь одна из близняшек хотела как лучше. Чуть не попала под все еще горячую руку.
Лед пригодился бы сейчас, если бы можно было взять и высыпать ведерко прямо на мозги, потому что именно включенные мозги мешали отраженному натворить еще больших безобразий.
Но стыдно не было. Как ни крути, а Рэйдж был сам для себя прав. Более того, думал, что Барри стоило бы хорошенько навалять еще, чтобы не повадно было. «Ладно, подумаю об этом потом» - решив не махать после драки кулаками и оставить покусанного приятеля Сола в покое, Рэйдж повернулся к истинному.
Видок у обоих был тот еще.
Оба счастливчика сидели теперь рядом, почти так же, как и начинали эту странную беседу. Хорошая взбучка способствовала разрядке, но не до конца.
Тем более, сейчас, хотелось естественного продолжения «банкета», потому что несколько минут назад им помешал Барри.
Отраженный поморщился от того, что саднило скулу. На бледном лице медленно расцветающие синяки смотрелись более чем красочно. Однако, он чувствовал, что все сделал правильно.
- Ну, тише, тише, - смеясь Рэйдж по-дружески обнял истинного за плечи, когда тот стукнул по стойке кулаком. Потрепал по спине.  – Вокруг полно ослов, в этом я с тобой согласен, - от джина жгло десны. Рэйдж жестом попросил налить еще и полез в карман за пачкой сигарет. Кинул их на стойку.
Вынул одну, помял указательным и средним пальцами.
- Дашь огоньку? – кажется, с этого вопроса все и началось полчаса назад. Отраженный тихо и хрипло рассмеялся.

14

- Да ну его к чертовой матери. Валить надо от них и все дела! – Сол откинул голову на подставленное плечо и ненадолго прикрыл глаза. Он довольно часто думал о том, чтобы бросить Банду, уйти из-под крыла Барона и зарабатывать самому. Благо, почти за восемь лет службы, он изучил досконально всю эту кухню. Ладно, он как следует подумает об этом завтра, когда в голове не будет так сильно шуметь, а мысли будут складываться в согласованные предложения.
- Плесни-ка мне тоже, детка! – Сол приветливо улыбнулся барменше и полез в карман за зажигалкой.
- Конечно, приятель, держи! – огонь он все так же поднес в своих руках, дал прикурить, а затем и закурил сам, вытащив одну сигарету из лежащей на столе пачки Рейджа. Он наполнил легкие горьковатым дымом, а затем медленно выпустил его через ноздри – так ему всегда нравилось. Правда теперь ощущения были не такие уж и приятные, парень поморщился и счихнул в полотенце кровавые сопли. Через пелену проступившей на глазах влаги, Сол разглядел пачку сигарет. Отложив полотенце, взял ее в руки. Увидев логотип, коротко улыбнулся. «Неужели их еще продают» Он курил такие же сигареты довольно долго, а как бросил… Кажется это случилось как раз после того, как он в очередной раз попытался избавится от это вредной привычки. Он не курил около трех месяцев, а потом, сорвавшись, купил в магазине первую попавшуюся марку и она ему понравилась.  Вдруг он внезапно вспомнил госпиталь и Майкла Сильверстоуна, которому он подарил вот такую же пачку сигарет. Прошло почти семь лет, а он так и не забыл ту кратковременную прогулку в саду с Майклом. Это была одна из немногих приятных случайностей, которые настигли его в тот год. Смерть Картера омрачила все то хорошее, что произошло с Солом в то время, но та встреча осталась в его памяти неизменно светлой и позитивной. Тем более, что Сол все же был прав, не смотря на то, что Майкл Сильверстоун не встал с инвалидной коляски, он встал на ноги и не позволил себе сгинуть в безызвестности.
Принесли выпивку, и Сол залпом осушил бокал.
- Скажи Рейдж, ты часто тут бываешь? Мне всегда было интересно, кто владелец этого места. Такое ощущение, что сами посетители, разве нет? Мы разжигаем драки и сами же их заканчиваем. Может быть, охрана не пришла, потому что ее нет? – Мысль была крайней бредовой. – Ты был когда-нибудь в Ви-ай-пи комнатах? Настоящий ад. Монстры, люди, динозавры.  – Сол внезапно засмеялся, представив сочную блондинку (или блондина) зажатую между скользкими телами прямоходящих ящеров. Воображение живописало во всех красках и в фантазиях это не выглядело так уж и отвратительно.
- У меня предложение. Давай возьмем выпивку и пойдем куда-нибудь в более тихое место? А то вдруг Барри нарисуется, я не хочу его видеть….

Отредактировано Сол (06.12.2010 07:18)

15

- Кто они тебе? – осторожно спросил Рэйдж о приятелях Сола, хотя и без того понятно было, что знакомство с такой темной компанией означает такие же темные дела. Прикурил неторопливо, слушал голос Сола, пробивающийся сквозь танцевальный гул. Пожал плечами, когда тот задал свой вопрос:
- Когда как. Здесь легко, - отраженный повернул голову, оглядываясь по сторонам, словно указывая на волнующуюся как море толпу. Медленно выпустил дым из приплюснутых тонких ноздрей. Наскальные рисунки плыли, шевелились, танцевали вместе со всеми. От опиумно-табачного дыма резало глаза.
– Они свободны. Понимаешь? И мы тоже свободны. Сейчас, - улыбка Рэйджа как будто погрустнела,  но так было всего лишь миг. Затем он кивнул.
- Был, а как же. Я ведь тоже монстр, - отраженный усмехнулся. Хриплый, но мягкий гортанный смех был больше похож на урчание сытого зверя.
Идея с выпивкой и уединением была хороша, потому что это было как раз то, чего ему хотелось.
Взгляд – взгляд. Вопрос – ответ. Пароль – отзыв.
Такая естественная и честная блажь.
Отраженый спрятал сигаретную пачку, бегло лизнул шершавым длинным и острым языком одну из близняшек в щеку, поблагодарив за помощь.
- Будем пить ром, - сказал Рэйдж. Заказал бутылку Appleton Jamaica. Расплатился, протянул Солу открытую ладонь и добавил одно короткое слово:
- Пойдем.
Рэйдж крепко прикусил зубами фильтр сигареты. Мешок со льдом и замаранное кровью полотенце остались лежать на стойке.
- Ну и видок у тебя, Сол, - усмехнулся отраженный, уже поднимаясь по винтовой лестнице к выщербленному ходу в скальной породе. Для любого нормального парня после хорошей взбучки эти незатейливые дружеские слова звучат одновременно и как утешение, и как констатация боевых заслуг.
Чтобы протиснуться сквозь море танцующих тел, пришлось постараться. Впереди виднелся извилистый коридор с комнатами – камерами различной величины. На вопрос «Сколько?», который задал преградивший им путь детина, очень похожий на орангутана, Рэйдж пожал плечами, кивнул на бутылку и честно ответил:
- Как пойдет.
Рыжий верзила понимающе кивнул и протянул руку, чтобы получить залог. Когда на лапу привратника легла смятая старая купюра, они продолжили путь по длинной каменной кишке, с обеих сторон которой, из дыр доносилось рычание, вздохи или экстатический смех.

16

- Они мне коллеги по работе. – Так же осторожно ответил Сол. Разумеется, рассказать о том, чем он занимается, Мур не мог, хотя порой очень сильно хотелось поделиться, похвастаться или просто слить все то дерьмо, которое копилось на протяжении многих лет в их узком кругу на кого-нибудь другого. Сол помнил, как все начиналось. Парни достаточно быстро приняли Сола в свою команду. Они были молоды, они были жестоки и алчны. Они лишали людей здоровья, состояния, чести так же легко, как заваривали кофе по утрам. Единственное, что в них было чистого и светлого – это преданность и дружба, которым они никогда не изменяли. Со временем они стали еще злее и жаднее и для некоторых дружба, по-видимому, встала на второй план. То, что сделал Барри - яркое тому доказательство. Сола этот факт настораживал и сильно огорчал, но сейчас он старался не думать об этом, а обратить все свое внимание на другое существо.
Свобода. Для каждого это понятие имеет совершенно разные рамки. Люди прячутся за своими отражениями, чтобы побыть в «Дрожи» настоящими, делать те вещи, о которых боялись даже думать в своей основной жизни. Поэтому этот клуб всегда переполнен, не зависимо от времени суток, будь то день или ночь. А Сол никогда не ограничивал себя рамками дозволенного, он был настоящим и здесь и на поверхности, ведь у него не было отражения, не было той маски, за которой он мог бы спрятаться. Вся его сущность напоказ и нервы оголены. Для полного комплекта оставалось показать только свои крылья.
- Я ведь тоже монстр, Рейдж… - с улыбкой ответил на реплику отраженного Сол. «Настоящий монстр сидит внутри нас, разве нет?». Парень обвел взглядом белые глаза Рейджа, его звериную пасть, унизанную острыми, как бритвы зубами, чуть приплюснутый нос. Когда ты такой не один, это уже не называется уродством, а не более чем особенностями физиологии.
Уже через несколько минут, они поднимались по винтовой лестнице на верхние ярусы клуба, прихватив с собой бутылку непревзойденного ямайского рома. Весь путь Сол не отпускал руку Рейджа. В толпе боялся потеряться, отстать, а после, когда они шагнули в темные мрачные коридоры последнего этажа, уже не считал это необходимостью и отпустил, хотя поддержка со стороны ему бы совсем не помешала – Сола вело в сторону с завидной регулярностью, хотя ему казалось что он идет по идеально прямой линии. На верхних ярусах было значительно прохладнее чем внизу в основном зале. Несмотря на каменную кладку, здесь не было холодно или сыро, правда воздух был как будто более густой и тяжелый, наполненный тестостероном и эстрогеном, запахами масел, резины и бычьей кожи.
- Давай сюда. – Парень нырнул в открытую дверь свободной комнаты. Она была не слишком большой, но легко вмещала двухместный диван из красной кожи, столик и большую кровать. В дальнем углу примостился узкий высокий шкаф с неизвестным содержимым и бар с чистыми стаканами и салфетками. Сол тут же направился за стаканами для рома, после вернулся к дивану и тяжело опустился на сидение. Голову порядком кружило, и находиться в стоячем положении было все труднее.
- Давай, разливай и рассказывай, чем ты занимаешься! – Сол лучезарно улыбнулся монстру, показав белые ровные зубы. Заинтересованный взгляд давал ясно понять, что Сол хочет знать все и в самых интересных подробностях.

Отредактировано Сол (07.12.2010 12:25)

17

- Коллеги, понятно, - белоглазый кивнул, тряхнул черными влажными  волосами.  На бледном лице уже четко обозначились все «боевые заслуги». – У твоих коллег тяжелая рука, - отраженный рассмеялся. Устроившись на диване, Рэйдж откупорил бутылку рома. Разлил по стаканам. Очень привычный и естественный жест.
- Тоже монстр? Есть те, кто боится себе в этом признаться, - беззвучно вздохнул отраженный.
Вопрос Сола оказался интересным. Что он мог ответить? Врать не хотелось, говорить правду было слишком странно.
Вот и оставалось обоим безмолвие. Рэйдж не сомневался в том, что Сол возможно бы понял его, однако признание могло оказаться слишком интимным. Гораздо интимнее тесных объятий на танцполе.
- Живу, гуляю сам по себе, - не соврал отраженный. – То там, то сям. Мелькаю, - усмехнулся, демонстрируя фирменный оскал. У каждого из них, похоже, была двойная жизнь. И каждый не хотел, чтобы о какой-то ее части  знали.
Рэйдж не мог толком сказать, где была маска, а где лицо, поскольку и истинны облик, и отражение были частью его самого. Оба были в равной степени правдивы и лукавы.
- Только без коллег, - добавил Рэйдж, «слепым» взглядом глядя на Сола. Пусть думает, что он промышляет темными делами, как большинство собравшихся здесь. Кажется, было такое расхожее выражение «без определенного рода занятий», как раз для полицейских сводок. Но полицию по понятным причинам Рэйдж обходил стороной, поскольку за прогулки в отраженном виде его по голове не погладят. Свобода в этом случае давалась нелегко.
- За знакомство! – отраженный поднял стакан, сделал глоток рома и лихо стукнул стакан об стол. Отзвуки музыки были слышны даже здесь, четкой, вибрирующей пульсацией. Отдавались давлением басов.
- Люблю наведываться сюда, - заметил отраженный. – За такие случайности, - говоря об этом, он подумал, что в отличие от геометрических аксиом, в реальной жизни параллельные прямые сходятся. И не раз.
Один окурок погас в стоявшей на столе пепельнице, и Рэйдж снова протянул ладонь за зажигалкой.

Отредактировано Рэйдж (07.12.2010 13:23)

18

Ответ был достаточно уклончивым. Своими словами Рейдж описал всю свою жизнь и при этом не сказал ничего определенного. Как и Сол. У них у обоих были свои тайны, о которых они не хотели распространяться, тем более первым встречным. Сол прекрасно понимал монстра, не на ту территорию они лезли, не о том спрашивали.
- И сколько у тебя было вот таких случайностей? – Сол наигранно нахмурил брови, а затем непринужденно усмехнулся. – Имей в виду, знакомства со мной никогда не бывают одноразовыми. – Парень ткнул пальцем в плечо собеседника, заглянул в пустые белые глаза. Он лгал. Очень часто Сол сам же и разрывал первые знакомства, не перезванивал, сторонился новых друзей. Сейчас, даже сам того не понимая, он защищался, старался убедить и в первую очередь самого себя, что Рейдж чуть-чуть порядочнее чем он сам, тем более, что Сол был совсем не против встретиться с Рейджем еще и не раз, здесь или за пределами «Дрожи».
- За знакомство! - Сол залпом выпил ром и вслед за монстром опрокинул стакан о стол. Напиток обжог горло, но оставил приятное послевкусие. Рейдж безмолвно попросил зажигалку и Сол, все так же следуя своей привычке, дал ему прикурить. Закурил сам. Зажигалку оставил на столе. Сигаретный дым очень быстро наполнил комнату, застелил ее серебристой дымкой, добавил горечи к имеющимся запахам. Все что происходило вокруг, напоминало Солу какое-то психоделическое кино. Его сознание воспринимало сейчас только обрывки реальности, отдельные, наиболее яркие кадры. Танец, кровавые розы, «Опухоль мозга», белоснежные оскал Рейджа, его ласковый, почти невесомый поцелуй, аккуратные, витиеватые струйки табачного дыма, устремляющиеся к потолку. Все было ничтожно и все имело значение. Сол как никогда прежде чувствовал сейчас себя настолько легко, что думал, что взлетит, не обнажая при этом крыльев.
- У меня предложение! – Внезапно выпалил Сол, - Давай поиграем? Игра интересная и очень познавательная. – Лицо Сола приняло какое-то заговорщическое выражение. Он быстро наполнил опустевшие рюмки ромом и начал объяснять.
- Игра называется «Вопрос, желание и бутылка рома», - короткая улыбка, - мы поочередно задаем друг другу вопросы или загадываем желания, Вопросы должны быть откровенными, даже провокационными. Желания грязными и дикими… - Сол сделал паузу, очевидно, задумавшись над тем, действительно ли он хочет поиграть в эту игру и решив для себя, что, конечно же, хочет, продолжил, - Кто не отвечает на вопрос или отказывается исполнить желание, выпивает рюмку рома. – Суть игры была проста и главной ее особенностью было то, что выигравших и проигравших в этой игре нет. Если только кто-нибудь из них не отключится раньше времени от алкогольного опьянения.
- Ну как тебе затея? – Сол вопросительно изогнул бровь, испытующим взглядом уставившись на Рейджа. В конечном счете, какого черта, «Дрожь» и создан для того, чтобы творить все эти странные непотребные вещи.

19

- Достаточно, чтобы я приходил сюда снова, - ответил отраженный вслух, а  про себя подумал «И ты, пожалуй, самая невероятная случайность из их числа».
Было что-то ироничное в том, чтобы схлестнуться вот так.
- Нет, Сол. Мы не будем играть в эту игру, - ответил Рэйдж негромко, но настойчиво. Зверь все так же улыбался. – Мы не будем в нее играть потому, что пока дойдет до дела, за которым мы сюда пришли, оба будем в хлам. Я не хочу блевать вместо того, чтобы трахаться, - отраженный развел руками с виноватой улыбкой. Сказал прямо то, что хотел, и это не было оскорблением, скорее наоборот. Сол ему нравился. Сейчас нравился настолько, что было тесно в ширинке.
Брать быка за рога, говорить без обиняков прямо, требовать желаемого – вот то, к чему он привык. И даже если за это можно было огрести удар в нос, пулю в лоб или нож под ребро, имело смысл бросить вызов желанием или сделать неприличное предложение внезапной, чуждой нежностью.
- Барри был некстати. Но теперь–то его точно рядом нет, - он не видел необходимости в витиеватых вступлениях. Их любили женщины, да и то не все. «Дрожь» потому и была для Рэйджа местом, где можно было легко обходиться без всех этих условностей.
И правда, если просто хочешь кого-то, зачем говорить лишние слова? Скажи прямо о том, что необходимо, а потом либо получи, либо уйди.
Вот и все дела.
- Что скажешь? – монстр наклонил голову набок. Взгляд, казалось, был устремлен сквозь. Кроме прочего, ему было крайне интересно наблюдать за реакцией Сола. Доверится или нет. Последует вслед за желанием или оттолкнет, повинуясь зову здравого рассудка. Многие на его месте ответили бы «Да пошел ты!» и, может быть, были бы правы. Ответит Сол  «Да» или переведет все в шутку, сказав «Извини, приятель, ты не по адресу» - гадать об этом тоже было очень увлекательным занятием.
А если нет, они как случайные попутчики в купейном вагоне просто допьют ром и разойдутся каждый своей дорожкой. Впрочем, дорожки и так разойдутся. Уже потом, когда каждый из них размокнет крепкую хватку рук и, надев штаны, закурит каждый свою сигарету.
Крепкие когтистые пальцы медленно справа налево вращали низенький стакан. Уже не таившийся зверь, сделав шаг, ждал.

20

Ответ был простым и честным. Но не неожиданным, как могло бы показаться. (О том насколько же Рейдж был прав, отказывая Солу, парень узнает только на следующее утро, которое он проведет в обнимку с унитазом. По всей видимости, остановиться ему следовало еще на «Опухоли мозга»). Чтобы просто выпить в тихом месте, совсем не обязательно идти в ту часть клуба, где сущности всех мастей и пород удовлетворяют свою основную потребность. Стены здесь были достаточно хорошо изолированы и если не прислушиваться, то услышать томные вздохи и вскрики от ударов  хлыста практически невозможно. Тем не менее, сексом был пропитан каждый уголок этих помещений и оставаться равнодушным к зову плоти не представлялось возможным. Сола нельзя было назвать стеснительным человеком или отягощенным какими-то табу, однако фраза «Ну ты меня трахнешь сегодня или нет?», которую он собирался сказать вместо предложения поиграть, не слишком красиво выглядела даже в его собственных мыслях.  С тем же успехом можно было наколоть себе на лбу клеймо проститутки, тогда всякие слова были бы излишне.
Сол нарочно долго молчал, заставляя Рейджа перебирать различные варианты исхода этого разговора. Он смотрел то на монстра, то на закрытую дверь комнаты, то на тлеющую в руках сигарету. Можно было решить, что он обдумывает сейчас предложение Рейджа. Но на самом деле он уже все решил для себя, как только встретил монстра у барной стойки, а сейчас он просто испытывал терпение Рейджа, который, судя по топорщившейся ширинке, был на пределе.
Сделав еще две коротких затяжки, Сол раздавил сигарету в пепельнице и одним рывком стащил с себя мокрую, заляпанную кровью футболку. Пожалуй, это было ответом на все вопросы, произнесенные Рейджем минуту назад. Несильным толчком в грудь Сол заставил монстра откинуться на спинку дивана, а затем оседлал его, разместив свои ноги по обе стороны от его бедер. Парень склонился над ним, тронул языком изгиб кошачьего рта, чуть оцарапав язык об острый резец, но даже не заметил этого. Зато он заметил, как неприятно липнет мокрая толстовка Рейджа к его обнажено груди. Он отстранился, захватил пальцами края толстовки и потянул их вверх.
- Нужно снять, – подвел вердикт парень, капризно поджав губы, – и, может, пойдем на кровать? Здесь мало места.

21

Ответ был утвердительным и последовал без промедления. Рэйдж окинул взглядом представившееся ему зрелище полунагого возбужденного Сола. Полюбовался случайным любовником.  Обняв, потянулся к столу, чтобы погасить свою сигарету. Поцелуй вышел нежным и немного горьким от табака. Рэйдж, продолжив, начатое Солом, скинул толстовку. Смеясь, наклонил голову набок:
- Хочешь, чтобы я понес тебя на руках? – задал шутливый вопрос и, упреждая ответ, поцеловал Сола рядом с ключицей. Придержал за талию, ссаживая с себя. Початая бутылка рома осталась стоять на столе. Стаканы выглядели сиротливо, как брошенные игрушки.
У кровати Рэйдж избавился от обуви, белья и штанов, дождался пока это сделает Сол. Обнял истинного сзади, безмолвно прося не торопиться в кровать и дать «рассмотреть» получше. Узкие жилистые ладони скользили от шеи к груди, по тугому прессу, к напряженному паху. Лицом Рэйдж уткнулся в затылок Сола. Молчал. Знал, за него все скажут чуткие, крепкие руки.

22

Они переместились к кровати, оставив почти полную бутылку рома одиноко стоять на столе. Какое-то время они избавлялись от ставшей тесной одежды. Обувь, штаны, белье – все оказалось на полу. Как это просто, обнажиться перед совершенно незнакомым человеком, позволить себя рассматривать, исследовать плавные изгибы скольжением руки. Ладонь у Рейджа была сухая и теплая, Солу было приятно ощущать на коже эти почти целомудренные прикосновения. Монстр крепко прижал его к себе и Сол мог почувствовать, как вздымается его грудная клетка при каждом вздохе, как сильно бьется его сердце и как горит его кожа, особенно там, в паху.
Сол не торопился. Ему не хотелось торопиться. Хотелось сполна насытиться этим вечером, этим мгновением. Каждый из них был друг другу чужаком, абсолютно незнакомым человеком, но сейчас, стоя в полумраке, перед взором господа, голыми и пьяными, они были честнее и искреннее, чем когда бы то ни было, даже не перед друг другом, а хотя бы перед самим собой.
Сол медленно развернулся лицом к Рейджу, обняв его за шею и прижавшись к нему всем телом. Несколько секунд он смотрел в его безмолвные глаза, практически не моргая, будто старался прочитать в них какую-то прописную истину. Он молчал и выглядел достаточно серьезно, особенно серьезно для такого момента. Потом вполголоса заговорил.
- Я никогда не делал этого прежде. А сейчас хочу. Наверное, ты спросишь, чем таким ты заслужил подобное представление. А я отвечу, что, пожалуй, ничем. Мы не знаем друг друга, и я не знаю, встретимся мы когда-либо еще и, наверное, это является основной причиной. Когда я спросил тебя о том, как часто ты тут бываешь, ты ответил, что довольно часто, потому что здесь можно быть по настоящему свободным. И я делаю это, потому что тоже хочу быть свободным… - Сол отошел от Рейджа на шаг назад, повернулся к нему спиной. Рыжий, почти красный свет бил как раз в его спину, оттенял плавные изгибы мышц или случайные впадинки. Он стоял чуть наклонив голову вперед, молчал, даже не шевелился. Кожа на аккуратных острых лопатках разошлась так же мгновенно, если бы кто-то прочертил по ним линии одним взмахом опасной бритвы. Тут же появилось угольно-черное оперение, а затем и сами крылья, раскинувшись почти на два метра. С губ Сола сорвался стон облегчения, будто с его души тот час свалился камень, что тяготил его долгое время. Отчасти, так оно и было. С тех пор как умер Картер, Сол ни разу не расправлял  свои крылья, будто боялся смотреть на них, боялся признаться кому-то в злодеяниях, которые совершил. Как же это восхитительно ощущать за спиной тяжесть крыльев, ощущать себя полноценным Истинным и ничего не бояться. Быть свободным. Именно так это называется.
Он повернулся снова, осторожной поступью направился к кровати, не на секунду не сводя при этом игривого взгляда со своего любовника. Сол не проронил и слова больше, но в тоже время безмолвно звал Рейджа к себе – «Ну же, иди сюда, дотронься до них!»

Отредактировано Сол (08.12.2010 18:04)

23

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Рэйдж (09.12.2010 20:21)

24

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Сол (09.12.2010 17:45)

25

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

26

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

27

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Рэйдж (11.12.2010 14:09)

28

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Сол (12.12.2010 12:33)

29

Мир взорвался. Брызнул тысячей острых и ярких соколков. Выгнулся в судороге, раз, другой, и вместе с ним обмяк. Вначале истинному показалось, что он ослеп и оглох, и только потом медленно и постепенно вернулись цвета и звуки. Рэйджа мелко потряхивало от  покидающего его напряжения. Спина, волосы, торс, ладони были влажными от пота; бедра и пах в сперме.
Демон приник к нему, и, обнимая истинного, Рэйдж теперь легонько трепал того по коротким, влажным волосам.
Молчал. Пытался выровнять дыхание. Шумно тянул приплюснутыми звериными ноздрями воздух. Наконец, чтобы не упасть, медленно опустил себя и свою ношу на кровать.
Крылья истаяли точно так же, как и появились. Будто были пьяным видением или обычной фантазией. Рэйдж сидел низко склонив голову. Мокрые волосы падали на вытянутое, бледное лицо. Вокруг царил хаос, и смятые простыни были в нем самым безобидным зрелищем.
Они не заметили, как разбили стакан.
Сигаретный пепел мелкой пылью рассеян по столу. Болел ушибленный в драке нос, саднили ссадины. Синяки теперь чередовались с багровыми кровоподтеками от страстных поцелуев.
Но не в такие минуты думать об этом.
Отдышавшись сам, дождавшись, пока отдышится Сол, Рэйдж молча поднялся, тряхнул головой, прошелся по комнате в поисках бара. Там обнаружилась минералка. Откупорив бутыль, отраженный сделал щедрый глоток, а потом протянул ее Солу. Сигаретная пачка и зажигалка обнаружились около столика на полу.
Закурив, Рэйдж сел на краю кровати. Сделав две тяги, повернулся к Солу и так же безмолвно провел тыльной стороной ладони по щеке. В этом жесте было все: и восхищение, и благодарность, и нежелание так быстро обрывать нить.
Говорят, что каждый, с кем ты был близок, оставляет с тобой связь, как бы ты сам не думал об этом.
Теперь Рэйдж не знал, что сказать. Был трезв как стеклышко, сыт и искренне благодарен. И думал о том, что, возможно, будет рад увидеть демона еще. Однако как сказать о том, не знал. Впрочем, сказать надо было многое, но лучше бы Солу оставаться в неведении.
Истинный вздохнул. Наклонил голову набок, разглядывая своего случайного любовника. Белые глаза выглядели яркими пятнами в полутьме.
- Встретимся еще? – простой вопрос, предполагавший простой ответ.  Возвращение с небес на землю. Рэйдж наклонился, чтобы поднять с пола штаны.

30

Сол спрятал свои крылья, как только они опустились на кровать. Тишина, спокойствие, удовлетворенность. В ушах звенит, перед глазами все плывет и кружится, ощущение мнимого покоя не покидает, будто бы его только что вынесло огромной волной на берег и вторая волна, еще больше и сокрушительнее уже на подходе. Разумеется, второй волны не будет. Во всяком случае, не сегодня, не сейчас, ведь страсть и так осушила их до дна.
В отличие от Рейджа, Сол чувствовал себя еще более пьяным. Он готов был вот-вот отключиться, но только усилием воли удерживал себя в реальности – так не хотелось терять Рейджа. Если Сол закроет глаза, то он пропадет, пропадет навсегда. Сол отпустил мужчину из объятий неохотно, разняв сцепленные в замок на его шее руки. Он стал подниматься вслед за ним, не потому что хотел, а потому что это было необходимо в данный момент. Так ему казалось. Но его повело в сторону, и он был вынужден остаться на кровати, опрокинуть гудящую голову на подушки, которые не были так уж мягки, как казалось со стороны. Ангел прошел по комнате к бару, затем к столику за сигаретами, которые отчего-то оказались на полу. Наполовину початая бутылка минералки перекочевала в руки к Солу, и тот незамедлительно припал исцелованными губами к ее горлышку. Влага живительной прохладой полилась в горло, питая иссушенные органы. Сол выпил все до конца и потянулся к прикроватной тумбе, чтобы поставить пустую бутылку. Не дотянулся, она выпала из руки и, ударившись об пол, закатилась под кровать.
- Упс, – с улыбкой констатировал сей факт Сол и устало взглянул на Рейджа, который наполнял сейчас свои легкие терпким сигаретным дымом. Курить хотелось неимоверно, но о том, чтобы встать и пойти за сигаретами, Мур даже не помышлял.
- Я надеюсь на это… - ответил на вопрос парень, с наслаждением прикрыв глаза, когда рука любовника коснулась его щеки. Зыбкая чернильная пустота стала быстро просачиваться в его разум, и Сол в смятении снова распахнул глаза, сфокусировал свой иступленный взгляд на лице Истинного. – Я хочу чтобы ты мне позвонил… - Сол снова сделал усилие, чтобы приподняться и дотянуться до тумбы. Он стал поочередно открывать ящики, в надежде найти там ручку или что-нибудь, чем можно было бы писать. Он нашел огрызок карандаша и стопку флаеров. Номер телефона он выводил достаточно долго, но, в конечном счете, справился с поставленной задачей и передал бумажку Рейджу.
- Вот. Мой… телефон. А я останусь тут. Номер ведь оплачен, так? Я… я не доеду до дома. – Сол это понимал, поэтому даже не утруждал себя вызовом такси или поисками одежды. С каждой минутой ему было все сложнее контролировать себя, правильно выговаривать слова и вообще оставаться «на связи». Он погрузился в сон необычайно быстро, так как если бы умер от выстрела в голову. Он очень хотел поблагодарить Рейджа за вечер, но не успел, о чем будет сожалеть весь следующий день, справляясь с диким похмельем в своей двухуровневой квартире на последнем этаже в самом центре Старого города.


Вы здесь » Голиаф » Видения Голиафа » Клуб "Дрожь", без году неделя