Голиаф

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Голиаф » Видения Голиафа » Квартира Алана Торна


Квартира Алана Торна

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Просторная и дорогая квартира, детище безусловно не худших дизайнеров Голиафа. Четыре жилых комнаты.
Самая большая - студия, единственная, которая кажется по-настоящему жилой; может быть, потому что хозяин вмешался в стерильную минималистичную чистоту, установив профессиональную аппаратуру: микшерский пультр, синтезатор "Korg", несколько комьютеров и один весьма потертый, но все равно любимый ноутбук; массивные колонки (которые могли бы доставить неудобство соседям, но Алан специально купил квартиру на последнем, сорок восьмом этаже одного из небоскребов Тридцать Три, и музыку слышат разве голуби, обычные и крысоподобные, - на крыше). Еще здесь небольшой диван, на котором можно спать.
Остальные комнаты выглядят длинными, изысканно-пустыми и холодными. Вина ли в том бело-хромированной цветовой гаммы, которая безусловно придает помещению стиль, но не уют, а белое или хромированное все - от кожаных диванов до пульта от гигантской "плазмы" на стене. Телевизор, к слову, постоянно включен, работает, трындит о чем-то, - Алан если и слушает, то вполуха.
Зато есть бар. А в баре - полный ассортимент, конечно.
Такова самая большая комната (здесь хорошо устраивать вечеринки), а наверху - спальня, уже упомянутая студия и кабинет. На спальню Алан, кажется, соглашался в состоянии неслабого алкогольного опьянения, потому что полосатая шкура мутанта зебры-медведя на полу, такая же полосатая ростовая ваза, и кровать в форме не то языка, не то чего-то еще менее приличного - за гранью добра и зла. Нет, оно все стильно... наверное. Только Алан вспоминает, что половину жизни прожил в маленькой комнатушке с матерью, пол-комнаты - пианино; и все это кажется излишеством.
Пианино есть и здесь, в "кабинете". Алан запрятал его подальше, эй, я теперь работаю с серьезной аппаратурой. Письменный стол туско-коньячного цвета, такое же - само пианино, благородное золото, пролежавшее на дне океанском три тысячи лет... Сюда он редко заглядывает.
А вот кухня живее. Хотя бы потому что там - самое необходимое, хромированый стиль и гигантские окна уместны, а холодильник залеплен целым полчищем магнитов. Кухня должна быть жилой. Как и санузел (стилизация под черный мрамор, а в остальном - чисто и ладно, и пахнет "лимонной свежестью"). Потому что без кабинета, пианино и прошлого можно прожить, а вот без кухни, душа и туалета - вряд ли. Такова правда жизни.

2

>>> центральный проспект

Как-то долго дождь не кончался. Хорошо еще – спасибо скажем достижениям цивилизации, в частности – подземным гаражам; не приходилось мокнуть. По дороге Алан молчал, поскольку был занят дорогой, и не только ею. Навязчивое чувство того, что делает нечто неправильное, опасное или безумное, преследовало его; может быть, потому что уже много месяцев… лет? – в его квартиру не входили люди младше восемнадцати. Ну, во всяком случае, выглядели явно не на тринадцать. Мелюзга обычно казалась Алану скучной, хотя, пожалуй, он и мог с «тинами» общаться – долг службы обязывает. Но квартира – это уже личная территория; здесь ты выбираешь, кого приглашать.
И расплачиваешься за выбор.
Ну вот опять. Вэнс – всего-навсего странноватый паренек, не больше и не меньше. Он не превратится в семиметрового гиганта из тропиков, хотя бы потому что это нарушило закон сохранения массы и энергии (как будто искажения Пасти не нарушают его).
- Вот и приехали, - нарочито-громко сказал Алан. Лифт, скользкая металлическая коробка; затем – ключи и последний этаж. В холле пахло одеколоном, но это был искусственный запах, словно маскирующий нежилость.
Алана он раздражал, но сколько бы ни менял «квартирных климат-контролей»; открытые же окна и естественный свежий воздух очень быстро наполняли квартиру пылью, что раздражало домработницу – а с ней Алан спорить не решался.
Он словно опасался собственной же квартиры, не считая  места работы и кухни.
- Проходи, - скользнул по выключателю. Из-за дождя помещение казалось сумрачным. Фоном бурчал неизменный телевизор, какая-то важная шишка трепалась про политику. – Чай, кофе, сок? Коньяк и виски не предлагаю, да и мне еще за руль садиться…

3

>> Центральный проспект

Квартира, где он оказался после муторной, прошедшей в молчании, но, впрочем, недолгой дороги, была просторна и сумрачна; в обширном холле, тишина которого нарушалась негромким гулом, вероятно, работающего телевизора, царил стерильный запах, напоминающий одеколон; несмотря на то воздух казался застоявшимся и затхлым, какой царит в опустевших помещениях, оставленных хозяевами, куда не проникает свежий ветер, разгоняя пыльный полумрак.
Обстановка была под стать первым ощущениям обонятельных органов. Также как бы стерильная, видимо дорогая, все содержалось в порядке и чистоте, подчеркивая оставленность, производя неуютное, даже давящее впечатление.
Мальчик посмотрел на Алана и тут же отвел взгляд, испугавшись возможной наглой пристальности в нем, успев все же заметить неуверенность выражения лица того, словно и он чувствовал неуют своей же квартиры, будто входя в нее как бы в чужой дом без приглашения. Или же подобные чувства были вызваны чем-то иным?..
Страх отвратительно скользкой змейкой заползал внутрь, по спине пробежал легкий озноб. «Что я, в конце концов, делаю? В чужой квартире, резиденции едва знакомого мне человека... Бог знает что и зачем.» Он вздохнул, стараясь приободриться: бежать сломя голову прочь было уже в любом случае поздно. Рассматривая же дело глубже, чего мальчик делать не стал из не до конца понятного теперь чувства самосохранения, он мог бы понять, что в нем нет особенной боязни перед возможными последствиями этого поступка. Но то уже другая история.
Чай, кофе. Конечно, дежурное предложение, используемое в любой более-менее подходящей ситуации для заполнения гнетущего молчания.
- Я люблю чай. - он слабо улыбнулся, ломая руки и не замечая того.


Отредактировано Вэнс Винот (29.11.2010 17:24)

4

«Ну вот почему здесь вечно, как на складе?»
С не-уютом ничего не мог поделать. Парадоксально, потому что Алан любил уют: теплый диван, холодильник с магнитами, наушники и слабый запах хорошего табака; но словно не хватало его на все помещение – может быть, с непривычки. Если с детства живешь в большом доме, привыкаешь растягивать нити собственного тепла на каждую комнату, каждый закоулок сада. Алан так и не научился.
Ну и черт с ним, флегматично подумал он.
- Кухня выглядит живее, - сообщил он Вэнсу, который, кажется, придерживался того же сомнительного мнения о квартире. – Просто это место слишком… большое. Меня на него не хватает.
Алан чувствовал, что должен добавить что-то.
- Там телек есть и икс-бокс, - сказал он. – Если хочешь, можешь поиграть.
Интересно, играет ли Вэнс в консольные игры. Алан – играл и по сей день, и если сейчас парень – о, так вежливо, - заметит, что его это не интересует, Алан сгорит со стыда: кто из нас школьник?
Индивидуум с мозгами школьника?
- Чувствуй себя как дома, - это было вполне искренне. Исключение: студия на втором этаже, если Вэнс отправится туда… что ж, Алан расскажет о своей работе, но эта территория казалась почему-то сокровенной, интимной; интимнее спальни. Он покосился на руки парня: чего с ним опять такое, нет, только не вновь какой-нибудь приступ. Алан даже поежился, не решаясь спросить  «ты в порядке?» – Э… Чай, правда, у меня только в пакетиках. Я обычно кофе пью…
Последнее – из кухни уже, открыл шкаф, вытряс пакетированный «эрл грей», который, безусловно оскорблял благородное имя эрл грея.
- Есть печенье и пончики с шоколадом.
Он на всякий случай выглядывал: не стало ли Вэнсу опять плохо?

5

Вэнс тихой тенью проскользнул следом за Аланом на кухню, стараясь не привлекать к себе слишком много внимания хотя бы ненужной болтовней. Это помещение и вправду выглядело «живее», во всяком случае не сказалось столь уж уныло-заброшенным. Отправляться обследовать дом в одиночку желания не было, мало ли что находится порой в полупустых сумрачных комнатах, какие скелеты в шкафах. Хотя, пожалуй, в этом отношении ему следовало больше бояться собственного дома, чем нежели этого вполне современно выглядящего жилища.
Телек, икс-бокс, что еще за звери? Не сразу догадавшись о том, что речь идет о телевизоре, который мальчик смотрел от силы раза три в жизни, о значении же второго наименования и вовсе не осведомленный, Вэнс предпочел оставить это замечание парня без ответа, дабы не сказать какую-нибудь не подходящую к случаю глупость. С некоторым удивлением взглянул на чай в пакетиках, такое ему также приходилось видеть редко. Впрочем, смолчал по этому поводу, не пристало ему жаловаться на подобные пустяки.
В обычное время последнее предложение насчет сладкого могло бы вызвать интерес, так как Вэнс его очень даже любил, как и многие дети — хотя бы потому, что сладостей ему почти не давали, как вредные для здоровья продукты. Но теперь никакого аппетита не было, и упоминания о еде могли вызвать лишь умеренное отвращение.
- Спасибо, не хочется.
Снова почувствовав себя не слишком хорошо, Вэнс опустился на первый подвернувшийся стул. Сухо, несильно закашлялся, это можно было бы принять за простуду, не имея счастья лицезреть недавний его приступ. Впрочем, это не закончилось ничем серьезным, вызвав лишь неприятные воспоминания.
Мельком взглянув на Алана, он растянул губы в очередной улыбке, давая понять, что все в порядке и беспокоиться незачем. Однако молчание начинало тяготить, и слдовало прервать его, исходя хотя бы из обыденной учтивости.
- Вы знаете, в некоторых из «необжитых» квартир есть что-то привлекательное. Они кажутся колючими непослушными детьми, с которыми найти общий язык непросто, но тем приятнее позже осознавать единение с ними, приучив к себе.
Неплохо выдержанный шутливый тон. Что ж, то лучше, чем гробовое молчание.

6

Чай явно впечатления не произвел. Алан счел нужным произнести извиняющимся тоном:
- У меня только такой. Я вообще чай редко пью. Вот кофе настоящий, зерновой есть…
Игровые приставки и телевизор Вэнса тоже не заинтересовали. Чем дальше, тем более неловко Алан себя чувствовал. Так и подмывало спросить: ты из какого века, парень? Не вывалился ли из петель? Вэнс опять закашлялся, вызвав в Алане чувство, похожее на панику. Алан понятия не имел, что делать с Вэнсом, если у него начнется приступ.
По счастью, обошлось. Алан облегченно выдохнул (сам от себя не ожидая – впрочем, логично, он совершенно не представлял, что делать с больными школьниками!) и ответил:
- Квартира… да. Она кажется такой, потому что она слишком большая. Я, конечно, не цветочный эльф, но все-таки она великовата… - Алан продолжал улыбаться несколько натянуто.
Зазвонил мобильный.
Алан подхватил телефон механистичным движением человека, которому могут позвонить и в три ночи (и даже чаще в три ночи, чем в десять утра).  Вновь улыбнулся Вэнсу  - мол, одну секунду.
- Торн, - назвался по фамилии.
-Ален Торн? Добрый ве-е-е-.. кхм.. скорее уже, доброй ночи. Меня зовут Элиас Родригес Лорка, владелец клуба "Брамадеро". У меня есть к вам ... *небольшая заминка*... некоторое  предложение. Если вам интересно, назначте место  и время, где мы могли бы поговорить.
Все понятно, по работе. Кстати, уже ночь? Вот же быстро время летит, надо будет отвезти Вэнса домой – наверное, родители уже на ушах…
- У меня эта пятница свободна, если вы по поводу сета. 
«Брамадеро»? Не совсем его, Алана, формат, ну да почему бы и нет? Не тараканник какой, приличное место.
- Условия, ваши пожелания и все подобное можно обсудить сегодня. В общем, я пока свободен.
* пауза в телефоне*
- Вам удобно будет подъехать в "Брамадеро" сейчас? Такси и ужин, естественно, за мой счет.
- Э… ладно. Окей. Я приеду, - Алан уже прикидывал, какие темы могут понравиться владельцу столь одиозного заведения.
Потом посмотрел на мальчика.
Что-то надо было делать с Вэнсом. Оставить здесь? Не стоит, парень не совсем здоров. Тащить с собой в клуб, который явно не для лиц младше 18? Алан задумчиво потер подбородок.
- Слушай... тут такое дело, меня вроде как вызвали…

7

Намечающаяся беседа прервалась телефонным звонком, настырно ворвавшимся, требующим внимания. Мальчик непроизвольно прислушивался к разговору. Кажется, Алан о чем-то договаривался, да, определенно. И собирался куда-то уезжать, это подтвердила и его последняя реплика, обращенная к Вэнсу. Того же передергивало при мысли о возвращении домой, к недосказанным наставлениям и преувеличенной, вымученной заботе. Не покидало странное желание продлить ощущение потерянности, легкой нервозности и пугающей беспечности, будто бы ты ни за что не ответственен, по сути являясь игрушкой в чужих руках, глупым подобием оловянного солдатика. Той полупрозрачной бумажной куклой, к конечностям которой привязано множество нитей, позволяющих орудовать ею по собственному усмотрению всем желающим, любому случайному прохожему, мимоходом, забавы ради дергающему за веревочки. Только все больше спутываются, связываются между собой эти тонкие нити, бесконечно переплетаясь, переходя одна в другую, и сложно бывает предугадать ответные действия, порой не столь ожидаемые, сколь хотелось бы.
Может быть, оттого и перехватило дыхание, принудив сдавленным полушепотом произнести, устремив снизу вверх испуганно-молящий взгляд подернутых дымкой глаз: "Не оставляйте меня, пожалуйста… пожалуйста." Ах эти дети, как они до неприличия впечатлительны.

8

Ну вот этого только не хватало!
Вэнс вытаращился на Алана, как будто тот его не домой собирался закинуть, а уже потом ехать в «Брамадеро», но как минимум, объявил, что он – маньяк-каннибал, питающийся исключительно рыжеволосыми парнишками… «впрочем, даже в таком случае – этот конкретный разве на суп годится: одни кости».
Вслух сравнивать Алан не решился. Вэнс и так казался затравленным, будто мышь в кошачьих когтях. Не поймет юмора.
«Ну и что мне с ним делать?» - Алан представил лица родителей Вэнса. Да что вы говорите, мистер Торн, вы подобрали нашего сына на улице и таскали за собой пол-ночи…а ЗАЧЕМ? Отличный, просто отличный вопрос. Алан даже мысленно монетку кинул – просто ли ему набьют морду, или сразу будут причащать к этому делу полицию, адвокатов и суд?
По всей логике… отвезти Вэнса, и забыть. Они никто. Просто случайные знакомые. Алан, конечно, не из тех, кто бросит больного ребенка под дождем, но не тащить с собой на деловую встречу…
Это, черт возьми, логично!
Поэтому он сам не поверил собственным ушам:
- Ладно. Поехали вместе. Хотя в упор не представляю, что ты будешь делать в этом клубе.
Алану потребовалось  минут семь – собраться; переодеваться он не стал, захватил только флешки с предполагаемыми сетами, чтобы клиент мог ознакомиться на месте. Винил за собой же не потащишь…
- Надеюсь, твои родители меня по судам не затаскают.
Но сомневаться было позно.

>>> Клуб «Брамадеро»


Вы здесь » Голиаф » Видения Голиафа » Квартира Алана Торна