Голиаф

Объявление

Игра в архиве.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Голиаф » Видения Голиафа » Клуб "Брамадеро"


Клуб "Брамадеро"

Сообщений 31 страница 60 из 205

31

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Таотао (19.11.2010 16:58)

32

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

33

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

34

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

35

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

36

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

37

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Таотао (20.11.2010 03:51)

38

оос : воспоминания

Что-то странное случилось со временем, но, кажется, оно затаилось в душной, пропитанной сексом темноте. Остановилось. Почти вечность Лэнс лежал неподвижно, пытаясь отдышаться за все то время, что жил только стонами и поцелуями. То открывая, то снова закрывая веки он едва ли различал силуэт Элиаса, лежащего рядом, но очень остро чувствовал – как проминается под ним постель с левой стороны, как поднимается его грудь, так же успокаивая дыхание. Жар и запах его тела.
Темные крылья, сложенные с права, свивающие с кровати до пола медленно-медленно таяли, как последний снег под весенним солнцем –без следа, досуха. Он устал, безумно невероятно устал, кажется попытайся он сейчас приподнять руку –и то бы не вышло, он моргал то с трудом. Все тело было налито свинцовой тяжестью и, кажется, постанывало от боли каждой клеткой, но это была та боль, которой ему потом захочется еще и еще. А еще хотелось снова оказаться прижатым к телу любовника, как в начале этой ночи. Вот только если, переполненный страстью и желанием, он, кажется, знал, что делать и все выходило само собой, то сейчас немного растерялся, не зная, стоит ли трогать Элла. Как положено себя вести мужчинам после секса? Лэнс очень остро осознал сейчас, что, по сути, они просто незнакомцы, не смотря на то, что успели так много узнать друг о друге. Случайные встречные. И, скорее всего, это их единственная последняя ночь вместе. С рассветом, который уже наверняка скоро, они разойдутся по своим жизням. Кто бы мог подумать, что где-то внутри него нашли приют подобные сантименты?.. Но только в мыслях, которые он в жизни никогда не озвучит.  Вот только…?
Демон осторожно положил ладонь на грудь парня, на все еще невыносимо горячую кожу. Его то отражение, которое он научился в свое время контролировать в основном из рациональных соображений, конечно, когда не терял голову от сводящих с ума ласк… сейчас снова было загнано на дно сознания.
-Как ты? –встревоженный голос, Лэнс явно спрашивал не о том, хорош ли был в постели. Он помнил, с чего началась эта ночь.

39

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

40

оос: воспоминания

Может или нет, но очень хочет. Так сильно. Наплевав на все условности и возможные правила повернулся к Эллу, прижимаясь ближе, целуя в ответ и вопреки всем ужасам впервые за вечер светло беззаботно улыбнувшись. Если бы его видел сейчас кто-то, кто знал давно, то очень удивился бы этой улыбке –слишком редкой гостье на лице парня. Нашел в себе силы, чтобы приподняться и поцеловать его еще раз, дольше и глубже. И откровеннее даже чем их первый поцелуй. Потому что сейчас это было осознанно и продиктовано не просто желание тела. Что то, возможно куда более интимное, чем секс – неспешное касание губ губами, пересохшими, потрескавшимися, все еще хранящими вкус крови и все равно полными нежности и чувственности. Словно снова за спиной два крыла распахнулись. Никогда в жизни Лэнс не испытывал ничего подобного, и потому сейчас был совершенно растерян и беззащитен перед разрывающей сердце нежностью и предчувствием тоски. Сладко горький яд. И долгий долгий поцелуй на ночь, прежде чем коснуться щекой его плеча, оставив свою руку в его руке и засыпать, чувствуя, как он засыпает рядом. Беззаботно в окружающем их со всех сторон мире, без опаски, почти на физическом уровне ощущая, как внутри Элиаса тает его проснувшееся отражение, отпускает его тело из когтистых лап безумия и горячки. Спокойно уже выдохнуть в прохладное плече, чтобы проспать до утра, а потом навсегда разъехаться в разные стороны.

41

ООС: Воспоминания

Белозубая луна танцевала на небе в пышной кучерявой юбке из тяжелых серых облаков, и от ее залихватского танца радужный подъюбник все чаще бессовестно мелькал перед редкими свидетелями ночного торжества. Небо было тяжелым и бархатным, словно вылитые в вату чернила. От игривого танца юбка-облака все туже затягивалась на полных бедрах круглоликой танцовщицы образуя головокружительную воронку-водоворот, уходящую узкой горловиной в недосягаемые дали. Казалось, заслони луну черным флагом-облаком и окажешься в оке бушующей бури. Хотя, почему это только кажется?
Вокруг бурлил как варево в котле тяжелый дождь. В небесах словно кто-то пробил дыру и вода сочилась и сочилась вниз, размывая дороги, поднимая реки бешенными кобылицами, заставляя людей прятаться под ненадежными крышами своих убогих жилищ.
В комнате было темно, сыро и отвратительно пахло старостью. Лео, привыкший к подобного рода обстановке, зябко кутался в два одеяла, тощих и драных как шкуры диких собак. Погоня закончилась, точнее на время отстала и можно было привычно ждать следующего часа, когда снова придется сорваться и бежать.
Эта игра забавляла, хотя последнее время становилась все утомительнее. Стоило ли менять плен собственного фамильного дома, где даже под покрывалом из шерсти ламы было холодно от родительского безразличия? Пожалуй, стоило, ведь здесь был Сид. Он был не таким, как мужчины из рода Морнингвеев, не таким как отец. Сид не был сильным, не был жестким, не умел управлять и повелевать, и вообще чертовски походил на пленницу-мать, с той лишь разницей, что Сиду никто не запрещал прижимать к себе названного сына. Никто не запрещал проявлять чрезмерную заботу, чтобы яблочко упавшее от яблони не откатилось далеко и из мальчиков, из обоих сыновей, не получились жалкие подобия людей которыми полны были улицы мегаполисов.
Сид. Странный чужой человек, которому было все равно откуда ты и кто ты. Просто подошел и спас.
Лео снова накрыл голову одеялом, стараясь согреться и не признаваясь себе что его трясет от страха. Привычка оценивать ситуацию критично мешала ему придумать более приятное сравнение нежели «добрый человек приютил щенка». Тонкие светлые брови сошлись на переносице, собирая детскую нежную кожу совсем взрослыми складками гнева. Фамильная черта, которую мальчик в знак противоречия старался пока еще подсознательно заменить улыбкой, словно приучал себя к резиновой маске.
Мысли от теплой кровати, гувернантки, дворецкого, любимого пса и Аль-Фари, единственного правильного коня из отцовской конюшни, снова вернулись к Сиду. Лео не мог не взвешивать потери и приобретения. Все блага, какие он мог получить в золотой клетке или чувства, искренние чувства одного человека? Он выбрал второе, он и не мог не выбрать, ведь брата (о котором старался не думать) больше не было рядом. Ему нужна была замена.
А Сида не было. Очень давно не было. Поднявшись и пройдя по комнате неслышно, как учил его сенсей на своих уроках, Лео встал справа от окна и потянул краешек ветхой шторы в сторону, силясь разглядеть что-то на улице. Там по прежнему лил дождь и теперь луну все же закрывало черное облако, словно единственный глаз калечного неба не желал видеть происходящие. В соседней комнате раздался шум и голоса. Ноги похолодели от страха прямо с пяток до колен и на душе вдруг стало спокойнее. Один голос Лео узнал мгновенно. Сид, его Сид! Живой, здоровый, убежал от них, от врагов.
Радость клокотала в глотке и ее пришлось задушить краями одеял чтобы не выскочить из комнаты, не кинуться на шею, вжимаясь в теплое, живое тело с часто бьющимся добрым сердцем.
Постаравшись хоть как-то успокоиться, Леонард сел на кровать, закутался плотнее, подтянул к груди колени и стал ждать. Шум за стенкой менялся как концерт в ненавистной Опере, но в душе ничего не ворочалось в плохом предчувствии, так что отогревшийся и утомленный, мальчишка сам не заметил, как свернулся в ногах кровати клубком и уснул.
Сид появился внезапно. Стыдно себе было признаваться что уснул, не дотерпел возвращения, так что Лео предпочел повернуть Истину со свойственной детям легкостью. Его супергерой был и в самом деле как ниндзя о которых говорил сенсей – он тихо вкрадывался в комнату как легкий дымок, и никто не мог его поймать. Никто и никогда, ведь у супергероев не бывает слабостей?
Правда к немалому удивлению мальчишки его герой был гол, совсем гол, так что у Лео даже уши вспыхнули и он поспешил снова завернуться в одеяла. Стыдливость быстро прошла и пришло осознание, - тут было чему завидовать. Руки у Сида были явно в два раза толще, чем у только начавшего усиленный рост организма. Да и плечи шире, и ноги длиньше.
Лео прикусил согнутый палец, стараясь не рассмеяться (о как бы сейчас злился на его невоздержанность Морнингвей!) от радости что все обошлось, что Сид смущенно и глупо копается в вещах и спешно натягивает трусы, что сегодня будет спокойная ночь без безумной гонки.
Теплая ладонь легла на макушку и Лео высунулся из кокона одеял, смотря на своего спасителя снизу вверх. Они не долго говорили, всего лишь пара успокаивающих фраз и забота на лице, но это было так приятно, чертовский приятно и тепло.
Пообещав что сейчас непременно уснет, мальчик проводил взглядом свой идеал. Он определенно хотел, когда вырастет, стать таким же. Не сильным, но умным, не злым гением, но супергероем.
Свет снова погас, и беглый наследник повернулся на бок, смотря в окно. Только сон не шел, как не старался его подманить к себе обещаниями Лео.
Звуки за стеной он услышал не сразу. Словно сквозь липкую вату начали доноситься не голоса, но вскрики. Спина мальчишки вмиг похолодела и покрылась мурашками. Вот он, такой герой, лежит тут в тепле, а Сида, его Сида кто-то может пытать за стенкой!
Скинув одеяло на пол, белобрысый ниндзя (кто сказал что супергерои обязательно должны быть взрослыми?) нашарил в сумке пирочиный ножик и с гулко бьющимся в ушах сердцем поторопился в коридор.
Ноги подкашивались от страха увидеть кровь и смерть. Не тихую, которой пахло от дедушки в его шикарном лаковом гробу, а кровавую, страшную, какой погиб дядя, прострелив себе голову ружьем.
Лео непрестанно сглатывал, не чувствую во рту слюны и к страшной двери крался уже на корточках, надеясь что сейчас сзади не появится какой-нибудь здоровяк в строгом костюме и холодное дуло не прижмется к его голове.
Спасу, спасу, непременно спасу, я должен. Я непременно должен, соберись Лео, ты же мужчина, отец всегда говорил что ты должен вести себя как мужчина! – сердце испуганно забилось уже у самой глотки и повиснув на ручке, мальчишка потянул дверь на себя. Ручка повернулась и застряла упрямым язычком в двери. Заперто! Ну конечно, чтобы Сид не смог сбежать они заперли комнату!
Свалившись на пол Лео затравленно оглянулся. Что же делать?
И взгляд сам собой упал на лампу, высвечивающую неприятное лицо неприятного человека. Хозяин здешних мест, отвратительный гоблин, лениво развалившись в помеси кресла и стула, сопел сложив на пузе кривые волосатые руки.
Мальчишку передернуло. Под одной из этих корявых грабель, словно золотой кубок по поло, о котором Александр Морнингвей когда-то так мечтал, висела связка ключей. Вот оно спасенье!
Распластавшись по полу и беззвучно мучаясь от стираемой о жесткий половик кожи на угловатых коленях, мальчишка не хуже партизанов мировых войн полз к своей цели.
Два раза он замирал, не смея даже дышать, когда лентяй-лежебока всхрапывал не хуже коня. Но вот связка медленно поползла вниз, боясь звякнуть и ключиком, а мальчишка, бледный как смерть и боящийся оглянуться и увидеть ствол, направленный ему в лоб, полз и полз обратно.
Щелчка замка и скрипа двери слышно не было, только гул крови в ушах и звуки, жуткие звуки человеческих стонов.
Сиду больно! – мелькнула еще одна мысль и преодолев ужас, Лео втиснулся в узкий проем, и тут же закрыл за собой дверь.
Он не знал, что делать дальше, только сидел на полу и надеялся, что его никто не слышал.
Ему повезло, чертовски повезло, как везет только настоящим супергероям – никто не обратил внимания на лучик света, возникший в темноте из коридора и тут же погасший.
Если б удалось загадывать наперед, Леонард молил бы святых, в которых он не верил, не наказывать его грешного в столь юном возрасте. А потом бы подумал еще раз, взглянув на свои деяния, и внезапно согласился бы, что этот шок был ему, неполовозрелому сопляку, необходим как воздух.
Чем, если не болью огня закаляется сталь?
Нет Сида никто не мучил, ну или почти не мучил. Поначалу об этом сложно было судить в темноте, но когда глаза привыкли и сплетенные тела стали видны как на ладони, Лео едва не закричал. От ужаса и боли что буквально вывернула все внутри грудной клетки.
Его Сид, Его герой, непобедимый, готовый раз за разом спасать восторженного мальчишку, он лежал в постели с мужчиной, незнакомцем которого даже не знал! Закусив до крови кулак, Лео против воли заставлял себя смотреть, неотрывно и затравленно, сухими как песок глазами. Он смотрел и впитывал уроки своего отца, которые казались ему когда-то пустыми словами.
«Ты один, мальчик. Запомни это раз и навсегда. Ни Билли, ни кузина Марта, ни твой собственный брат Соломон ни когда не смогут разделить с тобой счастье или горе. Ты один, как бы ты не надеялся на обратное, и нести свою ношу ты должен один. Возможно, сейчас ты считаешь, что я несправедливо наказываю тебя, но через годы ты скажешь мне спасибо. Да-да, ты будешь благодарен за то, что я научил тебя лучшему чему мог – защите от боли. Люди предают, они слабы поскольку слаба их плоть. Люди лгут, потому что плоть их не желает болтаться одиноким мясом в котле Одиночества. Люди тянутся друг к другу в надежде найти того кто поймет, оценит внутреннюю красоту, согласится со всеми недостатками и никогда не предаст. Но люди слабы. Болью, страстью, алчностью, слабостью – их можно сломать и они предадут.»
Тихий и спокойный голос отца убаюкивал плачущее сердце. Но эмоции, долго сберегаемые для радости, для счастья победы уже прорвались сквозь не по-детски крепкую логику. Глупый мальчишка почти тринадцати лет не мог понять, что секс это всего лишь секс в современном мире, случайное совокупление случайных организмов, не подкрепленное чувствами или желаниями. Просто животная слабость существ, когда-то назвавших себя Венцом творения.
С трудом нащупав дверную ручку, Александр развернулся лицом к двери и только тогда смог снова закрыть глаза и вдохнуть. В этот раз дверь удалось открыть легче, хотя руки тряслись так что Лунная Соната, столь любимая преподавателем музыки, получилась бы похожа на бой баранов на черно-белых клавишах инструмента.
Все еще кусая кулак, чтобы не выдать себя, Лео прикрыл дверь, лаской скользнул в снятый номер, ставший вдруг ненавистным и быстро выхватив сумку подскочил к окну.
Бежать, бежать отсюда, бежать куда-нибудь где не слышны были звуки соприкасающихся тел, сладострастные стоны похоти, скрип испуганных пружин в матрасе!
Окно открылось на сразу, пальцы, царапаясь о подоконник скреблись о раму, оставляя на дереве следы и без того коротких ногтей. Но для мальчишки из рода Морнингвеев не было ни чего невозможного, ведь он был мужчиной, еще маленьким, не способным стать равным Сиду, но он был. Был или должен был стать, чтобы его Сид, Его Сид не уходил ночами к чужим людям за лаской и теплом. Ведь люди слабы, они нуждаются в защите боле сильных, в защите настоящих Героев!
Крылья вспыхнули белизной молнии, серый силуэт мальчишки с плотно сжатыми, окропленными своей кровью губами на секунду почудился голодному дворовому псу и исчез. Только оконная рама истошно билась о стену, прикрываемая плещущимся морем штор.

42

оос: воспоминания

Короткие, утомленные ласки после секса. Зачастую они едва ли не более чувственны, чем само соитие, когда идущие в разнос гормоны гонят вперед к  вершине удовольствия.
" У тебя удивительные губы"
Нет, не говорил словами. Просто целовал, высушивая досуха, до предельной мягкости и податливости, до подрагивая и опухлости. И гладил его спину,  где совсем недавно бились два черных крыла, гладил  ягодицы, влажные и липкие от  спермы.  Гладил, успокаивая, забирая ласкающими  ладонями все  заботы и страхи. Конечно, всего лишь на время. На очень короткий срок остатка безумной ночи. Но иногда и это нужно - дать отдохнуть, откинуть напряжение, расслабиться.
-Давай спать. А то сейчас снова захочу, трахну  и засну прямо на тебе.
Улыбнулся, утягивая  голову парня на подушку. И только успел обнять, как провалился в глубокий, благостный сон.

Пробуждение было ранним и тягостным. До боли, до зубного скрежета не хотелось вставать. Но мобильник продолжал навязчиво пикать на самое ухо, выдергивая из сладких объятий Морфея и ... неожиданного любовника. Лэнс спал, как убитый, умостив голову ему плече и обнимая поперек груди. Эх, плюнуть бы на все, обнять его и вернуться в теплое царство сновидений. Какой соблазн. Увы. Чертова работа, чертов контракт. Большая неустойка. Плюс, мадам Ванберг  из тех дамочек, которые считают, что Бог создал мир исключительно для удовлетворения их хотелок. Из кожи вон выпрыгнет, но больше работать не даст. Связей у нее на это хватит.
Осторожно передвинув голову Лэнса на подушку, Элиас поднялся. Второпях принял душ, договорился о срочной вставке лобового стекла в машину, и вернулся в номер. Парень еще спал. Будить? Не будить? Дилемма, однако. Глянул на сладко посапывающее  лицо на подушке, и вздохнул. Пусть поспит. Что толку будить, если через двадцать минут надо выезжать.
Уложил в чемодан разбросанные по полу вещи. Повесил джинсы для Лэнса на спинку кровати. Он, кажется, их просил, когда вернулся в номер. Как же давно это было.
Черканул пару теплых слов на выдранном из записной книжке листе, где оставил свой номер телефона и предложение позвонить ему.  И уже собрался уходить, как замялся в дверях. Не хотелось оставлять беглецов вот так ( а он уверен был, что мальчишка без задних ног  спит в соседнем номере). Но.. а чем он мог им помочь? Разве что....
На смятую подушку  рядом с головой Лэнса, на лист с номером телефона, легла небольшая стопочка зеленых купюр. Не много. В общем-то , почти все, что осталось у него из наличности. Он надеялся, что седой поймет его правильно. То не плата за ночь. Он никогда не посмел бы даже в мыслях так оскорбить его. Просто деньги ему сейчас нужнее.  Это единственное,  что он мог сделать для него. Поцеловав на прощание сонные губы, тангеро вышел в коридор.

А через час уже спал в самолете, летящем   в Пекин.

43

Ночь перевалила далеко за полночь,  завершая вечер внезапно нахлынувших  воспоминаний. Вино в кувшине закончилось. На тарелочке, среди долек лимона, сиротливо лежал засыхающий кубик сливочного сыра. Припозднившиеся танцоры, кто парами, кто  в сиротливом одиночестве, покидали быстро пустеющий клуб.
-Мусафаил, уберешь здесь все?
Риторический вопрос. Конечно же, уберет.  Даже не смотря на то, что Пауло успел сделать ноги. Вот ведь пройдоха. Интересно, спать свалил, или подцепил кого? Впрочем, не его это дело. Но за раннее отчаливание с работы выволочку парню сделать надо. Однако, завтра, завтра. Все завтра. А сейчас пора и на покой.
Проснулся Тао, когда солнце уже было в зените, а от вчерашнего дождя не осталось и следа. Даже сам не поверил, что проспал так долго. Раньше, по молодости, любил поспать до обеда, да не давали. Сейчас – спи, не хочу. А не спится. Сегодняшний поздний подъем был скорее исключением из правил. Ленивый задался денек. Позвонив и попросив  роки принести завтрак в квартиру, тангеро повалялся еще с пол часика в постели, поднялся, принял душ, поел и завалился на диван с книгой, пообещав себе, что через час встанет, и заставит себя пройтись. А еще лучше, в тренажерный зал. С возрастом все больше и больше времени приходится тратить на поддержание себя в форме, а желания все меньше и меньше. Ладно, часочек почитаю, и пойду. Заключив мелкую сделку с совестью, мужчина перевернулся на другой бок и перелистнул страницу. А потом еще страницу, и еще… и еще..
Прошло как минимум три часа, когда все усиливающая громкость мелодия мобильного телефона заставила оторвать задницу от дивана.
-Сид.
Тао улыбнулся, глянув на высветившийся номер, и нажал кнопку.
- Здравствуй, дорогой. Рад тебя слышать. Мусафаил сказал, что ты заходил. Прости, что не перезвонил сразу. Твоя зажигалка у  меня.
Однако,  в ответ, вместо теплого, обычного приветствия, услышал то, что меньше всего ожидал услышать.
«Здравствуй, дорогой», -ответил глухой, словно через преграду, незнакомый голос. «Думаю, твой друг еще не скоро зайдет за зажигалкой. Хотя... это будет зависеть только от тебя».
Танцор от неожиданности даже не сразу сообразил, что звонком не ошиблись. Пока спутанные мысли бильярдными шарами катились в разные стороны, в телефонной трубке повисла тягостная  пауза и тишина, словно звонивший находился в помещении.   
- С кем я разговариваю?
«Не суть важно, сейчас тебе объяснят, что делать»
Через пару секунд в трубке раздался  знакомый голос Сида. Твердый и тихий, но для знавшего его уже не первый год Тао это было предостережением, что дело серьезно: «Привет, Эл. Извини, не могу говорить ничего лишнего. Возьми ручку и бумагу, нужно будет кое-что записать».
Тао, привыкшему к мягкому, спокойному, зачастую шутливому голосу друга, интонации голоса  сказали куда-как больше, чем слова. И в каждом слове отчетливо звучало одно нелицеприятное, нежданное и емкое сочетание букв - жопа. И от нее он давно уже отвык. Размеренная, довольно  спокойная жизнь человека под полтинник не предполагает таких вот звонков. Однако, и для эмоций не время. В телефонной трубке послышался тихий стук, деревянный скрежет, шорох бумаги.
-Я пишу, Сид. Говори.
«Кладбище Голиафа, Авентин . Могила Михаэля Химмельборга. В ней старый серебряный компас. Его нужно достать за два дня. потом тебе позвонят», - Сид еще успел шепнуть "прости" прежде чем в трубке раздались короткие гудки прерванного звонка.
Первая, шоковая реакция - перенабрать номер. И слабая надежда услышать голос друга, убедиться в том, что это всего лишь чей-то дурно пахнущий розыгрыш. Однако искусственный голос в трубке монотонно повторял одну и ту же фразу: «Абонент находится вне зоны действия сети. Перезвоните позже»
-Блядь.
Злое и тихое, в зажатый в руке телефон.
Минут десять ушло на то, чтобы придти в себя. Свыкнуться с мыслью, что это не сон и не шутка.  Такие шутки не  в духе Бэкета, да и Тао их явно не оценил бы.  Странно, странно все это. Но голос был Сида, и Сид просил о помощи. Только вот… какой? Он понял бы, если бы друг попросил денег, или  тряхнуть старые связи. А тут… кладбище, могила, компас. Бред какой-то.
«Во что же ты снова вляпался, дорогой?»
Вот уж действительно – не  поминай лихо, пока тихо. Увлекся вчера воспоминаниями о «гонках с препятствиями». И кто такой, этот почивший Михаэль Химмельборг?
Ища в Интернете дорогу к названному кладбищу, заодно набрал в поисковике и незнакомое имя. Информации было до смешного мало. Какой-то, толи псевдоученый, толи душевнобольной автор мало кому известной  книги «О петлях Левиафанов, ангелах и демонах». Да и сам «фантаст»  уже не первый век покоится в земле. Бред.
Мужчина тряхнул головой, потер ладонью лицо, словно пытаясь стереть абсурдность происходящего. Если бы не Сид, задницу от дивана не оторвал бы. С другой стороны, только тот и мог попасть в подобное. Из обрывков нечастых разговоров, Тао  вынес для себя, что друг занимался изучением сущностей, каких-то непонятных теорий, но в подробности изысканий не вдавался.
«Может в полицию позвонить?»
Стукнулась здравая мысль. Соблазнительно. Только вот где она, эта полиция? Подал заявление о краже -  тишина. Сейчас если пойти, рассказать о звонке, вообще на смех поднимут. На смех-то хуй бы с ними. Хуже, что не пошевелятся. Опять заберут заявление, и будет оно пылиться в папке до скончания веков. Надо что-то делать самому.
Тангеро вновь набрал номер телефона в бар.
-Мусафаил, скажи, чтобы Пауло ко мне поднялся.

44

Лучи солнца рваными полосами просачивались сквозь горизонтали помятых жалюзи. Порыв воздуха залетевший в полуоткрытую форточку перенаправил блик в улыбающееся разморенное сном лицо.
- Уф…
Переворот на бок, прячась от докучливого света в желании спасти остатки убегающего сна. К естеству просыпающейся природы присоединился нарастающий треск будильника. Пауло поморщился, пряча лицо в складках подушки. Его всегда коробил этот момент, точнее процесс пробуждения. Многое в нескладной и пустотой жизни злило, выводя из себя: поучающие нотации хозяина, цокот копыт роки, ухмыляющиеся морды напыщенных жлобов, шлепки по заднице, особо рьяных поклонников, но тут…
Спать хотелось всегда. Ранние пробуждения и работа по дому в компании с Мафусаилом, под вяло текущий поток придирок с каждым днем вызывало желание сделать парнокопытному приятную пакость, пусть мелкую, незаметную, в чем-то ничтожную, но дающую право воздать ликование собственной изобретательности. 
Ну, что там сегодня? Ноги лениво соскользнули с кровати, упирая стопы в прохладу пола. Парень прислушался. С первого этажа доносился тихий звон посуды под рулады вездесущих копыт роки. Значит, встал уже. Ящур его подери. Да что ему, коню ломовому будет.
Пришлось встать и почесывая ягодицу через край  завернувшихся трусов. Сладкий протяжный зевок пополнил недостаток кислорода пробуждающегося мозга. За ним последовал другой, с размашистым потягиванием рук разворачивая затекшие плечи. Вот так. А теперь водные процедуры.
Иногда, прохладные струи будят лучше чашки хорошего кофе. Мокрое полотенце шлепнулось на измятую простыню, отдавая ей часть впитавшей в себя влаги. Потом уберу. После завтрака.
Потертые джинсы, футболка на выпуск легкие мокасины и можно спускаться, получать монотонной нудятины Мафусаила, приправленной запахом блинчиков с малиновым джемом.
Рутина утренних обязанностей прогнала остатки сна. Мытье посуды, полет влажной щетки по затоптанному паркету, вынос вчерашнего мусора – под едкие ухмылки чернокожего, сдобренные стопкой сарказмов.
- Послушай, а твоя бабушка не вела ток-шоу, по телевизору?
Зад нашел удобную точку опоры, приваливаясь к барной стойке.
- С чего ты взял, - не подозревающий подвоха роки тщательно натирал края пузатого бокала, проверяя работу в лучах подсветки.
- Это я к тому…
Незаконченную фразу прервал звонок из комнаты хозяина. Преданный конь резво ускакал, провожаемый белозубой улыбкой, но почти сразу вернулся кивая подбородком на уходящие вверх ступени.
- Масса велел тебе подняться.
- Да что ты говоришь? Не верю своему счастью.
Толчок бедром и ноги, вырисовывая фигурные па, прошлись, отсчитывая ступени двух этажей. Наигранная веселость прятала напряжение предстоящего разговора. За вчерашний своевольный уход, полагалось, как минимум наказание.
Тяжелая дверь комнаты визгливо скрипнула, пропуская в проем темную взъерошенную голову.
- Шеф, вы меня звали? Если это на счет вчерашнего, то я все объясню.

45

"Так. Что же делать? Надо ехать на это чертова  кладбище. Но не сейчас. Что там? Склеп? Могила? Хрен его знает. В любом случае средь бела дня заниматься ограблением трупов... мдя."
Детально акцентироваться на том, что возможно  придется копаться в хоть и в  старых, но  человеческих костях, Тао старался сейчас не думать. Надо будет, значит придется копаться.
" И ведь не наймешь никого. Ни разрешения на вскрытие могилы нет, ничего нет.Ох, Сид, Сид... как же тебя угораздило-то?"
Возникла было мысль позвонить Лео, но... Слишком любил ангел своего отца. И вот так вот сказать- "здравствуй Лео, твой отец попал в передрягу"- да он поседеет раньше времени. Может и ничего, может обойдется. Принесет он этот компас, Сида отпустят и дело с концом. Очень хотелось в это верить.
В поток малосвязных сомнений, скрипнув дверью,    вклинилась взлохмаченная темная голова. В первый момент тангеро даже не сразу понял, о чем говорит заспанный, явно недавно продравший глаза, пацан. В другое время и за вчерашнее, и за сегодняшнее тот получил бы. Время едва ли не три часа уже, а он все спит. Но сейчас испанцу было не до этого.
- Так. О вчерашнем, и, кстати,  о сегодняшнем тоже,  позже поговорим. Сейчас надо кое-что сделать. Вот деньги. Сходи, купи лопату, пару фонариков и  веревку. И спроси у Мусафаила, есть ли резиновые перчатки. Если нет,  купи.
Мужчина поднялся, протянул деньги.
- И поторопись. А не так, как всегда - "ой, шеф" сегодня по улице слона водили, по -этому я три года в соседний магазин бегал"

46

Великим фигиогномистом  Паулиньо не был, но большого опыта не требовалось. Настроение хозяина говорило само за себя. Еще бы, в какие-то веки наказание приобрело отсрочку. Удивление усилилось больше, когда прозвучала просьба, а точнее приказ, содержащий интересный комплект инструментария.
Стоящий, почти по струнке, перед Тао тагеро-самородок слегка опешил, прокручивая в голове список «джентльменского набора».
Или я чего-то в этой жизни не понимаю, или за время моего отсутствия мужик умом тронулся? В презентацию благотворительного фонда «Имени Тао» парень не верил. Хозяин был скор и крут на расправу, когда дело касалась неповиновения. Разовое отпущение грехов заслуживалось тяжелой кропотливой работой сгонявшей килограмм живого веса, а за двойной  проступок светила стопроцентная выволочка с присоединением первого пункта.
Другой бы порадовался удобному случаю и схватив купюру понесся выполнять указания заслуживая милость босса. Но закаленная улицей смекалка бывшего детдомовца продолжала сопоставлять странности.
Лопата, фонарик, веревка, перчатки, деньги и… наказание – потом. Что-то тут не так… Что б мне голым джигу на столе танцевать. Замочил что ли, кого?
На хладнокровного убийцу старый тангеро походил мало, а тем более на идиота способного взять в подручные подчиненного. Это успокоило, взбадривая и вселяя некоторую веселость.
А что собственно переживать, когда нагоняя не будет. Сгоняю в магазин, куплю барахло и я чист. Беря из рук хозяина деньги, вольноотпущенный с физиономией излучавшей любопытство спросил:
- Хороший выбор, шеф. Это вы где-то прииски прикупили или Мафусаил вчера танго танцевал? – не дав Тао опомниться, длинные ноги заспешили к выходу. – Молчу-молчу. Я рысью. Одна нога - здесь, а другая – там.
Продавец хозяйственного магазинчика напротив, быстро и с пониманием дела собрал названные скороговоркой предметы, складывая их в темный полиэтиленовый пакет. Минут через десять, Пауло громыхнул его содержимым, представляя приобретенное «добро» хозяину.
- Вот, тут все, как вы говорили и сдача, - разменные купюры украсили край стола. – Я могу идти?
Пауло мялся у входа в большом желании «сделать ноги».

Отредактировано Пауло (25.11.2010 01:28)

47

«Прииски, прииски. Угу. Серебряные, бля.»
Стоило парню исчезнуть за две дверью, как тангеро вновь засел за Интернет. Хоть посмотреть, что там, на кладбище его ожидает. В  каком конце царства мертвых искать могилу, чтобы не бродить полночи в поисках нужного надгробья? В отличие от злосчастного Химмельборга, информации об Авентине было предостаточно. С некоторым удивлением для себя, испанец выяснил, что  старое кладбище, едва ли не музей под открытым небом. Как-то раньше не интересовался никогда. Рано еще о бренности мира сущего думать было. С одной стороны - хорошо. Нет нескончаемой череды гробов, с новоиспеченными «постояльцами» последнего приюта. С другой… хрен его знает, как оно там охраняется ночью. На обычном кладбище от силы один сторож, который, как правило, вливает в себя на сон грядущий половину  бутылки дешевого виски, и спит без задних ног в сторожке. А что будет тут? Вопрос риторический. Пока не пойдешь, не узнаешь.
Пооткрывав несколько ссылок, мужчина нашел схему с фотографиями, полистал и  присвистнул. Вот тебе и склеп. Более странного захоронения трудно было представить себе. Спиралью уложенные плиты, изъеденные временем руны и достаточно массивная плита посередине. Такую руками не поднимешь. Нужен лом и недюжинная сила. Справится ли один? Сомнительно.
Так и оставив экран включенным, мужчина пошел на кухню, сварил кофе и вернулся за монитор, снова разглядывая схему и фото.
«Странно,  почему Сид попросил его принести компас? Почему те, кто удерживает его, сами не возьмут то, что им нужно?» Вопросы, вопросы, а ответов нет.
Тем временем мальчишка на удивление быстро успел сбегать в магазин. Вот может же, когда не ленится.
-Да, спасибо.
Заглянул в пакет, проверяя, все ли купил посыльный. Не пересчитывая, сунул сдачу в карман.
- Можешь идти.
Подтвердил вопрос и явные чаяния пацана.
-И да, еще. Сегодня вечером свободен. Клуб закрывается на переучет и санобработку.
Взяв телефон, Тао снова набрал номер.
-Муса, зайди ко мне.

Отредактировано Таотао (25.11.2010 17:18)

48

Цокот копыт было слышно еще с первой ступеньки, приглушенные сдержанные, без единого нецензурного слова, но очень емкие ругательства стало слышно с поворота на лестнице – самом нелюбимом месте роки в клубе. Да и во всем Голиафе, пожалуй. С грациозностью лесного оленя, пригибаясь, чтобы пройти в дверной проход, Мусса прогарцевал в комнату, белозубо улыбаясь хозяину. Глянул на мешок с лопатами и прочим. Неужели Пауло сумел напортачить даже в этом простом деле – роки видел, как он вышел и вернулся в клуб в пакетом.
-Ой мороз мороооооз, не морозь меняя!!- пропел, - Слышали, популярный хит в Голубых Гавайях нынче. Душевно, по-моему, - Остановился посреди комнаты, помахивая белым хвостиком и сложив мускулистые руки на груди – явно довольный своим исполнением. Нет, роки конечно знал мнение хозяина по поводу его вокальных данных, но что поделать, если душа поет?! Разве что пританцовывать и портить паркет пола не решился, все же он был очень воспитанный роки.

49

-Муса! Ради всего святого, не сейчас.
Взмолился тангеро, выслушивая сольную арию травмированного от рождения медведем роки. Не будь он сейчас так напряжен историей с Сидом, заворчал бы как обычно, обещая спустить певуна- козлонога с лестницы. Но сейчас было не до ворчаний, и не до шуток.
-Садись.
И тут же хлопнул себя по лбу. Потер лицо ладонями, массируя и разгоняя кровь.
-Прости. Совсем голова не работает. Прикрой дверь, пожалуйста
Мужчина потянулся за сигаретами, обнаружил, что лежащая на столе пачка успела опустеть и перекочевать бычками в пепельницу, пока сидел в Интернете. Поднялся, порылся в ящике письменного стола, в поисках "стратегического запаса", снова закурил. Вернулся в кресло за письменном столом, разворачиваясь лицом к мутанту. 
В комнате, вместе с кольцами дыма,  повисла пауза и качающийся на весах вопрос - просить, не просить помощи в столь щекотливом деле? Роки он знал почти пятнадцать лет. Да что там знал. Прожил и проработал бок о бок столько. В целом, они были вполне довольны и  друг другом, и клубом, и общим делом. Конечно, он был хозяином клуба, Муса- наемным работником, но и , "по совместительству" душой этого заведения. Достаточно ли этого, чтобы втягивать мутанта в чуждую ему передрягу? А с другой стороны- если не его, то кого? Философский вопрос, однако. Приятелей, как обычно, много. Выпить, покурить, потанцевать, потрахаться. А вот тех, на кого можно положиться... А у кого таких много-то?
Плюс, в этом деле нужна будет и физическая раб. сила, и умение держать язык за зубами.
-Муса, тут, понимаешь, какое дело. Помощь  мне твоя нужна. Приказать не могу. Не обязан ты по контракту. Но..

50

Роки нахмурился слегка, с еще большим подозрением глянув на мешок на полу, фыркнул не хуже племенного жеребца и закрыв дверь, на всякий случай припер ее крупом. Все равно он был крупноват для этой комнаты, а так надежнее.
Мусса не был шибко проницательным и тонко чувствующим парнем, но работая с Тао столько лет научился распознавать его настроения. То, что хозяин не стал, как обычно, журить его за пение, насторожило и заставило внимательнее отнестись к делу – похоже на этот раз что-то серьезное. К тому же в комнате было так накурено  - хоть топор вешай.
В детстве Мусе повезло, его, мелкого мутанта, взяла на свое попечение очень порядочная госпожа Бернадет. Конечно в доме он был прислугой – кто бы претендовал на иную роль, но, по сравнению с сородичами, ему сказочно повезло. Женщина обучила его не только основам счета и письма, что дало ему возможность в будущем успешно справляться с ролью бармена, а не вкалывать где-то на подземных заводах, но и вбила в дурную тогда голову роки несколько очень полезных истин.
« Не гонись за деньгами» говорила она, поглаживая тонконогого подростка по кучерявой голове « Деньги не принесут такому, как ты счастья в таком, как этот, мире. Но, если тебе удастся заслужить доверие достойного истинного, береги это, как наивысшую ценность» Мелкий Мусса тогда не до конца понял мудреную мысль, но постарался запомнить каждое слово доброй мисс Бернадет, и только с годами оценил тот дар, что получил ребенком.
Потому сейчас он был очень внимателен и собран:
-Клянусь рогами Джайя, вы не пожалеете, если позволите помочь вам!

Отредактировано Мусафаил (26.11.2010 12:01)

51

-Спасибо.
Скупая, короткая благодарность человека, которому некуда деваться. Короткое слово, но порой интонации говорят куда как больше, чем слова. Одно  и то же "спасибо" может звучать очень по разному. От мимолетно брошенного вежливого, до ставящего барьер отторжения. От интимного шепота в ночи, до восторженного крика. Сейчас "спасибо" прозвучало негромко и от души, с ощутимыми нотками облегчения. Словно камень, лежащий на плечах был с одной стороны неожиданно придержан чьей-то рукой.
Мужчина улыбнулся, при упоминании рогов Джайи. Странная, чудаковатая религия копытных мутантов не лезла ни в какие ворота. Но роки в это верили. Поклонялись неведомому Вану, опасались второй его ипостаси -Намбу и свято чтили прародителя Джайи. Клятва его рогами давала гарантии, что Муса не начнет болтать лишнего. Впрочем, "медвежий певун" и так умел держать язык за зубами о делах , хотя под настроение его рот мог не умолкать, рассказывая басни, сказки, сплетни, прибаутки желающим выпить гостям клуба. Последним это нравилось. Они задерживались подольше у барной стойки, увеличивая своей жаждой небольшую прибыль заведения.
- Муса, у тебя в подсобке кажется был лом. Захвати его с собой вместе с пакетом. Думаю, он нам понадобится.
Тангеро кратко рассказал, что произошло, и чем им предстоит заняться сегодня ночью.
-Думаю, нам надо приехать чуть раньше. Зайти на территорию кладбища по человечьи. А там уж дождемся темноты.
В самом деле, даже если сторожа и обходят  территорию  перед закрытием, все равно не возможно проверить каждый угол старого  погоста.
-Готовься часам к семи.

В семь часов от клуба отъехал странного вида фургон. Хотя.. почему странного?Не только же истинные должны как-то передвигаться по городу. А даже на четырех копытах много не набегаешь.

Кладбище Авентин

Отредактировано Таотао (26.11.2010 18:52)

52

То, что выдворили за дверь и не устроили полагающуюся взбучку, уже вызывало растущий интерес, а поощрение в виде выходного вместо нагоняя повергло в небывалое удивление. Так учудить, по мнению Пауло, хозяин мог разве что с пьяна или в канун великого праздника. Ни того, ни другого не предвиделось. Любопытство начинало распирать изнутри липким щекочущим чувством, поднимаясь к кадыку. Радость от полученного выходного отступила на задний план. Пареня распирало докопаться до сути. Он пропустил в дверь прогарцевавшего мимо скакуна, и сделал вид, что уходит, громко шлепая по ступеням каблуками парусиновых туфель. Обогнув пролет, и потоптавшись на месте приглушая звук шагов, молодой тангеро неслышно развернулся, и крадучись, ставя ногу с носка на пятку поднялся вверх.
Невесомыми шагами танцора Пауло пробрался к закрытой двери. Тело нагнулось, руки уперлись в косяк, а ухо прилегло к двери на уровне замочной скважины. Из комнаты просачивался густой запах никотина. Осталось напрячься, вслушиваясь в приглушенные голоса звучавшие за закрытой преградой.
Первые слова разобрать не удалось, четкости звука мешали пряди волос тихо шуршащие о дверь. Отведя их за ухо, парень прижался плотнее задерживая дыхание.
Лом… мешок… кладбище… Звучало воистину устрашающе. Казалось, что первые мысли о трупе, имели логическое подтверждение. Но что-то тут не вязалось. Труп везут на кладбище, а не едут за ним с лопатой.
Пауло не был примерным учеником в школе, не отличался особой усидчивостью, но, как и все мальчишки, любил истории о приключениях. Еще в шестом классе он, открыв рот, слушал рассказ очкастой училки о древних кладоискателях и разорителях могил, и повествование хозяина о компасе взволновало воображение, наделяя вещицу почти волшебными свойствами.
Раз клуб не работает и у меня выходной, я тоже пойду на кладбище. Муса – ломовой конь, а мозгов у него, как у мутанта. Загубит хозяина. Только надо тихо и незаметно.
Последняя мысль оказалась более чем здравой. Оттолкнувшись от двери, Пауло быстро и тихо засеменил по лестнице,
Дождавшись вечера, парень с видом знатока пялился в телевизор, просматривая второй тайм футбольного матча усиленно делая вид, что его не интересует одновременный уход Тао и роки.
Захлопнувшаяся дверь послужила сигналом. Услышав звук отъезжающей машины, парень рванулся с места с рвением ужаленного коброй мангуста. Не забыв закрыть бар, он уселся на старенький помятый мотороллер, давая газу в сторону кладбища.
Кладбище "Авентин"

Отредактировано Пауло (28.11.2010 18:57)

53

Библиотека "Авентин"

Договорившись  встрече и послав смс Мусафаилу, тангеро поймал такси и через пол часа уже открывал запертую дверь клуба с белым прямоугольником таблички "Закрыто". Редкий случай, когда с наступлением темноты "Брамадеро" не распахнул гостеприимно двери и зал не наполнился музыкой и людьми.
Было не привычно тихо и пустынно. Даже под утро, когда гости разбредались по домам, всегда казалось, что на дощатых полах продолжают двигаться в танце частицы их души.
Ни Пауло, ни Мусафаила еще не было. И второго очень не хватало сейчас, когда он пообещал ночному гостю ужин. Был бы здесь роки, не было бы проблем. Черные, умелые руки быстро  создали бы прихотливые изыски кулинарного искусства, так что не стыдно было  поставить на стол. Сам Тао , конечно, мог яичницу поджарить, холодную телятину нарезать, ну под настроение, сделать шашлыки, однако на званный ужин сих умений явно было не достаточно.
Полистав телефонную книгу, мужчина, не долго думая, позвонил в ближайший ресторан и заказал легкий, пикантный рыбный стол на двоих. Все таки ночь, и набивать желудки мясом было тяжеловато.
В ожидании заказа и гостя, поднялся наверх,  принял душ, смывая могильную землю, переоделся, тронул кожу  ароматизатором со сложным запахом кофе и горьковатой коры дерева с привкусом лаванды. Провел расческой по влажным волосам, стянул   в хвост кожаной бечевкой, мелком глянул в зеркало и криво усмехнулся-  "Старый ты хрыч, все молодишься". 
Спустился вниз, услышав звонок, впустил посыльного ресторана, предоставив ему сервировать столик в баре в "хозяйском" углу, а сам занялся дисками, подбирая музыку. Что он знал об Алене Торне, кроме того, что в его родовом древе мелькала фамилия Химмельборг? Известный диск- жокей, пользующийся большой популярностью у молодежи. Кстати, как-то даже видел мельком  его вечер в "Светильнике Джека", когда заходил переговорить с его владельцем. Тот и рассказал между прочим , что парень далеко не с улицы и имеет  консерваторское образование. По хорошему, надо, конечно, ради гостя  поставить диск с дарк эмбиент, но, но.. Против себя не попрешь, и , вздохнув, Тао отправил в дископриемник поблескивающий круг на собственный вкус.
Обернулся, и снова усмехнулся, оценивая преображение "хозяйского " угла, искусно выполненного официантом. Серый пластик стола скрылся под темной скатертью со светлой накидкой сверху, а сервировка сверкала начищенным до блеска металлом салатниц, судков с соусами, вилок и ножей.
"-Ы-хы-хы. К бабке не ходи, нужно было заказывать пиццу, бутылочное пиво и  фаст фуд  с сушеными кальмарами и орешками в соли. Но.. "
Засмеялся, расплатился с официантом и уселся ждать ночного гостя.

музыка

Отредактировано Таотао (03.12.2010 16:12)

54

>>> Квартира Алана Торна

- Вот что. Вообще-то это клуб, до 18 ни-ни, но ты же не согласишься ждать в машине, верно? – Алан успел не сто, а все сто тысяч раз пожалеть, обозвать себя идиотом, кретином в неизлечимой стадии. Ну вот зачем ему Вэнс? То есть, зададим вопрос иначе: зачем в принципе любой незнакомый подросток на работе? – Черт, придется соврать… например, что ты мой младший брат. Двоюродный. И тебя не с кем оставить. Почему я просто не оставил вполне самостоятельного парня дома? Скажем, ты только с аэропорта… тьфу ты.
Таксист (кое-какая практичность, несмотря на эпизод с Вэнсом, в Алане осталась: если предлагают оплатить, зачем жечь свой бензин?) изредка оглядывался на странную парочку. Хмыкал в усы-щетку – может, принял Алана за какого-то сомнительного типа (зачем взрослому мужчине ехать в пользующийся неоднозначной славой клуб в обществе подростка?!), может – своим мыслям; но ему платили, и автомобиль послушно скользил через вереницу разноцветных от огней  - рекламы, вывесок, биллбордов, - голиафских улиц.
Про клуб Алан слышал. В том числе, что это – «замаскированная» забегаловка; не из тех, возле которых топчутся мордовороты-секьюрити (фейсконтроль, золотая молодежь гуляет), но – гораздо приличнее, чем кажется; хотя и весьма определенного толка.
Алан испытывал любопытство, которое, несомненно, проявилось бы ярче – сунуть нос в каждый угол, если бы не Вэнс.
Вэнс…
- По крайней мере, здесь накормят, - усмехнулся Алан. – Идем.
Клуб показался неожиданно тихим. Алан машинально соображал – а час-то который? Поздно-то поздно, но заведения, в которых ему приходилось работать в это время зачастую только открывались.
Музыка. Легкая, ненавязчивая – очень подходила этому месту. Алан оценил игру оркестра, рок-баллада превратилась в подобие классического произведения. Принцип ди-джея. Граница между музыкальными жанрами… а она вообще есть?
Что ж, я могу сыграть и это.
А вот, вероятно, и владелец: худощавый человек средних лет; в нем было нечто неуловимое – то ли неприятное, то ли, напротив, притягательное. Алан почему-то подумал о шоу фриков.
- Здравствуйте. Вы, вероятно, мистер Лорка? – Алан протянул руку, рекламно улыбаясь.
«Щас он спросит, какого черта со мной потерял мальчишка…»
- Я Алан, а это мой… э, кузен.
Вранье, конечно.
- Он не помешает, правда, Вэнс?
Алан окончательно чувствовал себя идиотом. Вот так, иррационально.

55

кладбище "Авентин"

-Ничего, зад натренированный, переживет, - остановился чуть в стороне, рассматривая предмет обсуждения, пока Пауло возился с замком. Может и не прыгал бы так резко, не вздумай мальчишка дразниться, но если бы он это проделывал всю дорогу от могилы до ворот… Ну да, тогда бы тоже зад болел наверное. Фыркнул, отгоняя непотребные мысли и вспомнил, что хотел побыстрее смотаться из этого места.
-Молодец, -похвалил, когда мотор фургончика тихо заурчал. Хорошо, что Пауло справился так ловко и быстро, а то у наблюдавшего охранника вполне могли возникнуть вопросы, почему машину вскрывают ножом. К тому же прав у Муссы не было, о Пауло он не знал, но машина все равно принадлежала Тао. На самом деле, забираясь в фургон, роки был даже рад появлению мальчишки на кладбище, потому как самому ему было явно не добраться до почти другого конца города. А задерживать хозяина из-за этого от важных дел он тем более не хотел. Пообещав про себя сделать Пауло что-то приятное после, но только уж точно не говорить, за что, Муса высунулся в окно, сложив руки на подоконник, рассматривая родной для него, но такой незнакомый город. Может быть ему стоило побольше гулять и интересоваться чем-то, кроме бара. Тангеро рассказывал сегодня так много любопытного, о чем роки не имел ни малейшего понятия. Баек и историй то он знал предостаточно, но все это было или прочитано в книгах, или услышано от тех же посетителей. Или он просто выдумывал незатейливые сюжеты для тех, кто сегодня не нашел пару для танца и скучал за бокалом виски. Сегодня ночью выходной, можно было бы куда-нибудь сходить наверное, тем более что случались они так же часто, как Новый год.
По пустым ночным дорогам добрались они довольно быстро – все же это был не центр города, хотя ближе к Радуге улицы заметно оживились, и огнями и прохожими. Только в их клубе сегодня не горел свет. Фургон обычно паковался в небольшом дворике за зданием, там же, куда выходил запасной вход. Выбравшись со своего пассажирского места подождал Пауло и , когда тот закрыл дверь, легко подхватил и перекинул через плече, аккуратно, но крепко придерживая пониже ягодицы.
-Ну прости за зад, - голос был полон раскаяния и затаенного смеха, -А ты хорошо держался, -вспомнил, как парень удачно приспособился, словно опытный наездник совершая все эти приятные движения бедрами.
-Куда тебя доставить?

Отредактировано Мусафаил (03.12.2010 22:18)

56

Кладбище "Авентин".

С сожалением покидая место раскопок и поддавая газу Пауло быстро выехал на основную магистраль вклиниваясь в бесконечный ряд спешащих в ночи автомобилей. После неожиданно  свалившихся на голову и на более интересное место приключений, хотелось быстрее вернуться домой. Вернее в клуб, который парень заслуженно считал своим домом. Другого у него не было, да и не могло быть в теперешнем положении.
Быстрая езда закончилась плавной парковкой во внутреннем дворике. Захлопнув дверь ничего не подозревающий тангеро оказался перекинутым через плечо вися на подобии тряпичной куклы.
- Эй, полегче. Поставь меня! Я сам в состоянии идти. Нет, ну что ты делаешь? - побарабанив кулаками по широкой спине, он осознал тщетность попыток освободиться от захвата. – Если ты настаиваешь, то в хозяйскую спальню. Всегда мечтал поваляться на его кровати и стрельнуть пару сигар.
От смеха пробрало, и парень заливисто расхохотался, представляя себя на ложе Тао с сигарой в зубах. Он прекрасно понимал, что донесут его максимум до зала, а там поставят на ноги и в лучшем случае накормят запоздалым ужином. А еще после скачек и усиленной работы землекопа очень  хотелось принять душ, избавляясь от потной одежды.
Помещение маленькой гостинной для прислуги встретило приятным располагающим теплом. Пауло глубоко вдохнул, втягивая в себя воздух и запах спины роки.
- Муса, ты, когда последний раз мылся? Слушай, у меня тут идея. Если у нас выходной, то может, устроим себе праздник? Пивка попьем, ты что-то приготовишь, - повторно принюхавшись, и развернув нос к своей подмышке, парень скривился.  –  Вонючий попался покойник или нас сглазили, - признаваться в том, что он него пахнет не лучше чем от роки не хотелось. – Да поставь ты меня на ноги.
Брыкнувшись и изворачиваясь, Пауло сполз по плечу, упираясь ногами в пол. Рука уперлась в бок мужчины, стараясь сохранить равновесие. Ухмыльнувшись он быстро убрал ладонь, поднимая вверх вторую всем видом показывая: «Мол, извини, случайно вышло». Повторно прочувствовав аромат пота, и морщась от неприятных ощущений парень стянул с себя футболку. Стесняться того, кто круглый год ходит без штанов, казалось нелепым. Перекинув измятую и перепачканную ткань через плечо, Пауло развернулся, направляясь к ванне возясь по дороге с молнией и стягивая брюки.
- Я в душ.
Уже на пороге приоткрывая дверь и оборачиваясь в сторону Мусафаила, критическим тоном добавил:
- Тебе бы тоже не мешало. А вдруг на кладбище какую заразу подцепил?
Дверь захлопнулась, скрывая притворно зловещее лицо

Отредактировано Пауло (04.12.2010 01:25)

57

Проводил парня задумчивым взглядом темных глаз,  хорошо, что на своей работе, где чего только не повидал, научился оставаться совершенно бесстрастным внешне и не поддался на  такую откровенную провокацию парня. Сегодня истинный был на редкость дружелюбен… вроде бы. В любом случае вел себя лучше, чем обычно.
Подождав немного Мусса тоже вышел в закрывшуюся за спиной Пауло дверь и свернул в свою комнату, достаточно просторную для его габаритов с широким низким подиумом, заваленным одеялами и покрывалом, что служило постелью. Совсем не к месту тут смотрелся комод с кованными ручками – подарок Таотао, чтобы было куда сваливать ту немногую одежду, что была у роки, купленную по большей части тоже хозяином. В основном роки предпочитал ходить голым, тем более летом. Тут же стояло небольшое радио, из которого почти всегда лилась тихая музыка, не особенно важно какая. На полу, на комоде и возле кровати лежали, стояли и валялись книги, в основном художественная литература, а так же справочники по его основным занятиям –бармена, повара, электрика и прочее прочее. Нужно было еще книгу по воспитанию купить –подумалось, когда проходил в свою ванную, тоже благодаря хозяину довольно удобную –большая часть пола была выложена деревом со скосом к отверстию для воды, никаких шторок, стенок и прочего, зато к душу прилагался шланг. Включив воду встал под прохладные струи –не смотря на дождливость лето было действительно жарким м Пауло прав, освежиться сейчас было то, что надо, особенно после раскопок и скачек. От самого тангеро не приятно не пахло, по крайней мере роки этого не почувствовал. Скорее наоборот, его запах вызывал вполне здоровый животный интерес определенной направленности. Которому, впрочем, Мусса не планировал дать как-то развиться. Во первых –они вместе работают, во вторых, он истинный, в третьих –он заноза в заднице. Так что ну нафиг. Успокоив себя таким образом, подумал о пиве, что сейчас стоит в холодильниках, и мясо бы не помешало. Вообще проголодался, как пегас. Любопытно было –Пауло и правда к нему присоединиться, или просто подкалывал в очередной раз. Действительно сегодня он вел себя немного странно.

58

Наскоро освежившись и расчесав мокрые волосы, парень выудил из комода простую белую майку и собственноручно обрезанные до колен джинсы. Пятерня отгребла назад влажные волосы, открывая высокий лоб. Мельком взглянув на отражение темных глаз смотрящих из глубины зеркала он принялся натягивать одежду на тело покрытое мелкими каплями воды.
Что не говори, но Пауло чем-то напоминал Тао в юности. Парень видел старую пожелтевшую фотокарточку. Те же мелкие спиралевидные кудри, большие темные выразительные глаза, ладное телосложение и бесшабашная улыбка, открывающая ровный ряд белоснежных зубов. Подобное тянется к подобному, возможно, поэтому хозяин пожалел тогда избитого воришку найденного на заднем дворе, а быть может его поразил танец. Простые шаги с поворотами и выпадами, чистой воды импровизация под аккорды старого аргентинского танго.
Размышлять на подобные темы в выходной? Когда еще выпадет редкая возможность быть предоставленным самому себе? Так зачем портить отдых ядреной философией основанной на мыслях: « Почему и может быть»?
Можно было провести время с толком. Пошляться по ночному городу, развести кого-то на деньги, так чтобы Тао не узнал, прошвырнуться по старым знакомым или махнуть в «Большую маму». Но сегодняшнее происшествие радикально поменяло планы. Тащиться за сомнительными развлечениями, напрягая подорванные копкой силы и превозмогая болезненность после скачек, было попросту лень.
Расчетливость взяла вверх, а здравость рассудка четко расставила приоритеты. Зачем искать, что-то призрачное в остатках свободной ночи, когда рядом уже все есть: собеседник, еда, выпивка. А что собственно еще желать?
Осталось спуститься на кухню и гремя дверцей холодильника достать два пака. Взвесив в руках поклажу и рассудив, что для Муса три – идет, за один он сделал две ходки в гостиную, подхватывая зубами во время второй большой пакет с чипсами.
Маловато, конечно для роки, но если надо, то сам подсуетиться. Хлопком раскрыв пакет и привалившись на спинку дивана, парень щелкнул пультом старого СИДИшника извлекая тихую незатейливую мелодию. Распечатав пак он открыл банку и сделав несколько глотков блаженно потянулся. Теперь предстояло придумать тему разговора, чтобы расшевелить молчаливого бармена.

59

Закончив с душем роки насухо вытер полотенцем торс, встряхнулся, сбрасывая влагу с короткой шерсти и процокал в гостиную. Наверное легкое удивление все же отразилось на его лице, когда он застал там Пауло, да к тому же с пивом –думал мальчишка или завалится спать, или сбежит куда-нибудь дожигать ночь. Немного непривычно было видеть его в обычной одежде, не для выступлений. Все же танго требовало особого этикета в одежде, которая парню неизменно шла. Но так тоже было ничего, о чем и поведал, цапнув банку пива и ополовинив одним глотком. Слукавил, конечно, тангеро был красив в чем угодно, да и без ничего тоже.
-А вот с закуской нужно что-то придумать, пойдем, -взял упаковки пива на кухню. Правда прежде чем приступить к готовке, заглянул в основной зал и, заметив двух парней и самого Хозяина, что успокоило, тихо незаметно прикрыл дверь, решив не сообщать Пауло о посетителях, а то и туда еще влезет. Мало ли какие у хозяина дела, которые их не касаются.
Порывшись в холодильнике вывалил на разделочную доску свежий сочный кусок мяса, в руке сверкнул широкий разделочный нож. Сейчас, пожалуй, с такой вот улыбкой, он больше всего походил на дикого мутанта, историями о которых пугают детишек, чтобы не гуляли в Мондевиле. Хотя парня этим вряд ли впечатлить. Пока ждал ответ, допил пиво, внутри наконец то разлилось приятное тепло, правда чтобы напиться Мусе придется разорить бар.
-А ты как обычно проводишь выходные?

60

Едва слышный сквозь приоткрытые окна полуподвала шум подъезжающей машины, и мужчина поднялся, пошел на встречу жданному гостю. А вернее, говоря- гостям. Несколько неожиданно было увидеть в столь поздний час молодого человека в компании  подростка, но...
-Здравствуйте, Ален. Рад видеть вас, и сразу хочу принести извинения за то, что побеспокоил вас в столь поздний час. Проходите, располагайтесь.
Кивнул головой в сторону сервированного столика и перевел взгляд на рыжеволосого, болезненного вида  парнишку, понимающе улыбнулся .  Племянник... кузен... все старо и понятно, как мир. 
- И вы проходите, молодой человек. Я сейчас.
Стремительной походкой танцора мужчина вышел из бара, пересек зал и поднялся по лестнице. Расплатился с таксистом и вернулся в бар
- Если говорить официально, то сеньор Родригес.
Продолжил начатый разговор, придвигая к столу третье полу кресло  и на скорую руку добавляя еще приборы, бокалы, тарелки.
-Я ведь испанец, и у нас принято обращение по фамилии отца. Она идет первой после имени, а следом за ней фамилия матери. Так что -  сеньор Родригес. Но не здесь, Ален. В клубе меня все зовут Таотао, я привык  к этому. Согласитесь, это некоторым образом снимает излишнюю официозность.
Порывшись в запасниках Мусафаила, тангеро извлек на свет божий пару плиток шоколада, горстку сосательных конфет и большое, сочное яблоко. Наверняка у бармена было и еще что-нибудь, но поиски  на бесчисленных полочках и ящиках заняли бы уйму времени.   Водрузив сладости для мальчишки на блюдо, разбавил ими строгую элегантность рыбного стола и присоединился к гостям.
- Ален, сознаюсь, я вырвал вас из дома по ..несколько необычному делу. Но при хорошем раскладе каждый из нас сможет извлечь из этого определенную выгоду. Скажите, имя Михаэль Химмельборг вам что-нибудь говорит?
Налив в свой бокал белое  вино, и взглядом спросив, что налить гостям, краем глаза заметил во мраке танцевального  залв прогарцевавшего  с Пауло  на плече Мусафаила.
Сломанная удивлением бровь взлетела вверх.
"Однако"
В черных глаза запрыгали искорки смеха. И запоздалое осознание
"Черт, а я ведь в попыхах забыл им оставить ключи от фургона"


Вы здесь » Голиаф » Видения Голиафа » Клуб "Брамадеро"